Мы наращиваем наши усилия по трансформации в кулинарную компанию, — Дмитрий Морозов, МХП - фото
Партнерский проект

Мы наращиваем наши усилия по трансформации в кулинарную компанию, — Дмитрий Морозов, МХП

28 декабря 2022, 10:49

Дмитрий Морозов,

директор по развитию бизнеса клиентов МХП

Полномасштабная война, пришедшая в Украину, поставила под вопрос продовольственную безопасность — как, несмотря на обстрелы и сломанную логистику, доставлять потребителям продукты питания и стабильно кормить украинцев. Как с этим вызовом справилась компания МХП? Почему в компании не прекратили кулинарную трансформацию, начатую несколько лет назад? Как удалось удержать большую команду? Об этом рассказал Дмитрий Морозов, директор по развитию бизнеса клиентов МХП.

Видео дня

Дмитрий, с какими вызовами столкнулась компания МХП во время полномасштабного вторжения? Были ли вы к нему готовы?

Думаю, 99% украинцев не были готовы к полномасштабной войне. Мы в компании живо обсуждали, что это невозможно, нелогично, иррационально. Были ли мы готовы? Нет. Но довольно быстро адаптировались. Если говорить о вызовах, то первым было сформировать видение, как мы будем воспринимать эту войну, что будем делать как компания. Для этого весь топменеджмент МХП и владелец компании собрались в офисе 24 февраля в 8 утра и первым задали себе вопрос: какой будет наша роль в войне. Ответ был найден очень быстро. Наш приоритет номер 0, даже не 1 или 2, это — продовольственная безопасность Украины.

Понимая эту роль, мы не остановились ни на час. Смогли удержать людей на рабочих местах и контакт с нашими партнерами. Наши производства, логистика, продажи — все работало. Мы понимали: наша компания — один из крупнейших производителей продуктов питания в стране, и если мы остановимся, миллионы украинцев потеряют доступ к пище.

Люди МХП работали 24/7, решая, я уверен, очень типичные для всех проблемы: где продукты, где клиенты, где машины и как вообще куда-то доехать. Уделяли много внимания регионам, подвергшимся вторжению или обстрелам — педантично продолжали отправлять туда автомобили с продукцией. Отгружали продукцию для продажи и очень многое начали раздавать бесплатно. По состоянию на сейчас количество именно благотворительной продукции, которое от нас получили те, кто нуждался в этом больше, составляет более 13 тысяч тонн. Спустя несколько дней после начала полномасштабной войны в МХП уже был сформирован гуманитарный штаб. В нем наши работники занимались сбором потребностей от тех, кто нуждался в помощи в виде пищи.

Заботимся о продовольственной безопасности Украины — с этой мантрой мы работали в начале горячей фазы войны и работаем до сих пор. Не меняем этот приоритет компании, потому что понимаем, что должны кормить людей.

Так внезапно топ-менеджеры компании превратились в кризисных менеджеров. Вы сказали, что удержали рабочих на рабочих местах. Как вам удалось и как вы поддержали свою большую команду?

Мы удержали почти всех. Как именно? На своем примере показали, что остаемся в стране и продолжаем работать. Начали с коммуникации в первой половине дня 24 февраля. На всю компанию мы написали письмо, что работаем, поделились фотографией из центрального офиса МХП, на котором были весь топменеджмент и основатель компании, и рассказали о нашей роли. Затем еще отдельно руководители направлений коммуницировали со своими командами.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

В последующие дни тоже были постоянно на связи. В разных мессенджерах появилось немало групп наших команд. Эти оперативные каналы общения органично спустились по иерархии компании: любой человек, который имел подчиненных, создал группу, где проверял, все ли нормально у коллег. А потом появился канал, где мы объединили всю команду МХП, вообще всех, у кого есть смартфон. Там мы постоянно информировали, что происходит в компании. Этот канал успешно работает и сейчас.

