Мауро Лонгобардо о криминальных разборках, обвинениях АрселорМиттал в экоциде, модернизации и кадровом риске украинской металлургии

24 июля 2020, 09:00
НВ Премиум
Автор: Артем Ильин

Мауро Лонгобардо, генеральный директор АрселорМиттал Кривой Рог в интервью НВ Бизнес рассказал о риске криминальных разборок и кадрового голода, новых инвестпроектах и старых обвинениях от СБУ.

В конце прошлого года стало известно, что на АрселорМиттал Кривой Рог — крупнейшем горно-металлургическом комплексе Украины произойдет смена руководства. Вместо Парамжита Калона, который несколько лет управлял украинским и казахским активами корпорации ArcelorMittal, в Кривом Роге появится Мауро Лонгобардо.

Видео дня

В этом назначении было, как минимум, два примечательных факта. Во-первых, новый топ-менеджер ранее уже работал в Украине, в компании Интерпайп Виктора Пинчука. Во-вторых, функции Калона, который уже нашел новое место работы, разделили между тремя людьми. То есть можно было предположить, что в корпорации британского миллиардера Лакшми Миттала решили, что нужно сфокусироваться на работе по каждому из трех направлений. В своем первом большом интервью в Украине Мауро Лонгобардо подтвердил эту мысль, рассказав НВ Бизнес, как изменилась наша страна в глазах инвесторов за последние несколько лет, почему нужно усиливать сотрудничество с местными властями с перспективой на 20 лет, какие технологические изменения произойдут в АрселорМиттал Кривой Рог в 2020 году, 2−3-летней перспективе и многом другом.

— Как вы оцениваете техническое и организационное состояние АрселорМиттал Кривой Рог?

— Это крупнейшее в Украине горно-металлургическое предприятие, деятельность которого охватывает производственную цепочку от добычи железной руды до изготовления готовой металлопродукции. 15 лет назад наша компания приобрела этот меткомбинат в результате прозрачной приватизации. Тогда началась трансформационная программа перехода от советской модели к построению компании, которая работает в соответствии с лучшими международными стандартами и практиками. Я пришел сюда, чтобы завершить на предприятии начатое ранее. Сделано уже много, но впереди — ключевые проекты, которые позволят полностью преобразить АрселорМиттал Кривой Рог.

Мы инвестировали в модернизацию более $5 млрд после покупки предприятия. За весь этот период значительно уменьшили выбросы в атмосферу. Так, с 2006 года общее снижение выбросов составило более 42%. Но меняются стандарты, ужесточаются нормативы. Государство старается отрегулировать их в соответствии с европейскими. Чтобы работать по новым стандартам, у нас есть план — программа устойчивого развития. Это выведет предприятие на уровень «зеленого производителя». Я говорю об экологически безопасном производстве.

В ближайшие 3−4 года компания собирается реализовать значимые инвестиционные проекты, в том числе выделить объявленные ранее $700 млн на экологические мероприятия. Мы собираемся построить современную фабрику окомкования, новую систему газоочистки в конвертерном цехе, полностью модернизировать доменную печь № 9 и завершить модернизацию аглоцеха № 2. Самый долгосрочный проект — это постройка фабрики окомкования. В июле мы проводим окончательные переговоры с поставщиком. Думаю, что к концу 2023 года фабрика уже будет работать.

Товарная квадратная заготовка (Фото: Артем Ильин)
Товарная квадратная заготовка / Фото: Артем Ильин

Кривой Рог и Украина: как работать инвесторам и с инвесторами

— Правильно ли я понимаю, что вы продолжаете действовать без особых изменений в рамках стратегии, которая была утверждена ранее?

— Что касается перечня необходимых инвестпроектов, то больших изменений нет. Однако в этом году мы подготовили всеобъемлющую стратегию, которая касается не только решения экологических вопросов и инвестиций в производство, но также определяет лучшие практики в рамках промышленной безопасности и разъясняет нашу социальную ответственность, участие в социальных программах города, региона, страны. Именно это я называю стратегией устойчивого развития.

