IT: не аутсорсингом единым

26 июля 2018, 09:00
360
Цей матеріал також доступний українською

Последнее время и Президент, и Премьер-министр любят бравировать цифрами роста доли ИТ в ВВП и экспорте. Показатели действительно впечатляющие – +25-30% в год.

Но здесь нужно отметить, что эти темпы достигаются скорее не благодаря, а вопреки действиям государства.

И если мы посмотрим на структуру экспорта ИТ, то увидим, что львиная доля – это аутсорсинг. А что это значит? Все верно, наши светлые головы создают продукт с высокой добавленной стоимостью для экономик других стран. А потому не видим мы ни высоких доходов украинских компаний, ни налоговых поступлений от высокомаржинального бизнеса, ни, что, пожалуй, самое главное, развития инноваций и роста конкурентоспособности нашей экономики. Максимум, чем довольствуется бюджет – налоги с доходов программистов, что, понятно, несопоставимо с доходами условного производителя программного обеспечения в США, для которого этот программист пишет код.

То есть в сухом остатке имеем талантливых исполнителей. И это очень здорово, но мало. Для развития инновационной экономики необходимы еще и инновационные предприниматели. И вот здесь у нас провал. На почти 130 тысяч программистов у нас всего около 3 тыс. стартапов. А ведь именно в стартапах зачастую рождаются прорывные технологии. Визионеры создают будущее, а их как раз нам и не хватает. Нам нужно растить собственных предпринимателей, которые будут мыслить масштабами изменения индустрий, а не чистоты написанного кода. Нам необходимо развивать так называемый «ген» предпринимательства. И здесь есть несколько путей решения этой проблемы.

Во-первых, необходимы изменения в системе образования. При чем на всех уровнях – от школы (а, возможно, и детского сада) до университета. Майкл Барбер, известный реформатор британского образования, вывел формулу хорошего школьного обучения = этика (знания+мышление+лидерство). Именно эти принципы применяются сейчас в обучении в Британии, Сингапуре, Южной Корее, Китае. И именно эти системы образования признаны лучшими в мире. Акцент делается на soft skills, которые являются основой предпринимательской деятельности. То есть со школьной скамьи должны прививаться навыки эффективных коммуникаций, лидерства, взаимодействия. Этика приучает к толерантности, а значит, к принятию разных точек зрения и более широкому кругозору, который развивает креативность. Кроме того, подход к знаниям должен быть практичным: где и как конкретно ребенок в будущем применит теорему Пифагора или законы Ньютона. Это дает привязку к реальности, что в последствии (в случае, например, научной деятельности) выливается в прикладные инновации, а не просто теоретические диссертации. Позже вместе с обязательными дисциплинами как базовая должна преподаваться и финансовая грамотность. Все это заложит основу для будущих поколений предпринимателей.

Но ведь есть и нынешнее поколение. И поэтому, во-вторых. Со времен Адама Смита в формулировке принципов рынка, в общем-то, ничего не изменились и это все также равновесие спроса и предложения. И логично предположить, что, если бы мы имели больший спрос на инновационное предпринимательство, у нас и предложение было бы выше. И если с внешним рынком все достаточно сложно из-за высокой конкуренции и доминирования развитых стран, но на внутреннем рынке у нас есть большой нереализованный потенциал. В известной тройной спирали Исковица инновационная экономика развивается через взаимодействие государства, университета (читай: науки и инновационных команд) и бизнеса. В разные времена и в разных странах роль государства менялась от регулятора правил до заказчика. В СССР эта модель тоже работала, только вместо бизнеса были госпредприятия, а роль поставщика инноваций играли НИИ. В Израиле драйвером коммерциализации изобретений являются университеты, которые работают в тесном контакте с профильными отраслями экономики. И, как правило, исследователи университетов знают потребности рынка и имеют опыт работы в индустрии. Университеты же занимаются и трансфером технологий. То есть вполне замкнутый цикл, в котором рождаются инновации, соответствующие потребностям экономики, а потом еще и экспортируются.

Сегодня в Украине, по данным госстата, 3875 государственных предприятий, большинство из которых глубоко убыточны. Более 80% основных фондов, согласно тому же госстату, изношены. Понятно, что большинство из них нужно ликвидировать или приватизировать, но оставшиеся точно требуют модернизации. И в мире, где уже Индустрия 4.0 шагает семимильными шагами, оставаться в 3-м – 4-м технологических укладах просто недопустимо.

У нас есть большой потенциальный внутренний рынок инноваций, на котором спрос будет обеспечен госсектором, а предложение – инновационными командами. Плюсы от такого взаимодействия посчитать несложно: рост эффективности и конкурентоспособности госпредприятий, рост инновационных решений, некоторые из которых, возможно, будут масштабированы на бизнес или экспортированы, рост количества рабочих мест, развитие культуры инновационного предпринимательства и т.д.

Конечно, инновационные команды не будут работать бесплатно. Им нужны стимулы и финансирование. И здесь есть несколько вариантов решений.

  1. Целевые фонды. Не самый простой и достаточно забюрократизированный способ. Да и все закупки все равно идут через Prozorro, которое все также на 70% оценивает предложение по цене. Но пробовать стоит.
  2. Украинский Национальный Фонд Стартапов, недавно проанонсированый господином Гройсманом, запуск которого запланирован на осень этого года.
  3. Донорские средства и гранты. Здесь можно вспомнить о Horizon 2020 и ЕБРР, как минимум. А там еще пройтись по миру в поисках средств.
  4. Государственно-частное партнерство. Тоже не самый простой путь, но при движении госсектора в сторону корпоратизации процесс должен пойти значительно легче.
  5. Инвестирование со стороны бизнеса, который в последствии сможет масштабировать решение.
  6. Ну, и никто не отменял краудфандинг. Тем более, что сейчас блокчейн открывает совершенно иные возможности.

Понимая необходимость и правильность такого решения, нужно создавать возможности, при которых госсектор будет взаимодействовать с инновационными командами. И если этого не делает государство, то необходимо делать самостоятельно. Что, в общем-то, уже понемногу и делается. Есть, к примеру, Платформа развития инноваций, которая помогает реализации инновационных проектов в оборонной сфере. С открытыми данными из госреестров работает 1991, а iGov, который начинался как волонтерский проект, перейдя в госсобственность, продолжит цифровизацию госуслуг. Кроме этого, сейчас создается более широкая платформа для взаимодействия госпредприятий из разных секторов экономики со стартапами. Задачей этой платформы будет агрегация стартапов для поиска инновационных решений конкретных проблем госсектора, которые не будут ограничиваться только лишь вопросом цифровизации и работы с данными.

В общем, если мы хотим построить светлое будущее с сильной инновационной экономикой, в которой львиную долю будет занимать высокотехнологичный, а значит, и высокомаржинальный экспорт, то действовать нужно уже сейчас. Нужно развивать инновационное предпринимательство и внутренний рынок инноваций. И если изменение системы образования – достаточно долгий процесс, то построение взаимодействия госсектора с уже существующими инновационными командами – вполне реализуемая задача в краткосрочной перспективе. Если, конечно, сам госсектор этого захочет.

Подпишитесь на журнал НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал