Держим финансовый фронт — Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка - фото
Партнерский проект

Держим финансовый фронт — Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка

4 января, 22:38

Подходит к концу 2022 год — первый календарный год полномасштабной войны в Украине. Война изменила жизнь каждого украинца и создала чрезвычайные вызовы во всех областях жизни, в том числе в банковском секторе. Несмотря на все, большинство украинских банков устояли, а некоторые из них даже укрепили свои позиции. Один из них — Коминбанк. Мы решили побеседовать о том, как в условиях войны работает банковская система, каковы основные вызовы и драйверы роста, с Председателем правления этого банка Татьяной Путинцевой.

Видео дня

Татьяна Путинцева,

Председатель правления Коминбанка

Давайте начнем с того, в каком состоянии ваш банк «встретил» войну?

К началу 2022 года мы подошли с достаточно хорошими результатами и большим запасом всех нормативов ликвидности. Банк был платежеспособным и не имел никаких проблем с выполнением своих обязательств перед клиентами и Нацбанком. Конечно, учитывая предыдущие непростые «ковидные» годы, нельзя сказать, что до 24 февраля у нас не было никаких сложностей.

Были обязательства по рефинансированию перед Национальным банком, если не ошибаюсь, 4,2 млрд гривен. Это обычная практика, такие обязательства есть у всех банков. Мы понимали, за счет чего и в какие сроки сможем погасить их. Были также планы развития и усиления позиций банка на рынке. Проводилась системная и стабильная работа.

Правда, начало года для нас было несколько омрачено непонятной на тот момент информационной атакой. Уже больше пяти лет единственным акционером Коминбанка является гражданин Великобритании Стефан Пол Пинтер, давно и абсолютно открыто проводящий инвестиционную деятельность. Соглашение было закрыто в полном соответствии с украинским законодательством. И тут вдруг в информационном пространстве начинают распространять откровенные фейки, мол, Стефан Пол Пинтер приобрел полный пакет акций непрозрачным способом, хотя у НБУ к соглашению не было никаких претензий. Упоминали также о введении временной администрации, угрожали банкротством. Честно говоря, в первый момент и у меня, и у господина Пинтера было искреннее удивление: а что вообще происходит?

Но, конечно, с началом широкомасштабного вторжения россии подобные вещи быстро отошли на десятый план, ведь нам необходимо было одновременно решать множество вопросов, важных как для функционирования банка, так и для обеспечения интересов клиентов.

Ладно, давайте поговорим о начале войны. Какими были основные вызовы и как их преодолевал Коминбанк?

Здесь можно выделить несколько основных групп проблем, с которыми столкнулись все банки. Первая — это обеспечение физической безопасности сотрудников и отделений, вторая — обеспечение непрерывности рабочих процессов, третья — общая ситуация на финансовом рынке.

Начну с последнего. Конечно, конец февраля — это была определенная паника и растерянность. Но, с другой стороны, осознание: есть вещи, которые кроме тебя никто не может сделать, потому что если поддаться панике — пострадает много людей: и сотрудники, и вкладчики.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Крайне сложным для всех банков был март. Все мы тогда вошли в ступор платежной ликвидности. Объясню — в марте многие клиенты начали выводить денежные средства с корреспондентских счетов. Были ограничения НБУ по физическим лицам, а большинство юрлиц начали выводить.

В те дни по всей банковской системе были задержки выплат на день-два, банковская система испытывала небывалую нагрузку.

Можно сказать, что ручной режим управления дал нам возможность устоять. Ну, а в конце марта НБУ подставил банкам плечо — принял решение о предоставлении рефинансирования в размере 30% от остатков на счетах физлиц. Мы воспользовались этой возможностью, для нас это был как глоток воздуха. Благодаря этому удачному решению мы смогли снять возникшую финансовую напряженность.

Как вообще была организована работа банка?

Хотя никто не верил, что начнется столь жестокая и бессмысленная война, накануне вторжения у нас был создан штаб, задачей которого стало обеспечение непрерывной работы банка.

