Зачем Украине зеленый тариф

16 июля 2018, 09:00
Цей матеріал також доступний українською

В последние два-три года благодаря зеленому тарифу Украина, наконец, начала обращать на себя внимание серьезных мировых игроков в области возобновляемой энергетики.

В Украине призывы к чему-либо новому и прогрессивному традиционно сопровождаются протестами против того же самого. Например, "За сланцевый газ и энергетическую независимость!" – "Против экологической катастрофы!", "За привлечение зарубежных инвесторов и создание рабочих мест!" – "Против свободных экономических зон и индустриальных парков!", "За развитие возобновляемой энергетики и сохранение окружающей среды!" – "Против зеленого тарифа!" Знакомо? Страшны не столько сами эти пустозвонные слоганы, как их несвоевременность. Ведь противники всего прогрессивного не только, как правило, не разбираются в предмете, но еще и понятия не имеют об экономическом, историческом и геополитическом контексте происходящего.

Видео дня

Если же взглянуть на энергетику, то глобальная картина такова: эпоха ископаемого топлива – нефти, газа, угля – стремительно уходит. Недавно генеральный директор корпорации Shell Бен ван Бюрден заявил, что его компания больше не нефтегазовая, а "компания переходной энергетики". Более того, ведущие мировые игроки отрасли и эксперты видят пик потребления углеводородов в начале или максимум до конца 2020-х. Это же подтверждают и неумолимые цифры: во второй половине текущей декады (2015–2020 годы) капитальные инвестиции нефтегазовых гигантов в новые проекты сократятся до $443,5 млрд, что вполовину меньше предыдущей "пятилетки", когда инвестиции составили $875,1 млрд (согласно данным норвежского агентства Rystad Energy). Мегапроекты с горизонтом 15–25 лет повсеместно замораживаются, от глубоководных шельфов Мексиканского залива и Нигерии до Арктики и канадских нефтеносных песков.

С углем дела обстоят не лучше: в 2014 году обанкротилась крупнейшая частная угольная компания Peabody. В 2017-м Китай отменил строительство 151 объекта генерации тепла и электроэнергии на угле, а Индия в этом же году отказалась от ряда подобных угольных проектов более чем на $9 млрд.

Что это означает для Украины? То, что никакой зарубежный инвестор не будет серьезно вкладывать в добычу нефти, газа и угля в нашей стране. Во-первых, в этом нет никакого экономического смысла. У нас нет новых крупных месторождений, последние ушли вместе с Крымом и черноморским шельфом, а сланцевой революции в Украине и Восточной Европе так и не случилось, прежде всего, из-за не оправдавшей надежд геологии. В нашей стране неразработанными остались лишь мелкие и средние месторождения. И те, как правило, с достаточно сложной геологией, вкладывать в которые дорого и рискованно.

В лучшем случае, предприятия Нафтогаз Украины и дюжина мелких и средних частных игроков будут пытаться повышать эффективность существующих скважин, добиваясь минимального роста добычи. При этом наша страна одновременно гордится как повышением добычи газа (на 3,1 % – до 20,8 млрд кубометров в 2017 году, Укртрансгаз), так и снижением его потребления (на 4 % – до 31,9 млрд кубометров в 2017-м, Нафтогаз Украины). Даже если мы не будем сбавлять темпы, наше внутреннее падающее потребление и вяло растущая добыча встретятся, в лучшем случае, через 10 лет.

Про уголь и перспективы его добычи с текущей ситуацией на Донбассе говорить вообще не приходится.

Есть мнение, что нас спасут атомные станции. Правда, никто не озвучивает тот факт, что в ближайшее 10 лет три четверти наших атомных реакторов нужно будет либо выводить из эксплуатации и консервировать, либо кардинально модернизировать, где стоимость реконструкции может доходить до $10 млн за МВт установленной мощности.

При этом доля возобновляемой энергетики во всем мире растет на 30–40 % в год. Во многих сопоставимых по населению с Украиной странах доля зеленой энергетики в общем балансе уже очень существенна: Германия – свыше 30 %, Польша – 13,5 %. В Украине по состоянию на начало этого года – 1,47 %. Причем стоимость, к примеру, солнечных панелей за последние 40 лет упала в 250 раз (это не опечатка) и продолжает снижаться.

В последние два-три года благодаря зеленому тарифу Украина, наконец, начала обращать на себя внимание серьезных мировых игроков в области возобновляемой энергетики. Один заход на рынок испанского мирового гиганта Acciona Energia с пилотным проектом в с. Дымерка Киевской области на 54,7 млн евро уже говорит о многом. Тем не менее это лишь начало пути, и любые непродуманные популистские решения или даже их обсуждение – об изменении правил игры, отмене либо уменьшении зеленого тарифа могут похоронить все эти многообещающие начинания.

Через зеленый тариф прошли и проходят фактически все страны, развивающие возобновляемую энергетику. Были и такие, которые рубили этот тариф с плеча ради ситуационных политических дивидендов или ввиду временной низкой цены на нефть. И, конечно же, потом сильно об этом пожалели, так как им достались судебные иски от инвесторов, как в случае с Испанией. Или зависимость от импорта энергоресурсов, как это случилось с Польшей, которая еще в 2017 году была самым крупным импортером российского газа в Европе.

Украине жизненно важно прагматично смотреть на все вышеописанные глобальные реалии и не повторять ошибки других стран. Лично я запрещаю своей команде использовать словосочетание "альтернативная энергетика", потому что даже в краткосрочной перспективе никакой альтернативы возобновляемым источникам энергии не существует.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X