«Нужно срочно разгромить Россию». Как увеличить экспорт украинского зерна по железной дороге в кратчайшие сроки — интервью

19 мая, 13:00
Эксклюзив НВ
Цей матеріал також доступний українською
Юрий Щуклин, советник председателя правления Укрзализныци (Фото:предоставлено Ю. Щуклиным)

Юрий Щуклин, советник председателя правления Укрзализныци (Фото:предоставлено Ю. Щуклиным)

Автор: Артем Ильин

После российского вторжения на территорию Украины, экспорт зерна через украинские порты остановился. Юрий Щуклин, специалист по зерновой логистике, рассказал о перспективах увеличения экспортных поставок через железную дорогу и морские порты Европы.

Из-за военных действий России, практически полностью остановилось торговое судоходство в украинской акватории Черного моря. В портах Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской и Донецкой областей заблокированы десятки судов и миллионы тонн грузов. В том числе с пшеницей и кукурузой. А так как наша страна — один из крупнейших мировых экспортеров продовольствия, то с каждым днем в мире растет риск глобального голода.

Видео дня

В 2021 году через порты Украины экспортировали 51,2 млн тонн зерна на $12,5 млрд. С конца февраля этого года морской экспорт остановился. Укрзализныця пытается организовать новые логистические маршруты, чтобы возобновить поставки на рынки Азии и Африки. НВ Бизнес поговорил с Юрием Щуклиным, советником председателя правления УЗ о том, реально ли увеличить экспорт зерновых грузов через западную границу страны и морские порты Европы. Спойлер: да, но есть условие.

— Сколько сейчас Украина может экспортировать зерна?

— В апреле было экспортировано чуть более 600 тыс. тонн зерна. По моему мнению, этот показатель может увеличиться до 1 млн тонн. Это именно по сухопутным коридорам.

— А больше?

— Мы упремся в ограничение провозных способностей иностранных примыкающих железных дорог и парка вагонов, который доступен в Европе для нашего зерна. Подчеркиваю, что речь о любом парке вагонов! Уже никто не говорит о зерновозах. Я, например, уже освоил использование полувагонов. Выбираем более-менее целые с глухим дном, тентируем их как грузовые автомобили…

— Почему так сложно?

— Этот ресурс в Европе ограничен, и никто не будет покупать новые вагоны. В 16−17 гг. вся Европа столкнулась с дефицитом вагонов. Тут либеральный рынок перевозок, поэтому все перевозчики начали покупать подвижной состав. Точно как у нас в 18−19 гг. Потом у них случился профицит, как у нас в 2020-м. И эти вагоны стояли без работы. Европейцы — люди прагматичные. Они это запомнили и повторять не собираются.

Они понимают ограниченный временной интервал эксплуатации вагонов [для перевозки украинского зерна]. Незачем покупать, чтобы они потом опять остановились. Поэтому нужно рассчитывать на имеющийся здесь избыточный парк. Или хотя бы на те вагоны, которые у них планировали обновлять.

— А такие есть?

— Сейчас ведется строительство вагонов по ранее размещенным заказам. Эти вагоны должны были встать на замену старым. Но замены не будет, они встанут в дополнение. А старые еще перед «смертью» походят какие-то полгода, пока мы ПОБЕДИМ Россию и разминируем море. На этом и строится мое предположение, что мы увеличим экспорт до 1 млн тонн в месяц.

Некоторые наши грузовладельцы уже строят логистику с использованием подхода, который мне нравится, и он еще не до конца освоен. Это контейнеры. Если зерновозов и других вагонов в Европе нет, то фитинговые платформы, на которых перевозят контейнеры, еще есть. И если контейнеры (как подвижной состав) поедут в порты Европы, то мы еще увеличим экспорт.

Перевозка зерна в полувагонах (Фото: НВ)
Перевозка зерна в полувагонах / Фото: НВ

— Что вы можете сказать о мощности пограничных ж/д переходов, где происходит переход с широких на узкие пути?

— Там есть перспектива увеличить пропускную способность. Причины ограничений сегодня крутятся вокруг довоенной зарегулированности, которую нужно отменить. Это технологии и процедуры, которые выполняют разные службы.

Плановая мощность переходов по зерну — 18 поездов в сутки или 731 вагон. А фактически сдаем — 14 поездов или 347 вагонов. То есть в 2 раза меньше.

— Что именно нужно сделать?