24 февраля мы — весь топ-менеджмент — собрались в головном офисе. Первоочередными задачами стали обеспечение безопасности наших сотрудников, сохранение средств и материальных ценностей, принадлежащих нашим вкладчикам, сохранение ликвидности банка и его платежеспособности. В первые дни войны мы занимались отделениями, оказавшимися во временной оккупации — Буча, Ирпень… Нам необходимо было организовать эвакуацию персонала, материальных ценностей, наличных денег.

Мы максимально контролировали процесс вывоза людей. Например, эвакуировали людей и их семьи, которые работали в нашем магазине. Сначала разместили их в новом городе, а когда в июле открыли новые отделения — предоставили им работу, достойную заработную плату. Сотрудники часто сами находили жилье, размещались вместе с семьями. Нам также необходимо было знать, кто и где находится, у кого есть связь, у кого ее нет, ведь это тоже были риски, связанные с информационной безопасностью, которых мы должны были избегать.

Важную роль сыграл опыт работы во время пандемических ограничений — мы оперативно настроили дистанционную работу всех работников для того, чтобы обеспечить обслуживание клиентов и заверить их, что коллапса, несмотря на весь ужас, не произошло, что мы обеспечены наличными, что банковская система устояла и работает. Это было архисложно сделать, но мы с этим справились.

Далее определили, какие отделения будут работать. Некоторое время мы работали там в режиме закрытой двери для того, чтобы обеспечить порядок и предотвратить кражи, потому что активизировались различные группировки. А вот отделения на востоке, на тех территориях, которые оказались под оккупацией «орков», мы закрывали на некоторое время.

Были ли случаи мародерства?

Нам удалось выйти с минимальными потерями по наличным, хотя другие банки испытывали большие проблемы с этим. Несколько отделений были разграблены, сломаны сейфы, похищены деньги. Это происходило на юге и в Буче в момент оккупации, когда туда уже вошли орки. Но эти проблемы по сравнению с другими мы легко пережили, и когда из Киевщины вытеснили орков, мы одни из первых возобновили работу своих отделений в Буче и Ирпене.

Еще один вопрос, который встал передо мной как перед руководителем — оптимизация наших ежемесячных расходов. Мы переговорили со всеми нашими арендодателями и договорились о дисконте не менее 50%. Провели переговоры с партнерами, которые занимаются нашим программным обеспечением и договорились на частичный дисконт. В общем, удалось сэкономить до 40% по операционным расходам. Фонд заработной платы у нас составляет 13 млн гривен. Мы никому не сокращали заработную плату. Только работникам, уехавшим за границу и не задействованным в ежедневной операционной деятельности, временно приостановили выплату дополнительной части зарплаты.

Когда, по вашему мнению, удалось более или менее стабилизировать ситуацию? Уйти от «ручного» управления?

В середине весны, когда ВСУ начали постепенно вытеснять орков из Киевщины, Черниговщины, Сумщины. Начали возвращаться люди, менеджмент. Я помню наше совещание в середине апреля, здесь в офисе. Холодно, нет отопления… Я тогда сказала: «Коллеги, жизнь у нас одна и мы должны жить дальше. Никто нам не позволит пережить и переписать эти страницы нашей жизни, и эти времена мы должны с вами пройти достойно. Мы должны работать ради Украины. Мы должны работать на нашу Победу, работать ради наших клиентов, которые верят и доверяют нам собственные средства.

На том совещании мы решали, как работаем, куда двигаемся, ведь рынок изменился. И вот уже в мае мы показали первый рост комиссионных доходов, а в июне наши комиссионные доходы вышли на довоенный уровень. И это потому, что мы вовремя включились в процесс.

Что примечательно, в начале лета мы столкнулись с новой волной информационных атак. Причем базовый посыл был тот же: бывший владелец, надуманные связи с РФ, из нового еще начало звучать слово «национализация». Это было крайне неприятно, ведь надо было фокусироваться на решении практических вопросов, а здесь, как нарочно, нам «рисуют» какие-то придуманные репутационные претензии. В то же время стало понятнее, откуда «растут ноги» в этих атаках.

И откуда?

