Мобильная связь и вызовы на фоне вторжения. Как Украина, несмотря на войну, остается на связи?

18 июля, 15:56
Партнерский проект
Украинские операторы заранее готовились к российскому вторжению (Фото:lifecell)

Украинские операторы заранее готовились к российскому вторжению (Фото:lifecell)

Несмотря на полномасштабную войну и опасения экспертов, Украина остается онлайн. Как это все работает, почему россиянам не удалось убить украинскую связь и как нам помогли шведские технологии?

Вспомните первые дни войны. Постоянное обновление соцсетей и новостных сайтов, бесконечные апдейты по тому, где находится российская армия и как ВСУ и ТРО дают им отпор, видео с разгромами российских колонн и работой Байрактаров — все это было лишь маленькой частью несущихся по всей стране информпотоков.

Видео дня

Связь была и остается одной из важнейших потребностей нашего времени. Мир стал таким, что без качественной связи жить почти невозможно, а если кто-то пропадает из сети на несколько часов, это уже немалый повод волноваться.

Важность связи понимали и россияне. Одновременно с началом наземного вторжения они провели кибератаку против компании Viasat, предоставляющей услуги высокоскоростной широкополосной связи коммерческим клиентам и армии. Аналитики называли эту кибератаку едва ли не самой мощной за последние годы, а заместитель председателя Госспецсвязи Виктор Жора позже подтвердил, что из-за этого взлома часть украинской армии осталась без связи.

Не стоит также недооценивать потребность гражданских позвонить по телефону или воспользоваться мобильным интернетом — особенно в начале войны, когда события развивались очень стремительно. Если бы у людей исчезла возможность следить за новостями или звонить близким, это вызвало бы мучительную панику. Именно поэтому особенно важна работа телеком-операторов, чтобы все оставались онлайн и могли в любой момент связаться с родителями или друзьями и убедиться, что с ними все в порядке.

Устойчивость сети — залог стабильной связи

Еще на стадии строительства телекоммуникационные сети планируются так, чтобы не было одной критической точки, в которую может попасть ракета или бомба и отключить связь по всей стране. «Основной принцип построения телекоммуникаций — это устойчивость к чрезвычайным ситуациям», — объясняет Владимир Яренко, руководитель департамента сети коммутации в lifecell.

Конечно, есть определенные ключевые узлы, отключение которых может привести к потере связи, как это, например, произошло в Херсонской области.

Еще за два месяца до начала полномасштабного вторжения в lifecell начали работать над перемещением оборудования из областей, граничащих с Россией, ближе к центральным и западным регионам. В этом компании помогала шведская компания Ericsson, которая предоставляла дополнительное оборудование, тестировала его и настраивала, чтобы пользователи не испытывали никаких проблем со связью.

Это не легкий процесс — нельзя просто взять и перевезти оборудование из одной области в другую, объясняет Александр Шамбо, директор по продажам Ericsson Ukraine. Во время переезда и переподключения необходимо сохранить все связи с общей системой, поскольку каждый узел телекоммуникационной системы связан со многими другими. Поэтому те части сети, которые нуждались в определенном апгрейде, расширялись довольно быстро.

Во время российского наступления связь часто встречается даже в местах, где идут бои или на временно оккупированных территориях. В настоящее время 91,7% оборудования сети lifecell работает по всей Украине. Основные проблемы со связью возникают из-за обесточивания, например, если исчезает электроснабжение в определенном районе из-за разбитой линии электропередач.

Ремонтные работы и резервные системы связи

Конечно, некоторые звенья сети нуждаются в оперативном ремонте для восстановления связи. По словам Владимира Яренко, с начала полномасштабного вторжения ежедневно работают около 80−90 ремонтных бригад lifecell. В то же время, он отмечает, что компания не заставляет людей ехать под обстрелы, чтобы условно заменить поврежденные кабели — это происходит по инициативе самих сотрудников, поскольку все понимают важность связи. «Если есть условия, есть оборудование и силы, чтобы провести ремонт, — это делалось и делается в горячих точках даже сейчас», — говорит он.