— Вы будете более активно участвовать в жизни города, области и страны?

— Это обычная практика для крупного бизнеса. Я не впервые работаю на градообразующем предприятии. Сейчас в нашу деятельность вместе с подрядчиками вовлечено около 29 тыс. сотрудников. Нам нужно активно сотрудничать с органами власти. Когда хочешь развивать компанию с перспективой на 20 лет вперед, то актуален не только вопрос инвестиций, но также развитие персонала. Будут ли люди, которые и в дальнейшем захотят работать именно в Кривом Роге? В связи с этим мы разработали комплексную программу по привлечению, обучению, развитию и сохранению молодых талантов, начиная с их последних лет в школе.

— Правильно ли я понимаю, что до этого предприятие принимало недостаточное участие в жизни города и страны?

— Времена меняются. Думаю, что сейчас нужно действовать активнее. Я не украинец, но вижу, что Украина находится на важном, динамичном этапе развития. Должно быть больше гибкости в коммуникации. Потому что в дальнейшем изменений будет намного больше. Мы хотим быть частью этого процесса, чтобы понимать ситуацию и оказывать поддержку.

АрселорМиттал Кривой Рог — один из ключевых инвесторов в стране, поэтому мы хотели бы осветить некоторые важные для нас моменты. Руководство государства пытается привлечь инвесторов. Если правительство сможет установить проактивный контакт с теми, кто работает в Украине сейчас, — это определенно поможет найти новых.

— Несколько лет назад вы уже работали в украинской компании. Можете ли вы оценить изменения, которые произошли в инвестиционном климате Украины, в ее взаимодействии с соседними странами за это время?

— Если даже крупнейшим в стране инвесторам приходилось бороться и прикладывать сверхусилия, чтобы стабильно и успешно работать, то предполагаю, когда другие потенциальные инвесторы наблюдают подобное из Европы, то могут думать примерно следующее: «У меня не такая большая компания. Нет достаточных гарантий, что принимаются правильные и своевременные решения, основанные на здравом смысле и законе, а не на иных аргументах, что работает судебная система, что это безопасная среда для моих инвестиций. Я лучше подожду и присмотрюсь».

Поэтому наш опыт эффективной работы в Украине или наглядный пример любой другой иностранной компании — лучше, чем тысяча слов.

Украина должна научиться адаптироваться к агрессивной реальности протекционизма, поддерживая своего национального производителя.

Проведены некоторые реформы в трудовом законодательстве, но на этом нельзя останавливаться. Есть определенные проблемы с защитой внутреннего рынка. Сейчас большинство стран мира активно защищают свои рынки от наплыва импорта. Украина должна научиться адаптироваться к агрессивной реальности протекционизма, поддерживая своего национального производителя. Бизнес-условия отличаются от тех, какими они были пять лет назад. Тем более важно быстро реагировать в кризисной ситуации, в обстоятельствах, в которых все мы живем в 2020 году. Если этого не сделать вовремя, не защитить рынок, то инвестор при анализе рисков едва ли выберет Украину для создания нового актива.

Страна переживает непростой, но очень важный период. Компания ArcelorMittal уже 15 лет инвестирует в Украину, и нам искренне важны ее благополучие и развитие.

— Что насчет обеспечения персоналом? Ведь в Кривом Роге много горно-обогатительных комбинатов (ГОК), которые должны конкурировать за кадры. И как повлияла ситуация с COVID-19?

— Этот год, конечно, — отдельная история. В настоящее время мы наблюдаем минимальный отток людей. В том числе и потому, что очень просел бизнес в Европе. Там многие люди в данный момент лишь получают пособия по безработице от правительства. В 2020 году отток персонала сократился в несколько раз и достиг рекордно низких за последнее время показателей. Мы прогнозируем, что эта тенденция — временная, но четко знаем, как можем удерживать своих работников.