Смотрите. Зимой первая версия у нас была довольно проста: когда ты работаешь на уровне ниже среднего, не входишь в ТОП-20 банков, тебя никто не замечает и ты никому неинтересен. Другое дело — когда ты быстрыми темпами выходишь на определенный уровень, становишься заметным, и это не очень нравится конкурентам. Мы подумали, что это в первую очередь связано с тем, что кому-то не нравилось то, что мы вышли на более высокий уровень, чем были до 2020 года.

Но после 24 февраля «пазл» начал складываться. Как мы поняли позже, в конце 2021-го и начале 2022-го со странными «вбросами» сталкивался не только наш банк. То есть проводилась такая системная работа. Потом начинается вторжение и, как я уже говорила, клиенты начинают выводить капитал. Панические настроения вполне понятны, но они намеренно заранее подпитывались такими вот информационными кампаниями.

Поскольку в этих материалах были попытки дискредитировать не только конкретный банк, но и руководство НБУ. Нам, например, упрекали, что нашим акционером является заместитель руководителя Нацбанка Екатерина Рожкова. С одной стороны — полная чушь, это очень просто опровергается фактчекингом через государственные реестры, с другой — очень красноречивое свидетельство попыток расшатать банковскую систему в целом.

Отмечу, здесь дело не в нашем банке как таковом. Мы же реально оцениваем свои результаты и долю на рынке. Но если позволить себе параллель с тем, что сейчас орки делают с нашей энергетической системой: если выбить один элемент — для общей картины это не критично, но когда накапливается определенное количество выведенных из строя структур — для страны это становится большой проблемой.

Но в банковском секторе благодаря эффективной и системной работе регулятора, правительства, других задействованных государственных органов, критической ситуации, к счастью, удалось избежать.

Ну а июньские атаки уже были по этой логике вполне понятны: есть устоявшие банки, давайте будем снова пробовать их «качать». То есть логика та же, как и в энергетическом секторе, просто инструменты другие. Конечно, нельзя полностью исключать и недобросовестную конкуренцию, но при нынешних условиях, если кто-то так открыто подыгрывает россиянам — это не просто неприемлемо, это предательство и коллаборационизм.

На фоне войны и информационных атак у вашего акционера не возникало желания продать банк?

Ни разу. Наш акционер, как я уже говорила, гражданин Великобритании. Он для меня несколько похож на бывшего премьер-министра этой страны Бориса Джонсона. Не знаю, как так сложилось, но именно британские граждане, бизнес, политики больше всего поддерживают Украину. Также и господин Пинтер всегда выражал и оказывал нам поддержку. Он верит в банк и верит в Украину.

Так совпало, что он прилетал в Украину накануне войны. И после того как все началось, очень переживал. Конечно, мы находились в постоянной коммуникации — я согласовывала с ним все процессы, касающиеся деятельности банка, поддержания платежеспособности, поддержания непрерывности работы и операционной деятельности. Недавно мы провели независимый аудит. Выбрали одну из ТОП-10 международных аудиторских компаний — «PKF International». Они подтвердили, что информация о финансовом состоянии, финансовых результатах банка полностью соответствуют международным стандартам финансовой отчетности.

Давайте вернемся непосредственно к работе банка. Вы говорили, что нужно было погашать обязательства по рефинансированию. Как этот вопрос решался в условиях войны?

Уже в августе открылся вторичный рынок ОВГЗ, и мы за счет продажи с дисконтом смогли погасить избыточную сумму рефинансирования. Это позволило нам в течение периода с июля по ноябрь снизить ее с 3,9 млрд до 788 млн.

Кстати, это далеко не единственный момент, который я могу записать в наши успехи в этом году. Сентябрь стал первым месяцем, когда мы вышли на чистую процентную прибыль. Мы вошли в ТОП-20 прибыльных банков. По результатам первого полугодия у нас повысился кредитный рейтинг банка до максимально возможного уровня — uaAAA. Учитывая все, я считаю, это колоссальное достижение.

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка (Фото: Коминбанк)

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка / Фото: Коминбанк

То есть во время кризиса Коминбанк улучшил свои результаты?