Часто ремонтные бригады работают вместе с ВСУ и ТрО, которые обеспечивают безопасность и подсказывают, когда можно пройти до определенной точки, как до нее лучше добраться и когда нужно возвращаться на основные позиции.

Оборудование, необходимое для ремонта поврежденных участков, нужно ввозить из-за границы. И здесь главной проблемой для Ericsson стало то, что многие логистические компании отказывались ехать в Украину — они предлагали привозить все на границу с Польшей, «а дальше вы как-то сами». Такая схема значительно замедлила бы доставку необходимого оборудования, поэтому шведской компании пришлось искать тех, кто готов ехать не только до границы, но и в Украину. Оперативное решение этой проблемы позволило уже в марте завозить резервное оборудование, которое использовалось для ремонта поврежденных участков сети.

С начала войны совершено более 30 тысяч выездов ремонтных бригад для возобновления работы базовых станций в разных регионах страны. Приблизительный убыток оператора от разрушенных базовых станций составляет более 1 млрд грн.

Но не ремонтом единым. Некоторые резервные системы связи Ericsson и lifecell были созданы в Европе. То есть даже если бы россиянам удалось обесточить или разрушить определенные опорные узлы в Украине, компании смогли бы оперативно подключить резервные площадки, до которых враг точно не смог бы добраться. «Наша цель заключалась в том, чтобы все работало стабильно в любых условиях — даже если бы мы потеряли 50% сети. К счастью, этого не произошло», — отмечает Яренко.

В то же время, с начала полномасштабного вторжения началась большая миграция людей. Обычно операторы заранее могут видеть определенные тренды по тому, как люди пользуются сетью, и понимают, где нужно расширить определенные возможности. Однако во время войны прогнозировать что-либо, особенно на первых ее этапах, было нереально.

«Поэтому задача по обеспечению стабильной работы сети была едва ли не самой главной для наших команд. Это стало возможным за счет резервирования сетевого оборудования, его быстрого восстановления в местах повреждения и расширения емкости там, где возникала необходимость», — комментирует Александр Шамбо.

Вместе к победе

В первые дни, по данным lifecell, значительно выросло количество звонков, а уже в марте сильно изменился характер использования мобильного интернета — люди активно читали новости, смотрели видео, а также массово начали пользоваться Telegram. Ни с тем, ни с другим особых проблем не было: во-первых, украинские телеком-операторы благодаря заблаговременной подготовке были готовы к таким изменениям; во-вторых, дополнительное оборудование приходило оперативно, поэтому те сети, которые нуждались в определенном апгрейде, расширялись довольно быстро.

Значительно возрос трафик в роуминге — например, пользователи lifecell с начала войны стали пользоваться интернетом за рубежом в 40 раз активнее. Этому способствовали и плодотворные переговоры с европейскими операторами, согласившимися предоставлять свои сети на льготных условиях. Это позволило не повышать цены для пользователей, чтобы все могли свободно общаться с украинской картой в более чем 30 странах мира.

Времена пандемии научили людей работать удаленно. Этот опыт очень помог компаниям во время войны, поскольку для работников отсутствие офиса уже не было проблемой — они выходили на связь и из машин, и между переездами, и из бомбоубежищ: «Люди работали и в выходные, и в перерывах между эвакуацией семьи. Это — настоящий живой организм. Это не просто когда ты сидишь и делаешь свою регулярную работу… Люди понимали, что они не могут пренебречь жизнью родных, и в то же время они работали, поскольку понимали, что связь — это часть критической инфраструктуры», — говорит Шамбо.

По его словам, во время войны все договоры, контракты и разные юридические моменты отходили на второй план. Никто не смотрел на должностные инструкции, прописанные рабочие моменты — не было такого, чтобы кто-то отказывался что-либо делать, потому что это не его должность. И это, на самом деле, очень помогло в том числе для того, чтобы сохранить стабильную связь — операционные процессы не стояли на месте, а люди работали при первой возможности, потому что понимали ответственность, лежащую на их плечах.

Украинцы сделали то, что они умеют лучше всего, — сплотились и делают все, что в их силах ради победы над врагом.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X