Лично у меня нет ощущения что среди криворожских ГОКов есть большие проблемы, которые касаются конкуренции между местными компаниями. Средний возраст горняков достаточно высокий. С одной стороны — это опытные работники. Но, с другой стороны, тренд настораживает, поскольку нет молодежи, готовой начать производственную карьеру.

Население Кривого Рога, увы, сокращается. Отсюда уезжают молодые люди, хорошие специалисты, которые могут успешно использовать свой опыт еще где-нибудь в Украине или в Европе. Это создает негативный замкнутый круг. Полагаю, что над этой проблемой горно-металлургическим предприятиям нужно работать сообща.

— Какой уровень зарплаты на предприятии?

— В целом в черной металлургии в мае 2020 года средний уровень заработной платы был 17,5 тысяч грн, средняя зарплата по Украине — 10,5 тысяч грн, а в АрселорМиттал Кривой Рог этот показатель превысил 18 тысяч грн и за 5 месяцев текущего года составил более 20,5 тысяч грн.

— Задам провокационный вопрос. Недавно президент Зеленский поручил возродить в Кривом Роге футбольный клуб Кривбасс. Много лет назад комбинат пытались привлечь к его финансированию, но тогда не получилось. С учетом того, что вы из Италии, где футбол почти религия, к вам уже обращались за помощью?

— [смеется] Люблю футбол. Кстати, я фанат Ювентуса. В целом, в ArcelorMittal мы не оказываем прямую поддержку спортивным ассоциациям или клубам. Нам важнее сосредоточиться на поддержке местных сообществ. К примеру, в рамках разумных бюджетов мы стремимся участвовать в обновлении инфраструктуры в Кривом Роге. Так, реконструкция стадиона является необходимым шагом для достижения долгосрочных целей футбольной команды. Насколько я понимаю, местные компании сообща участвуют в ремонте крупного городского стадиона.

— В прошлом многие топ-менеджеры АрселорМиттал Кривой Рог сталкивались с давлением со стороны криминальных структур. Были перестрелки, угрозы физической расправы. Не видите ли вы риска повторения подобного?

— Наслышан, что давление, угрозы, поджоги машин руководителей — это была реальная ситуация в прошлом, в момент прихода иностранного собственника на предприятие. Нельзя на 100% гарантировать, что это не повторится, но сегодня мы не видим чрезмерной опасности. Я довольно прямой человек. Когда я управляю компанией, то мои правила понятны для всех с самого начала и до конца. Нет каких-то скрытых идей, нет побочного видения. Исходя из моего опыта, когда все это четко понимают, то стараются адаптироваться под обычную нормальную практику.

Мауро Лонгобардо, АМКР (Фото: АМКР)
Мауро Лонгобардо, АМКР / Фото: АМКР

Новые проекты и старые проверки

— В прошлом году на предприятии проводились проверки со стороны экологической инспекции, был визит СБУ с арестом оборудования, обвинением в экоциде. Чем закончилось эта история?

— Расследование по данному делу продолжается. Мы ожидаем непредвзятого и объективного расследования. По нашему мнению, его итогом никак не может быть вывод о том, что крупнейший иностранный инвестор Украины с 2005 года умышленно осуществлял массовое уничтожение растительного и животного мира для того, чтобы вызвать экологическую катастрофу.

АрселорМиттал Кривой Рог — промышленная компания, работа которой укрепляет экономику Украины. Комбинат работает в стране уже 86 лет. Участие в политповестке определенно не является целью для предприятия, так как это приведет к тому, что вместо развития бизнеса, решения проблем, реализации инвестпроектов, нам придется фокусироваться на том, что несет грядущий день в зависимости от политической ситуации.

Это ужасающе неэффективно, более того, может привести к катастрофическим последствиям для предприятия. Небольшой пример: в прошлом году обыск СБУ отсрочил реализацию проекта третьей МНЛЗ [машина непрерывного литья заготовок — НВ Бизнес] на несколько месяцев. Но сейчас мы имеем доступ к оборудованию, ведем пусконаладочные работы.

