Здоровая критика: что НБУ делает не так. Мнения экспертов

10 февраля 2017, 19:30
Эксперты критикуют НБУ за медленные темпы валютной либерализации и называют первоочередные меры, которые должен предпринять регулятор, чтобы сделать валютный рынок цивилизованным

В Национальном банке утверждают, что уже завершают разработку концепции нового валютного законодательства. И, одновременно, уточняют, что сроки представления законопроекта, который должен сделать валютное регулирование в Украине либеральным и цивилизованным, придется перенести еще на год. Полгода назад руководители регулятора заявляли, что новый законопроект представят обществу весной 2017 года. Теперь дедлайны сместили на 2018 год.

Видео дня

И, даже с учетом отсроченной либерализации валютного рынка, имплементацию закона привяжут к макроэкономическим показателям и предусмотрят многочисленные переходные положения.

С другой стороны, НБУ продолжает постепенную отмену тех ограничений, которые наложил на участников валютного рынка, с начала кризиса 2014 года. Так, с 9 февраля 2017 года, регулятор дал возможность банкам покупать на межбанке валюту «про запас». Нацбанк повысил суточный объем чистой покупки валюты банками с 0,1% до 0,5% от их регулятивного капитала. Как результат, за два дня обесценение курса гривни составило 20 коп. Причина – отложенный валютный спрос, вызванный ограничениями.

НВ Бизнес спросил у экспертов, какие валютные ограничения государство должно снять в первую очередь и как они воспринимают действия регулятора относительно реформирования валютного законодательства.

Владимир Ткаченко, заместитель директора Арселор Миттал Кривой Рог

Несомненно, можно сказать, что в последние годы валютный контроль стал жестче. Это можно объяснять тем, что происходит в экономике страны. Но бизнес быстрее государства, он требует быстрых решений. Мы должны быть конкурентоспособными на экспортных рынках.

Я бы назвал три момента, которые существенно ухудшают существующую ситуацию, даже сравнивая с той, которая была три года назад. Во-первых, эти 65% обязательной продажи. Когда валюты не хватает для закупки сырья, то мы ведь покупаем у тех же банков, которым и продаем валюту. И в этой ситуации ограничение можно трактовать как поддержку банков.

Далее, если предприятие имеет большую сумму, чем 25 тысяч долларов, на своем счету, оно уже не может покупать валюту без специального разрешения. Я работаю на предприятии, которое является крупнейшим экспортером Украины, и у нас контракты на закупку кокса, например, значительно превышают эту сумму.

Предел внешнеэкономических контрактов – 50 тысяч долларов. Мы должны согласовывать это с Нацбанком и получать разрешение. И ждем по три дня, хотя, согласно действующему законодательству, даже если мы не получили подтверждение, то все равно можем проводить эту операцию, но время теряем.

Мы столкнулись с ситуацией, когда некоторые арабские страны, включая Египет, требуют, чтобы сертификаты происхождения на продукцию, которую мы экспортируем, заверялись в их посольстве. Хотя Украина имеет договоры с теми странами, которые отменяют применение таких вещей. И, самое плохое в этой ситуации, что они требуют, чтобы мы платили за заверение этих сертификатов валютой. Но в Конституции записано, что единственной платежной валютой на территории Украины является гривня. И мы бы тоже хотели, чтобы Нацбанк замечал эти вещи.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Мария Репко, заместитель директора Центра экономической стратегии

Наше валютное регулирование крайне устарело и абсолютно не отвечает директивам ЕС, которые мы обязались соблюдать при подписании соглашения об ассоциации. В соглашении написано, что мы должны изменить свои законы до 2019 года. Но и бизнес, и гражданское общество надеются, что это произойдет гораздо быстрее.

По-хорошему нужно отменять валютный контроль полностью. Самые вредные ограничения – это ограничения, касающиеся внешней торговли и перемещения валюты по текущему счету.