— Нужна политическая воля правительств ЕС и нашего премьер-министра. Пригласить к себе всех руководителей ведомств, чьи служащие (государственные, нанятые нами (!) выполняют процедуры на границе, и сказать: «Я не хочу слышать почему вы не можете сократить время своих операций. Я хочу, чтобы вы за три дня сказали, как, вы их сократите!». И они должны придумать. Некоторые предложения я лично делал на Координационном совете по вопросам логистики.

— А со стороны европейских партнеров нет таких ограничений?

— Есть, и еще какие! У них в 17:00 рабочий день заканчивается. Они нам колоссально помогают, но не будут они работать, как мы. Мы и до войны работали — по 25 часов в сутки.

— Что еще можно сделать с переходами?

— Крайне важно комплексное планирование перевозки. Что сейчас происходит? Отдельно планируется погрузка на украинских элеваторах. Отдельно планируется поглощение на европейских перевалках или терминалах. Отдельно планируется или вообще не планируется календарь передачи поездов на погранпереходах. Из-за этого Укрзализныця и прилегающие железные дороги кучу времени тратят на сортировку вагонов в поездах и подработку грузов перед переходом и после. Технологическое решение есть, но нет политического решения Кабмина дать ход идее комплексного планирования перевозок, нужна платформа для поиска партнеров, для облегчения обмена между субъектами логистической цепи для оптимизации потока грузов, как того хочет Еврокомиссия. Только эта процедура позволит увеличить передачу на переходах на 20−30%.

— А по каким направлениям выезжают составы с украинским зерном?

— Поймите, зерно должно ехать не в Европу, а к потребителю. То есть в те порты, откуда могут и готовы забирать покупатели.

Поэтому реально нужно смотреть на балтийские порты Гдыня и Гданьск в Польше и Констанцу в Румынии на Черном море. Остальные все недоступны для зерна или слишком дорогие по логистике.

Но Констанца скоро выйдет на пиковую мощность имеющихся средств механизации и перевалочных способностей.

Возможно, кто-то из наших стивидоров возьмет свое мобильное оборудование, средства малой механизации, которые простаивают в портах Украины, и поставит туда во временное пользование. Даже не надо ничего покупать. И таким образом усилят европейские порты, которые сейчас зашиваются от грузооборота.

— А согласятся ли европейцы?

— Именно об этом нужно сейчас просить Европу: пустите нас, наше зерно переваливать до разминирования Черного моря. Не наживайтесь на перевалке наших грузов.

Но бессмысленно наращивать мощность переходов и портов, если не будет подвижного состава. Нужно все три позиции двигать одновременно.

Есть еще одна огромная угроза. Это следующий урожай европейского зерна. Когда они начнут свое везти, то европейские фермеры выйдут нам на рельсы. Будет конкуренция с ними за все.

Украина — это зерновой монстр. Если мы зайдем на Европу со своими объемами, то мы ее «потопчем». Хоть они на дотациях живут и т. д. Но мы со своими объемами урожая, со своим подходом к ценообразованию, можем их сильно потрепать.

— Если везти через Румынию и Польшу, как сильно вырастет цена логистики по сравнению с украинскими портами?

— В три раза.

— Но это все равно терпимо?

— С начала войны и зерно подорожало. Поэтому для высокой маржинальности нашего сельского хозяйства — терпимо.

— А какая роль автомобильного транспорта?

— Весь транспорт сейчас, например, в Польше ездит с нашим зерном пока нет местного урожая.

Но сейчас было бы разумно везти зерно с восточных и северных областей Украины в порты Европы ж/д транспортом, а из западных — автотранспортом. Я понимаю, что это не рыночно, но во время войны нужно немножечко регульнуть.

— Есть ли понимание у участников рынка что делать с остатками урожая прошлого года и новым урожаем?

— Есть понимание и оно единственное. Но все боятся это признать. Нужно срочно разгромить Россию, чтобы она убралась из нашей части Черного моря. Даже гуманитарные конвои и коридоры не решат проблему.

Мы грузили 2200−2500 вагонов зерна в сутки. При нынешнем урожае, такая интенсивность должна была продлиться до середины или конца июня. Ни один новый ж/д переход с Европой или гуманитарный коридор не может эту цифру поднять. Нужно разобраться с путинской Россией и разминировать море.

— Иначе пропадет урожай?

— Это не самое страшное. А вот то, что люди [в разных частях планеты без украинского зерна] умрут от голода — это беда.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X