— Можно ли по итогам той ситуации сказать, что менеджментом предприятия были допущены ошибки в презентации того, что вы делаете? И какие вы сделали выводы?

— В последние годы АрселорМиттал Кривой Рог, как и Украина в целом, работали в поистине сложной ситуации в силу различных, как внутренних, так и внешних факторов. В сложившихся после 2014 года обстоятельствах вызовы для крупных предприятий стали во многом беспрецедентными. Однако при этом критика затмевает все разумные инициативы либо альтернативы, с помощью которых бизнес пытается сохранить стабильную, успешную работу — для компании и ее сотрудников.

На данном этапе мы четко понимаем, что необходимо заново наладить коммуникации с различными группами наших заинтересованных сторон, предметно поделиться нашим виденьем ситуации и дальнейшего устойчивого развития. Важно, чтобы бизнес мог продолжать спокойно работать. Разумеется, с соблюдением всех взятых на себя обязательств — в том числе экологических. Так, мы более не используем устаревшие технологии — окончательно выведены из эксплуатации мартеновский цех и первый участок блюминга.

— Уже все три МНЛЗ работают? Вышли на проектную мощность или нет?

— Пока еще нет. В первом квартале как раз начался запуск второй линии. Надеемся, что к концу этого года получим все необходимые разрешения и начнем производство на проектной мощности.

— Вы сказали о строительстве фабрики окомкования. Это новый проект. Правильно я понимаю, что вы будете производить окатыши для собственных нужд?

— Да, именно так. Сегодня мы используем только агломерат. У нас работают три аглоцеха. Идея состоит в том, чтобы оставить один, причем полностью модернизированный. Два других мы заменим новой фабрикой окомкования. Это позволит снизить потребление кокса. Соответственно, мы сможем остановить две устаревшие коксовые батареи. Таким образом экологическая проблема будет полностью решена.

— С каким содержанием процента железа будут окатыши?

— Мы разрабатываем проекты, чтобы увеличить содержание железа в железорудном сырье до 68%. Сейчас в среднем показатель 65,3%.

— Насколько я знаю, после замены агломерата на окатыши необходимы изменения и в доменном производстве.

— Верно, поэтому у нас на 2023 год запланирована полная реконструкция доменной печи № 9. Сейчас на предприятии в работе четыре доменные печи: №№ 6, 8, 7, 9. После окончания модернизации «девятки» мы планируем вывести из эксплуатации седьмую доменную печь.

— Объем производства сохранится?

— Да. Максимальная производительность будет примерно 20 тысяч тонн чугуна в день. Это максимум.

— Ну, это более 7 млн тонн стали в год!

— Поэтому за эти 2−3 года нужно определиться, как использовать этот объем чугуна, ведь сейчас мы можем производить около 6 миллионов тонн стали.

В настоящее время непросто определить стратегию так, чтобы зафиксировать ее на 20 лет. Компания должна быть гибкой, динамичной и уметь быстро реагировать. Например, из-за ситуации с COVID-19, мы во втором квартале этого года увеличили экспорт руды в Китай, поскольку в Европе сократился спрос на готовую продукцию. Сейчас объемы продаж стальной продукции могут восстановиться, но неопределенность все еще присутствует. Необходимо научиться быстро переориентировать продажи, буквально за две недели.

Преимуществом АрселорМиттал Кривой Рог является тот факт, что в зависимости от состояния рынка у нас есть возможность выбирать, что продавать: готовую продукцию, полуфабрикат или железную руду.

Производство квадратной заготовки на АМКР (Фото: Артем Ильин)
Производство квадратной заготовки на АМКР / Фото: Артем Ильин

Что производить и кому продавать

— Вы сказали, что увеличили продажи руды. Это в рамках Группы или сторонним потребителям в Китай?

— Исходя из обычной практики и логистики мы продаем железную руду другим предприятиям корпорации, но если их спрос снижается, как произошло в первом полугодии из-за ситуации в Европе, то мы можем предлагать эти объемы рынку.

