Как закон взаимодействует с технологиями

8 февраля 2018, 12:00
Цей матеріал також доступний українською

Во всем мире технологии развиваются быстрее, чем законодательство, призванное их регулировать.

На примерах Украины и других стран легко увидеть, как зачастую новшества, которые находятся на пике популярности, никак не отражены в правовой системе, а значит, — невидимы для государства.

Видео дня

Сторонники теорий заговора убеждены, что государственное регулирование преследует единственную цель — контролировать умы граждан. Между тем, законодательство гарантирует прозрачность операций, снижает риск мошенничества и других преступлений, обеспечивает льготы для разработчиков и популяризаторов инноваций. Поэтому в идеале новые технологии должны быстро находить отражение в юридических нормах.

Уже выросло поколение людей, которые не читают бумажные газеты и журналы. Но, в то же время, в Украине до сих пор нет законодательного определения онлайн-издания, а соответственно, их деятельность никак не регулируется. Исключение составляют онлайн-версии зарегистрированных печатных СМИ. По желанию новостной сайт может зарегистрироваться как информационное агентство, что позволит журналистам получать удостоверения и претендовать на аккредитацию на события государственной важности, а также требовать защиты профессиональных интересов, что гарантировано статьей 25 закона Украины "Про информацию".

Нет единого понимания онлайн-изданий и в некоторых странах с английской системой права. Например, в Канаде не прекращаются юридические дискуссии, считать ли онлайн-публикацию газетой (paper) в широком смысле этого слова или вещанием (broadcast).

В то же время в России в 2014 году даже блогеров с суточной аудиторией более три тыс. человек приравняли к СМИ, чтобы сделать их более контролируемыми. Впрочем, уже в 2017 году практику отменили, но это не значит, что отказались от идеи контролировать интернет.

В стремлении государств регулировать какую-либо сферу важно соблюдать баланс и не допускать ситуации, когда законодательные нормы носят репрессивный характер или блокируют динамичное развитие среды.

Если первые онлайн-газеты появились в середине 90-х и за более чем 20 лет обросли практикой и государственным регулированием во многих странах, то биткоин, созданный в 2008 году, только начинает внедряться в правовое поле. Сейчас внимание приковано к Южной Корее, где правительство намерено запретить биткоин и другие криптовалюты, приравняв торги к азартным играм. Учитывая, что около 30% офисных работников занимаются продажей разных криптовалют, возможность законодательного ограничения вызвала серьезное сопротивление в обществе.

В Японии 11 операторов по обмену криптовалют зарегистрированы как платежные сервисы и обязаны сообщать Национальному полицейскому агентству о подозрительных сделках. За полгода, с апреля по октябрь 2017, поступила информация о 170 случаях отмывания денег в криптовалютной среде, которые сейчас расследуют соответствующие органы.

Сама технология блокчейн возникла раньше криптовалют и ее применение гораздо шире. Например, в Эстонии вовсю работает частно-государственная программа электронного гражданства, основанная на блокчейне — статус резидента таким образом получили более 20 тысяч людей по всему миру. Та же технология позволяет обычным эстонским гражданам контролировать доступ к своей персональной информации. Например, сколько раз и какой врач смотрел вашу медицинскую карту в госрегистре здравоохранения. Безусловно, все это невозможно себе представить без должного государственного регулирования и законодательного определения технологических понятий.

В Украине на систему блокчейн в октябре прошлого года перешел земельный кадастр, что позволит исключить возможность внешнего вмешательства в него. К вопросу криптовалют наше государство подходит с осторожностью. Пока из официальных документов, комментирующих использование криптовалют и в частности биткоина, есть только несколько разъяснений Нацбанка. Так, в документе от 10 ноября 2014 года говорится, что биткоин не может рассматриваться как платежный инструмент: "Bitcoin як грошовий сурогат, який не має забезпечення реальною вартістю і не може використовуватися фізичними та юридичними особами на території України як засіб платежу, оскільки це протирічить нормам українського законодавства".

В украинском законодательстве бывает и так, что норма о применении технологии есть, а сама технология еще не работает. Как например, статья 15 закона Украины "О судоустройстве и статусе судей", которая регулирует электронное судопроизводство. Правда, действовать эта норма начнет только вместе с Единой судебной информационно-телекоммуникационной системой, а она, в свою очередь, "починає функціонувати через 90 днів з дня опублікування Державною судовою адміністрацією України у газеті "Голос України" та на веб-порталі судової влади України оголошення про створення та забезпечення функціонування Єдиної судової інформаційно-телекомунікаційної системи". То есть — неизвестно когда.

Вопросов о взаимодействии новых технологий и законодательства больше, чем ответов. И если мы хотим, чтобы Украина развивалась динамично — мы должны помогать ей искать ответы быстро.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X