Организаторы давления на НБУ хотят вернуть страну в 90-е — Катерина Рожкова

9 декабря 2019, 09:30
Цей матеріал також доступний українською

Первый зампред НБУ Катерина Рожкова рассказала НВ Бизнес о том, как ведут сейчас себя участники акций под центробанком и поделилась деталями давления на ее семью

Митинги возле Национального банка Украины (НБУ) перешли в более жесткую стадию. Теперь участники акции, которую, как заявляют в НБУ, организовал бывший собственник ПриватБанка Игорь Коломойский, начали преследовать руководство центрального банка страны — Якова Смолия и Катерину Рожкову.

Видео дня

Напомним, для информационной подготовки к отмене национализации ПриватБанка, организованы проплаченные митинги у стен НБУ и банка, а на днях — уже и возле личных домов руководства регулятора. НБУ пришлось сделать по этому поводу официальное заявление и обратиться в правоохранительные органы. Также НБУ подал в суд на нардепа Александра Дубинского, бывшего ведущего 1+1, за клевету и обратился к руководству Верховной Рады.

О ситуации изнутри, в интервью журналисту НВ Бизнес рассказала первый заместитель председателя правления НБУ Катерина Рожкова.

— В какую стадию перешли митинги Коломойского?

— Давление усиливается, митингующие уже пришли к нам домой. Около месяца длятся митинги у стен Национального банка, и это негативно сказывается на всех сотрудниках НБУ. Во-первых, митингующие используют громкоговорители, колонки, на полную включают музыку, что препятствует нормальной работе. Во-вторых, они физически перекрывают доступ к зданию НБУ, оставив нам только один вход. Они не только работникам НБУ создают неудобства, но и нашим коллегам и партнерам. Ведь мы встречаемся с официальными делегациями, банками, небанковскими финучреждениями, представителями ассоциаций, принимаем граждан. При этом мы продолжаем обеспечивать ценовую и финансовую стабильность, регулируем банки, обеспечиваем бесперебойность платежей, наращиваем международные резервы.

Но когда они уже пришли к нам с Яковом Смолием домой, это перешло в персональное давление. Ведь это задевает и наши семьи, и детей, и соседей. Это уже за гранью. В ход идут все методы, чтобы оказать психологическое давление на нас и на наши семьи.

— Вы ощущаете угрозу для себя лично?

— Все эти люди себя позиционируют как мирные митингующие. Но когда «мирный митинг» ежедневно в громкоговоритель тебя оскорбляет в центре города, затем приходит к тебе домой и орет у тебя под окнами, пугает твоего 8-летнего ребенка и зачем-то просит его выйти. Это как воспринимать, как мирный митинг или нет? Более того, там стоят разные люди. Да, есть студенты, есть пенсионеры, а есть люди спортивного телосложения в балаклавах. Я не знаю, чего от них ожидать. «Мирный митинг» снял у меня ворота, которые являются частной собственностью кооператива. Я считаю, что это психологическое давление и потенциальная угроза.

— Вы обращались в правоохранительные органы?

— В конце ноября Национальный банк обратился в Службу безопасности Украины и Нацполицию для обеспечения гражданского порядка возле здания НБУ. А на этой неделе я лично обратилась в полицию по поводу митингов у меня дома и поврежденных ворот. Мы должны иметь какой-то инструмент защиты. Сейчас порядок возле НБУ обеспечивает Нацгвардия и Нацполиция. Полиция также приезжала и ко мне домой.

— Вы усиливали свою личную охрану?

— Нет, как вы себе это представляете. У меня под домом стоит ежедневно от 20 до 50 человек. Там, наверное, тогда роту солдат нужно выставить? Я вам честно скажу, подавая заявление, я извинилась перед полицейскими, ведь я понимаю, что акции — это манипуляция и давление. Я им сказала, что мне стыдно отвлекать их от той работы, которую они должны делать.