— В завершение вопроса вариативности. Раньше допускалось строительство мощностей для производства плоского проката. Эти планы остались?

— Скажем так: вопрос на повестке дня все еще есть. Нас интересуют любые альтернативы, которые в результате позволят производить дополнительные объемы продукции. Мы будем анализировать эти возможности в ближайшем будущем.

— Вы говорите о стратегии сбыта. Но одним из ваших первых кадровых решений стали изменения в руководстве служб сбыта и маркетинга. С чем это было связано?

— Изменения в организационной структуре диктуются результатами, которые мы ожидаем получить от общей обновленной стратегии. После реорганизации мы фактически создали конкуренцию между нашими коммерческими командами, которые работают на разных рынках.

Кроме того, я предпочитаю, чтобы структура была горизонтальная. В целом, это требует больше усилий со стороны генерального директора, но при этом позволяет контактировать с большим количеством подчиненных, когда видишь их рост внутри организации.

Кадровые изменения — абсолютно нормальный процесс для любой компании, которая остро нуждается в обновлении.

— В Украине у вас создана собственная сеть складов металлопродукции. Также вы работаете с крупными дистрибьюторами: Вартис, Викант, Каскад и другие. Планируете ли вы на внутреннем рынке Украины сохранить существующую схему? Или могут быть какие-то изменения?

— Украина для нас — это ключевой рынок. «АрселорМиттал Кривой Рог» — крупнейший в стране производитель металлопроката, мы хотим продавать готовую продукцию, расширять продуктовую линейку. Нам очень важно сохранить долю рынка в Украине и даже несколько нарастить.

В наших планах — дальнейшее развитие цепочки сбыта. Я лично встречался со всеми клиентами, о которых вы упомянули. Считаем их, скорее, партнерами, а не клиентами. Мы должны обеспечить поставки любой продукции, которая потребуется им в рамках нашего ассортимента. И важно, чтобы у нас по этой продукции была достаточная маржа.

— Как планируете работать на международных рынках?

— Там чуть другая игра. У нас есть традиционные рынки: Средний Восток, Ближний Восток (Турция, Ливан, Израиль) Африка и страны Персидского залива. С недавнего времени рассматриваем Китай, как интересный для нас рынок, хотя, вероятно, это временная ситуация. На протяжение последних 3−4 месяцев Китай активно импортировал заготовку и железную руду.

Но я думаю, что Китай вскоре загрузит собственные металлургические мощности, и мы вернемся к своим привычным рынкам. Там ситуация сложнее, потому что влияет не только коронавирус, но и политика протекционизма. Также нельзя исключать политический фактор. Например, волнения в Ливане привели к тому, что туда рискованно отгружать продукцию. Резкий подъем и спад спроса — тоже серьезный вызов. Все это усложняет жизнь команды продаж.

Партнеры конкуренты и личный контракт

— Недавно Европейский банк реконструкции и развития заявил о кредитовании совместного предприятия ArcelorMittal и Air Products (США) по строительству новой воздухоразделительной установки. Почему предпочли этого производителя?

— Мы провели тендер в Украине, в котором принимали участие и другие поставщики. Однако Air Products предложили самый лучший вариант с технической и коммерческой точек зрения. Поэтому они тендер выиграли.

— Это будет равноправное партнерство?

— Нет. Там сложный механизм, но в итоге он обеспечит выгоду для обеих сторон.

— В этом случае кто больший инвестор для Украины: АрселорМиттал или Air Products?

— Крупнейший иностранный инвестор в Украине — это АрселорМиттал! (улыбается).

— Вы будете их единственным потребителем?

— Да. Но согласно контракту, у нас будут определенные обязательства.

— Кстати о контрактах. С вами на сколько лет подписан контракт на управление «АрселорМиттал Кривой Рог»?

— Контракт бессрочный.

— Какие у вас отношения с Укрзализныцей?