Именно так. Мы ощутили рынок, потребность клиентов — временно переехавших в западные области, и в апреле открыли отделение в Ужгороде. Уже спустя месяц оно стало прибыльным! На базе этого отделения мы разместили свой резервный офис. Это полноценный офис, с рабочими местами, серверами, генераторами, со всем, что нужно, на случай, если что-нибудь изменится. Чтобы включиться оттуда в работу, нам понадобится буквально 5 минут, дабы запустить все процессы и начать работать. Мы когда-то начинали с Ужгорода, и вот, видите, туда возвращаемся снова.

Вообще за время войны мы увеличили количество наших отделений на 15. 26 декабря мы открыли наше отделение в Нововолынске. До этого в середине декабря открылось отделение в Днепропетровской области, в г. Синельниково. Там закрылось отделение банка «Січ» и мы разместили в этом помещении наше, трудоустроили персонал. Работаем. На востоке очень большая потребность в точках финансового обслуживания, и Коминбанк не может оставаться в стороне, не может игнорировать потребности людей.

Что касается персонала, нам удалось не только сохранить его состав, но и увеличить на 10%. Сейчас наша команда составляет более 500 человек по всей стране. И это, я считаю, основное достижение, потому что работа банка — это большая работа всей команды. Ни в коем случае это не работа одного человека — Председателя правления, заместителей. Это командная работа всех менеджеров, персонала, технических работников.

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка (Фото: Коминбанк)

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка / Фото: Коминбанк

Вы говорили, что весной наблюдался значительный отток капитала. Какая ситуация в Коминбанке сейчас?

Недавно мы разбирали наш портфель: со 100% депозитного портфеля в ноябре 60% заканчивал свой срок. Но нам удалось оставить 80%. Остальные — 20% — это стандартная миграция, так было всегда. И хочу сказать, что мы смогли не только сохранить вкладчиков, но и привлечь новых. Ежемесячно мы привлекали 60−80 млн грн депозитов физических лиц, и более половины из них это новые вкладчики. Люди нам доверяют.

Делаем все, чтобы увеличить клиентскую активность, в том числе за счет различных продуктов, условий лояльности, скретч-карт, других интересных вещей. Тем не менее кредит является одним из основных инструментов, который позволяет нам привлекать новых клиентов. Мы не останавливали кредитование. Конечно, оно не в тех объемах, которые были до вторжения, но мы сейчас кредитуем юридических лиц, обладающих большой скоростью обращения оборотных средств и большой маржинальностью бизнеса. Чтобы у них была возможность обслуживать процентную ставку на уровне 27−28% годовых.

Какой бизнес сегодня обращается за кредитованием?

Все компании переживают сложные времена и нуждаются в дополнительных ресурсах. Непосредственно к нам обращаются в основном компании, занимающиеся импортом топлива, продуктов питания, экспортом зерна. Сейчас импортируют генераторы, и мы помогаем нашим клиентам быстро проработать валютные контракты, чтобы у них не было простоев в оплате. Делаем со своей стороны все, чтобы ускорить бизнес-процессы.

Учитывая общую ситуацию, как вы работаете с клиентами, которые не могут вовремя погасить кредиты?

Если рассматривать кредитный портфель, то мы со всеми в диалоге, нет таких клиентов, с которыми коммуникация не происходит. Мы провели реструктуризацию основного долга — те кредиты, по которым уже включался срок погашения тела кредита, и мы пошли навстречу бизнесу — отсрочили его.

Что касается погашения процентов, у нас также произошла реструктуризация. То есть кто-то был не в состоянии погашать проценты в марте, в апреле, мы их реструктуризировали и предоставили возможность частичного погашения.

И третий инструмент — он очень важен, и я надеюсь, он продолжит работать — это президентская программа «5−7−9». Мы очень много наших кейсов реструктуризировали под эту программу, что дало возможность снизить процентную нагрузку на клиентов — должников. Да, у нас есть вопросы, потому что Фонд развития предпринимательства уже три месяца не погашает задолженность, но мы продолжим с ней работать. Мы проделали огромную работу в этом направлении.

