Как финансовым услугам добраться туда, где нет электричества

29 марта 2019, 08:00

Десять миллионов украинцев лишены полноценного доступа к финансовой системе

Осенью прошлого года в Украине разгорелся почтовый скандал: «Укрпочта» собиралась закрыть 7 тысяч отделений в сельской местности и сократить несколько тысяч почтальонов. А также вовсе прекратить доставку пенсий в селах, если Пенсионный фонд не согласится на повышение тарифов за эту услугу, так как она для «Укрпочты» убыточна. В итоге ситуацию удалось решить выделением 500 млн гривен из бюджета, которые должны покрыть в 2019 году убытки компании от доставки пенсий в селах. В «Укрпочте» считают, что денег хватит лишь до середины года. А дальше проблема вновь проявится. 

Видео дня

Впрочем, украинская «пенсионно-почтовая» проблема не уникальна. Вопрос «последней мили» любых инфраструктурных услуг, в том числе финансовых, существует в любой большой стране, где есть далекие малонаселенные села. И даже в весьма компактных, но со сложным рельефом, как, например, Грузия, Армения или Непал. И мировой опыт показывает, что почтовые операторы хоть и важные, но далеко не единственные проводники финуслуг для людей, живущих в отдаленных и малонаселенных местах, куда банки и не подумают добираться. 

M-Pesa (в переводе с суахили — мобильные деньги) — наверное, самый известный в мире кейс финансовой инклюзии, когда финуслугами было охвачено порядка 17 млн жителей бедных стран Азии и Африки, которые до этого просто не имели физического доступа к банковским отделениям. Для абонентов мобильного оператора (так, сотовые телефону к моменту введения этой инициативы уже охватывали почти 100% населения таких стран) был разработан сервис платежных услуг. 

С его помощью можно было совершать все базовые финансовые операции — брать и выплачивать кредиты, открывать депозиты, получать социальные выплаты, переводить деньги между абонентами, а чуть позже — и совершать платежи с помощью мобильных телефонов. Роль банковских отделений, где можно было пополнить счет либо снять наличные выполняли точки продаж мобильных операторов. В отличие от банковского клерка продавца услуг мобильной связи и, соответственно, мобильных денег — можно было найти в каждом селе. 

Сервис, разработанный в 2007 году компанией Sagentia (позднее его перенесли на платформу IBM для Vodafone) за деньги Британского департамента международного развития (DFID), изначально был рассчитан на 6 млн человек в Кении. Но очень быстро сервис стал популярен и в Танзании, ЮАР, а также охватил Афганистан. А в 2014 году M-Pesa была запущена в Индии, охватив более миллиарда граждан. 

Правда, в отличие от Кении и Танзании, где мобильные деньги буквально «взлетели» (через два года после запуска, в 2009 году, количество транзакций в одной только Кении составляло 2 млн в сутки), в других странах успех M-Pesa был не столь оглушителен. Причем это касалось прежде всего стран с более развитым банковским рынком и преобладанием доли городского населения, например, Румынии. Но не только. Скажем, в Индии сервис тоже не приобрел фантастической популярности. Вероятно, потому что там предоставление любых финансовых услуг с 2013 года жестко завязано на использование ID-карт (так называемые карты «Аадхаар», в переводе с санскрита — «основа», которые необходимы индийцам, чтобы получить доступ фактически к любой услуге, от выплаты пенсий до оплаты школьного обеда и покупки SIM-карты), и против которых население до сих пор сильно протестует. 

С другой стороны, именно введение «Аадхаар» позволило наладить выплаты пенсий в отдаленных и физически труднодоступных районах Индии. С появлением таких карт пенсии, которые раньше везлись в далекие села наличными (в процессе перевозки денег, по данным The Global Findex Database Report, в буквальном смысле терялось до 2,8% от перевозимого объема), стали перечисляться на счета, привязанные к идентификационному номеру. С помощью такого счета индийцы могут рассчитаться примерно за 80 базовых услуг, например, покупки некоторых видов еды (хлеб, рис, масло), покупки зерна для посевов, страхования и даже операций с недвижимостью. Получение же наличных с ID-счетов в некоторых штатах Индии, в населенных пунктах, где нет банковских отделений, организовано благодаря выездному банкингу. Приезжающие банковские клерки имеют с собой считыватели для карт. Общей статистики по всем штатам Индии нет, но, например, в Тамилнаде количество граждан, начавших использовать финуслуги после введения схемы с ID-картами и привязанными к ним счетами, выросло на 47%. 

Анализируя опыт Индии, авторы исследования Findex также обращают внимание, что более низкая, нежели в Африке, активность использования мобильных денег может быть связана с низкой общей образованностью населения, в частности — навыками обращения с мобильными. Не говоря уже о базовом понимании, что можно делать со своими деньгами. Косвенно это подтверждает опыт Армении, где в 2016–2017 годах в 50 горных селах проводились двухдневные семинары по финансовой грамотности. Согласно данным Банка Армении, который инициировал кампанию, готовность участников воркшопов к открытию сберегательных счетов выросла после проведения образовательной программы почти на 70%. 

Можно приводить еще много примеров стран третьего мира, где пришлось решать сложную проблему доставки денег в населенные пункты, куда «долетит не всякая птица», а потом — еще более сложную проблему интеграции этих денег, а точнее — людей, ими оперирующих, — в финансовую систему. Они будут отличаться в деталях, но три базовые составляющие таких программ будут одинаковыми. Это: (1) технологии удаленной идентификации, (2) работа с финансовой грамотностью и (3) очень активное участие государства и/или международных доноров. Последний пункт является «краеугольным камнем» любых программ по финансовой инклюзии, так как коммерческий сектор не располагает ни необходимыми ресурсами, ни достаточной мотивацией, чтобы бороться за включение в экономику страны ее самых далеких — в прямом смысле слова — граждан. 

И еще один важный вывод: государство должно быть готово к комплексным программам финансовой инклюзии, а не просто к компенсации из бюджета неэффективных и всё более убыточных схем доставки наличных. Особенно, когда этот вопрос касается трети жителей страны, то есть более чем десяти миллионов. В Украине сейчас полноценно не включены в финансовую систему именно столько. 


Показать ещё новости
Радіо НВ
X