Еще одно важное решение, которое мы приняли на этой встрече, — то, что мы все остаемся в Украине. Топменеджеры разъехались по разным регионам на наши активы, так же по нашим предприятиям постоянно ездил и владелец компании. Мы показывали, что мы остаемся в Украине и работаем, и постоянно общались с людьми на местах.

Во время войны мы все теряем, и это понятно. Как вы этот вопрос решали для себя? Возможно, было бы более рационально бизнес заморозить или приостановить хоть в каком-то сегменте? Было ли желание кормить страну настолько сильнее?

Наша философия была такой: после победы заработаем снова. Я думаю, что мы одна из немногих компаний, кто не изменил коммерческую политику. То есть мы и дальше работали с нашими партнерами на прежних условиях: например, если у тебя есть отсрочка платежа, она не отменяется — ты можешь по-прежнему платить по договору с отсрочкой.

Еще мы продолжили платить зарплаты и налоги с этой зарплаты. Также официально продаем весь товар и платим налоги с нашей коммерческой деятельности. Работаем так, чтобы и кормить людей, и поддерживать экономику страны, понимая, что механизм государства должен быть подпитан деньгами.

Знаю, что до войны у вас были планы по трансформации компании. А что произошло во время войны: вы изменили эти планы или продолжили работу по этому направлению?

Мы не изменили этих планов и продолжаем трансформироваться в кулинарную компанию. Сейчас мы на том этапе, когда хотим кормить не только качественной вкусной курицей, но вообще качественной вкусной едой. Единственное, на что в нашей работе повлияла полномасштабная война, — то, что мы на несколько недель приостановили производство дообработанных продуктов и сфокусировались на курятине. Но уже с апреля начали возобновлять производство новых и дообработанных продуктов. А сейчас даже наращиваем наши усилия по трансформации компании в кулинарную и ежедневно работаем, чтобы предлагать украинцам качественную и классную продукцию форматов ready to cook и ready to eat.

Сейчас это очень актуально, когда из-за отключения света ты просто не успеваешь приготовить ужин. Или просто нет времени готовить. Как вы учли эту тенденцию заранее?

Мы формулировали нашу миссию по трансформации компании в кулинарную, опираясь на понимании наших потребителей. Даже до полномасштабной войны было так, что в современном мире время — это самое важное. И несколько лет назад мы начали думать, как можем помочь украинцам высвободить драгоценные часы на более приятные дела, чем рутинное приготовление пищи — на хобби, семью, друзей. С этого и началась философия трансформации в кулинарную компанию.

Да, это не новый подход и более развитый в Европе. Но зная украинцев, наш характер и скорость, с которой мы развиваемся, мы поняли, что будем быстро догонять, а в некоторых вопросах опережать мировые тенденции. Поэтому мы из года в год наращиваем долю дообработанных продуктов в нашем портфеле. Также пытаемся привозить инновационные технологии, которых до этого не было в Украине, и привлекаем в команду ведущих шеф-поваров и кулинарных экспертов, которые строили рестораны и формировали меню.

Давайте немного поговорим о будущем. Что после победы Украины будет с компанией, которую вы представляете? Как вы видите это будущее?

Хотя война — это для нашей страны очень болезненный кейс, я уверен, что после победы Украина будет развиваться даже быстрее. Бренд «I am Ukrainian» сейчас суперпопулярный, и я надеюсь, что мы воспользуемся этим моментом и выведем Украину на совершенно новый качественный уровень. Как компания мы с 24 февраля сделали основательные выводы, как можем работать лучше: полномасштабная война отсеяла замедляющие нас вещи. Также мы стали более амбициозными. А еще максимально уверены в наших партнерах, которые вместе с нами заботятся о продовольственной безопасности и, несмотря на нестабильную ситуацию, готовы работать.

Фото: МХП; Артём Галкин для Forbes Украина

Делитесь материалом




Радіо NV
X