Если же резюмировать, на сегодняшний день кредитный портфель у нас составляет 2,6 млрд грн, а в начале войны он был примерно 2−2,1 млрд грн. По состоянию на 1 декабря он вырос на 500 млн грн.

Сейчас перед страной встал новый вызов, о котором вы уже косвенно упоминали: удары россиян по энергетической инфраструктуре и перебои с питанием. Как это отразилось на работе банка?

Можно сказать, что условия работы экстремальные, ведь приходится решать дополнительные вопросы, связанные с энергообеспечением отделений, операционной деятельностью, инкассацией, связью… Проблем масса, но их нужно решать, поскольку мы несем ответственность перед нашими клиентами. Они должны получать полный доступ к финансовым услугам, и наша задача — обеспечить его.

Для этого мы обеспечиваем наши отделения резервными источниками электропитания, используем несколько альтернативных каналов связи, оптимизируем работу дежурных отделений, увеличиваем количество банкоматов и комплексов самообслуживания.

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка (Фото: Коминбанк)

Татьяна Путинцева, Председатель правления Коминбанка / Фото: Коминбанк

Национальный банк готовится к возможному блекауту и объявил о создании банковской сети POWER BANKING. Коминбанк принимает участие в этой инициативе?

Создание сети банковских отделений, которые будут работать в экстремальных условиях, чрезвычайно важна инициатива как для граждан, которые могут быть уверены, что при любых обстоятельствах будут иметь доступ к своим средствам, так и для обеспечения стабильности банковской системы. А стабильная банковская система в условиях войны — составляющая институциональной устойчивости государства в целом. И, конечно, один из залогов нашей будущей Победы. Такой финансовый фронт, если хотите.

Конечно, мы присоединились к инициативе POWER BANKING, ведь взаимопомощь и единство на сегодняшний день в Украине — это залог нашей устойчивости. Если не ошибаюсь, уже 13 наших отделений, как в столице, так и в регионах, вошли в эту общенациональную сеть.

Кстати, еще до создания этой сети на базе наших отделений мы организовали свои «точки незламності». Там в рабочие часы люди могут зарядить свои гаджеты, согреться, выпить кофе и, конечно же, решить финансовые вопросы. Даже если они не являются клиентами нашего банка. Эти отделения снабжены наличными, интернетом, электроэнергией, всем необходимым. Определяли их таким образом, чтобы это было максимально удобно для посетителей.

Война продолжается, впереди — 2023 год, что ждет банковскую систему впереди?

Главное совместное достижение Нацбанка, всех банков, клиентов в уходящем году — наша банковская система устояла. Все сработали как одно целое, как один механизм. И хотя у Нацбанка, коммерческих банков может быть разное видение, мы понимаем, что от нашего единства зависит состояние финансовой системы государства, его стабильность, финансовое положение наших граждан.

Если говорить о 2023 году, то в целом вызовы остаются те же, что и в этом году, связаны они в первую очередь с продолжением боевых действий. Конечно, никто не может просчитать все действия страны-агрессора, но благодаря ВСУ ощущаем определенную стабильность.

К тому же Нацбанк приступил к имплементации мер по усилению монетарной трансмиссии, в частности, повысил требования к обязательным резервам банков по текущим счетам в гривне и в иностранной валюте. При этом нам дали возможность покрывать до 50% общего объема этих резервов за счет бенчмарк-ОВГЗ.

Такие действия НБУ логичны и мы их приветствуем. Считаю, что они придадут стабильности финансовой системе. При этом ждем от НБУ взвешенное, то есть с учетом интересов всех стейкхолдеров, решение о сроках и доходности бенчмарк-ОВГЗ. Учитывая, что за все время войны регулятор делал все необходимое для обеспечения стабильности банковской системы, думаю, здесь также будут приняты правильные решения.

Итак, вместе держим финансовый фронт. Убеждена — мы справимся со всеми вызовами и не только устоим перед нашествием агрессора, но и победим!

Делитесь материалом




Радіо NV
X