— Рабочие отношения. Пока никаких крупных проблем не видим. Ситуация во втором квартале этого года была не слишком благоприятной для Укрзализныци. В связи с уменьшением деловой активности из-за распространения COVID-19 и карантинных ограничений сократился объем перевозок и возник профицит вагонов. Посмотрим, как будет развиваться ситуация, когда рынок вернется в исходную позицию (на докризисный уровень).

Вероятно, вы знаете, что Укрзализныця планирует изменить ж/д тарифы. Конечно, мы против этого. Но посмотрим, каким будет второе полугодие.

— А по стоимости электроэнергии что скажете?

— Недавно нам пришлось отметить, что тарифы на электроэнергию в Украине выше, чем в Европе. Это, в частности, наблюдалось в течение двух кризисных месяцев, в марте-апреле этого года. Мы подняли этот вопрос. Сейчас мы покупаем электроэнергию у трейдеров по итогам тендеров. Но отмечу, что появились некоторые подвижки со стороны правительства. Рассматривается возможность покупать напрямую у атомных станций. Если мы сможем напрямую вести переговоры с Энергоатомом, это предположительно будет гораздо удобнее.

— Какие у вас отношения другими металлургическими компаниями: Метинвест, DCH, Интерпайп, Ferrexpo? Ведется ли борьба за сырьевую базу, рынки сбыта? Или достаточно пространства, чтобы избежать конфликтов?

— У нас достаточно пространства. Это связано с тем, что основные виды продукции, которые мы продаем, отличаются, несмотря на некоторую схожесть. Метинвест специализируется на плоском прокате. Ferrexpo — на окатышах, Интерпайп — на трубах. За АрселорМиттал Кривой Рог — арматурный прокат и сортовая металлопродукция.

Можно сказать, что мы не конкурируем с другими предприятиями за ресурсы. Исключение может составить разве что металлолом, однако в любом случае рынок всегда находит точку равновесия в балансе поставок.

— Как карантин повлиял на отношения с персоналом и контрагентами?

— Украине, можно сказать, повезло, что здесь с этой проблемой столкнулись позже, чем другие страны. Соответственно, смогли лучше подготовиться: процедуры, протоколы, поддержка людей. Мы также постарались быстро активизировать все имеющиеся резервы, чтобы снизить затраты, сохранить бизнес и весь свой коллектив. Делали все возможное, чтобы не только предупредить распространение инфекции, защитить своих работников и членов их семей, помочь городу в борьбе против вируса, но также сохранить уровень производства. Загрузка наших мощностей не опускалась ниже 75%.

Не хочу показаться слишком оптимистичным, поскольку у меня много друзей в Италии. Они рассказывали, насколько все сложно. В любой день ситуация может полностью измениться. Будучи частью международной компании, мы видели весь масштаб бедствия на мировой арене. Потому даже сейчас, в условиях адаптивного карантина и некоторых послаблений в Украине, на нашем предприятии сохраняются все строжайшие меры, чтобы противостоять распространению вируса.

До сегодняшнего дня подтверждено лишь девять случаев заболевания коронавирусом среди работников по нашему предприятию. Три человека уже поправились. Остальные на самоизоляции без серьезных симптомов.

Мы внедряем ряд инвестпроектов совместно с европейскими подрядчиками. Со стартом карантинных ограничений в мире все они были вынуждены снизить свою активность. Только сейчас начинают возвращаться. В июле к нам уже приедут партнеры из компании Danieli, которые уехали в конце марта. С местными подрядчиками мы попытались быть максимально гибкими, чтобы не останавливаться и не прерывать реализацию инвестпрограммы.

Честно говоря, меня тревожит вторая половина года на фоне прогнозов о второй волне коронавируса. Нам нужно держать этот вопрос в фокусе. Но я твердо уверен в профессионализме команды АрселорМиттал Кривой Рог, в этом году мы вместе преодолели уже множество трудностей и идем дальше. На качественное обновление всего комбината необходимы два важнейших ресурса — деньги и время. Несмотря на все испытания, компания готова инвестировать, но нам необходим временной запас, чтобы модернизация принесла максимальный эффект.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X