— Какие-то более конкретные действия со стороны правоохранителей были?

— По факту повреждения ворот полиция открыла производство по статье «хулиганство». Это уже не совсем мирный митинг, это не ситуация, когда «мы стоим и никого не трогаем». Но в то же время, мне очень жаль людей, которые стоят на морозе. Ими манипулируют. У них же не раз спрашивали: «Почему вы здесь стоите?». И вот одни стоят из-за маленьких пенсий, а другие говорят, что Нацбанк ничего не делает для малого и среднего бизнеса. В их головах формируют образ врага, персонифицируя его. Дескать, смотрите, это Смолий и Рожкова — враги. А вот давайте их уберем, и что, пенсии вырастут? Нет, конечно же.

Мне обидно и жалко этих людей. Они позволяют, чтобы темные силы ими манипулировали. Люди даже не ориентируются, какие госструктуры и за что отвечают. Таким образом организаторы пытаются создать картинку народного волеизъявления, исказить реальность и противопоставить украинский народ и Национальный банк.

Все эти люди себя позиционируют как мирные митингующие. Но когда «мирный митинг» ежедневно в громкоговоритель тебя оскорбляет в центре города, затем приходит к тебе домой и орет у тебя под окнами, пугает твоего 8-летнего ребенка и зачем-то просит его выйти. Это как воспринимать, как мирный митинг или нет?


— У вас было официальное заявление НБУ, вы уже точно сейчас удостоверились, что за этим стоят бывшие собственники ПриватБанка?

— Мы расследований не проводим, мы высказали свою точку зрения. Мы видим, какие организации и предприятия в этом задействованы. Мы видим, кто это все подогревает и поддерживает. Эти признаки дают нам основание так думать. По информации, которую мы получаем из СМИ, эти люди получают деньги за то, что стоят там. То есть это не свободное волеизъявление, а за деньги. Все эти факты мы изложили в наших заявлениях, которые отправили в правоохранительные органы. Мы считаем, что дальше правоохранительные органы должны заниматься расследованиями, подтверждениями или опровержениями.

— Была ли реакция на происходящее со стороны Офиса президента, Верховной Рады?

— Никому не нравится то, что происходит. Все прекрасно понимают, что задачей митингов является создание хаоса. Организаторы этих акций хотят дестабилизировать общество и остановить реформы. Также они пытаются сорвать процесс переговоров с Международным валютным фондом. Для этого они используют шантажистские методы. Сегодня они выкрикивают лозунги и говорят, что будут стоять, пока не уволят руководство НБУ. А когда в стране начнут реализовывать, например, антимонопольные реформы, которые не понравятся определенным собственникам предприятий, у этих митингующих новые требования появятся? Поэтому, это не просто попытка дискредитации Нацбанка или конкретных людей в НБУ. Это демонстрация силы с проявлениями шантажа. Цель этих людей — вернуть страну в 90-е. Поэтому это никому не нравится.

— Как думаете, сколько это давление может продлиться?

— Я не знаю, но, по данным СМИ, это проплаченные митинги, и многое зависит от готовности организаторов продолжать тратить деньги. Я не знаю, какой у них план. Если они хотят дестабилизировать страну, это может длиться сколько угодно.

— Какие дальнейшие шаги вы планируете предпринимать?

— Национальный банк, правительство и Офис президента будут находиться в правовом поле. То, что сегодня есть законодательная возможность уведомлять о проведении мирных акций, не получая никаких разрешений, — это проявление демократии. Сегодня эту возможность используют в манипуляционных целях.

Мы с террористами и с шантажистами переговоров не ведем. Есть правоохранительные органы, к которым мы обратились. Мы продолжим работать, чтобы обеспечивать финансовую стабильность. При этом, мы остаемся открытым и прозрачным Национальным банком. На все вопросы и запросы мы всегда даем исчерпывающие ответы, и готовы продолжать это делать в будущем.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X