В первую очередь, нужно отменить требование о продаже валютной выручки (сейчас это 65%) и разрешение на покупку валюты на импорт. Безусловно, отменять нужно ограничение на вывод дивидендов и ограничения, которые касаются всех людей, лимиты на наличном рынке.

В ЕС любая домохозяйка может сделать изделие и продать его на Amazon. А украинские программисты, например, которые могут отлично продавать за рубеж программы на Apple Store, этого делать не могут из-за валютного регулирования. Украинцам запрещено иметь счета за рубежом. Украинцы вынуждены пользоваться услугами посредников даже, чтобы завести в Украину свои заработанные доллары.

Национальный банк зарегулировал рынок из-за того, что он боится девальвации курса. Такие опасения не беспочвенны. Но это нельзя воспринимать с пониманием, учитывая, что уже три года прошло. Этого нельзя понять, когда, и сам Нацбанк публикует такую статистику, что 60-80% оборота основных отраслей происходит в офшорах.

Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

Ограничения нужно снять все. И первое, это отменить все ограничения, которые ввели для удержания курса. Из-за них весь рынок находится под колпаком у Национального банка. Нужно сделать так, чтобы войти и выйти в страну капиталу было вообще безпроблемно. Отменить вопрос обязательной продажи валютной выручки, отменить разрешения на инвестирование за рубеж. И отменить валютный декрет 1993 года. Его нужно просто выбросить.

Фондовому рынку, в частности, нужны инвестиции, нужно, чтобы заходили деньги. А деньгам нужно быть уверенными, что они зайдут и выйдут быстро. Потому что у инвесторов сейчас большие вопросы с тем, чтобы зарегистрироваться, зайти сюда – это нужно пройти три круга ада. А потом инвестор еще не уверен, что сможет выйти.

В НБУ постепенно начинают отменять ограничения. Но это нельзя назвать дерегуляцией. Это только послабление гаек, которые вынужденно закрутили в 2014-м.

Но посмотрим, какой законопроект выйдет в итоге из Нацбанка. Пока то, что озвучил НБУ, выглядело очень хорошо. Понятно, что они его неизбежно привяжут к каким-то макроэкономическим показателям роста или стабильности. Хотя, все эти ограничения тоже не располагают к росту, я бы даже сказал, что разрушается наша пресловутая макроэкономическая стабильность.

Павел Крапивин, директор по продажам банковских продуктов Индустриалбанка

Нужно многое менять. Начнем с юрлиц. У малого и среднего бизнеса совершенно нет вопросов по покупке валюты на выплату дивидендов, потому что западные юрлица не так часто бывают их собственниками. Но эти проблемы есть у большого бизнеса. Зато распространенная проблема у МСБ – ограничения по платежам по контрактам уступки прав требования. Когда поставка пришла от одного нерезидента, а платеж идет на другого по договору уступки. В МСБ процент таких сделок доходил до 60%.

Еще одна проблема – продажа 65% валютной выручки на протяжении одного дня после ее поступления. Это достаточно высокий показатель, мы должны идти к тому, чтобы он был равен нулю.

Необходимо также уменьшить перечень операций, под которые нельзя покупать валюту. Их достаточно много, а в принципе быть не должно вообще. Если это не нелегальные перечисления валюты за рубеж, то ограничений быть не должно.

Ограничение на покупку валюты на межбанке, при котором гривня три дня отлеживается, должно быть снято. Банк должен иметь право покупать валюту не по факту начисления гривни на транзитный счет, а в принципе, как только есть заявка клиента. Банк имеет право взять на себя риск покупки валюты под своего клиента.

Что касается физлиц. то нужно снять вообще любые ограничения на сумму покупки валюты. Это намного важнее, чем дедолларизация экономики, потому что ликвидирует «серые» обменники и черный рынок.

Не могу сказать, что не происходит ничего. Видно, что НБУ выбрал тренд правильный. Но, мне, как банкиру, как любому человеку внутри системы, хотелось бы, чтобы вся эта валютная либерализация проходила намного быстрее. Сейчас все отменяется непозволительно медленно.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X