Дела насущные: Что принес для бизнеса уходящий год

Бизнес готов строить, но пока стимулов для быстрого развития недостаточно
Фото: Unsplash

Бизнес готов строить, но пока стимулов для быстрого развития недостаточно

Предприниматели делятся мнениями о том, какова на самом деле бизнес-среда в Украине

От украинского бизнеса все чаще можно услышать о том, что в 2016 году в стране расцвел беспредел силовиков, рейдерство и даже появилась новая "семья".

Это совпало с возвращением вороватых чинуш и сомнительных кадров во власть и госкомпании. Все это часто называется всего одним словом – реванш.

НВ Бизнес решил спросить у предпринимателей действительно ли именно эта характеристика лучше всего подходит для того, что произошло в стране в 2016 году.

Шевки Аджунер, глава представительства Европейского банка реконструкции и развития в Украине
Это не реванш. Я бы сказал, что это сложности, с которыми мы сталкиваемся в процессе проникновения реформ, инициированных на уровне центра, на уровне Киева, по всей вертикали до уровня областей и регионов. Остается множество старых практик, также мы становимся свидетелями все возрастающего корпоративного давления, я бы не говорил о рейдерстве, на которое начинает жаловаться бизнес. Реформы, а также новые ценности и принципы еще не полностью проникли в систему в равной степени – это первое. Во-вторых, умы правительства, их головы заняты большими стратегическими реформами. А реальные промышленные стратегии, продвижение бизнеса, все еще требуют внимания. Проводится много всего по децентрализации. Но чтобы малые и средние предприятия действительно почувствовали какую-то разницу, власти на местах должны принимать эти изменения. У нас все еще остается пространство в процессуальных нормах и положениях, чтобы была возможность создавать сложности для бизнеса, если кому-то это потребуется. Именно это должно стать следующим этапом реформ – вычистить полностью такое пространство, чтобы никто не мог быть субъективным, неприязненно относиться к бизнес-климату из-за устарелого образа мышления и так далее. Сейчас идут позитивные изменения, но они должны быть намного мощнее, поскольку именно это необходимо стране.

Александр Почкун, управляющий партнер Baker Tilly Ukraine

Это борьба добра и зла. Фактически есть те, кто противодействует тому, чтобы те потоки, которые всегда принадлежали им, были приватизированы, чтобы они ушли в государство. Я не считаю это реваншем. Я считаю это затяжной и очень длинной борьбой. Я не верю в то, что реформы могут происходить мгновенно. Даже все упоминания Сингапура в этом вопросе не вселяют оптимизма. Потому что для этого надо установить диктатуру. Что выходит из диктатуры, мы знаем как никто на этой планете. В данном случае тот же Сингапур – это скорее исключение из правил, чем правило. А мы являемся таким себе правилом, когда диктатура здесь приводит к большим проблемам. Поэтому эти изменения органичны, они происходят. Происходят не настолько быстро, как нам хотелось бы, но тем не менее они происходят. Я считаю, что реформы – это изменения в культуре людей. А изменения в культуре людей не происходят одномоментно, они занимают поколения. К сожалению, нам придется еще подождать одно, а то и два поколения, когда мы сможем считать, что наша страна состоялась. Завтра она не состоится однозначно.

Николай Горбачов, директор Soufflet Group в Украине

Я думаю, что это остатки системы, которые сопротивляются. При любых изменениях нужна критическая масса людей, которые будут согласны с изменениями. На сегодняшний день у власти еще недостаточно той критической массы народа, которая бы провела те необходимые изменения в государстве, для того чтобы все это почувствовали. Но процесс в любом случае положительный. Его нельзя назвать отрицательным и нельзя никаким образом сравнивать с тем, что происходило раньше. Я все-таки верю в то, что изменения идут, и в ближайшем будущем мы увидим положительные результаты. Если взять примеры государственных предприятий и частных предприятий, на которые осуществляются то DDOS-атаки, то рейдерские захваты, я думаю, что эти все вещи между собой очень сильно связаны. Это все остатки старой системы, которая борется за выживание. И как выход я бы предложил срочную приватизацию всех государственных предприятий.

Юрий Яковенко, председатель правления инвесткомпании Eavex Capital

Реванш будет, безусловно, если реформы будут так дальше ползти и мы не будем иметь серьезных успехов в обществе. Популисты набирают силу и база для них хорошая. Но надо сказать, что это не реванш – это незаконченные реформы. Возвращается ли коррупция? А уходила ли эта коррупция? На какое-то время она замораживалась. Во многих местах многое сделано по борьбе с ней. В основном все сделано под давлением международных финансовых институтов. В 1994-1995 годах была та же ситуация. Держат эту морковку с финансированием и заставляют что-то делать. Путь этот длинный и сложный на самом деле. Нельзя ожидать результатов очень быстро. Проблема в том, что власть, когда приходила, она говорила о том, что она знает, кто такой Ли Кван Ю, вспоминала о трех друзьях. Общество видит, что обещанных результатов нет. Вот в этом проблема большая на самом деле. А желание оставить какие-то финансовые потоки, не приватизировать ничего, не провести прозрачную приватизацию, оставить в госсобственности эти предприятия. Вы уверены, что там абсолютно все чисто, никто не зарабатывает на этих потоках? Нет у общества этой уверенности. А одновременно пытаться делать реформы и стараться сохранить какие-то свои привилегии – это очень сложно, так не получится на самом деле.

Томаш Фиала, генеральный директор инвесткомпании Dragon Capital

Определенный реванш есть. К сожалению, те ожидания, которые у нас были во время Майдана и сразу после него, они оправдываются очень тяжело, с большим скрипом. И чувствуется, что те люди, которые были при власти до Майдана, которые остались, они являются более лояльными к политикам, коррупционерам старого толка, чем те люди, которые им помогли сделать революцию, двигать реформы в первые годы после этого. Чувствуется то, что ничего не произошло в правоохранительных органах. И их работа не защищает бизнес и население, а сводится к тому, чтобы давить и зарабатывать деньги себе в свой личный карман. То же самое касается судов и Государственной фискальной службы. Не чувствуем политической воли президента это как-то поменять. Хотя когда мы с ним общались во время его деятельности в оппозиции при Януковиче или когда он был министром экономики, то он сам на своем бизнесе очень сильно чувствовал тот негатив, те проверки, уголовные дела, которые против его бизнеса и против его сотрудников открывались. И было такое понимание, что если он придет к власти, то он с этим сразу покончит. Но возникает такая проблема, что когда ты приходишь к власти, то все дела против тебя, против твоих компаний закрывают. Сейчас он президент, поэтому он эту проблему, к сожалению, не чувствует, как ее чувствуем мы как бизнесмены. И поэтому он не спешит ее менять. Когда ты становишься на верху этой пирамиды, это дает тебе возможность использовать ее для того, чтобы влиять на других бизнесменов или на других политиков и таким способом ими управлять.

Алекс Лисситса, генеральный директор Индустриальной молочной компании

Если посмотреть на 2016 год, каких-то грандиозных реформ не произошло. Я бы не сказал, что были серьезные сдвиги вперед в плане дерегуляции, борьбы с коррупцией. Но в то же самое время я бы не сказал, что в сельском хозяйстве, в агробизнесе были включены какие-то коррупционные механизмы, невиданные раньше. Соответственно, для бизнеса очень тяжело принимать решения о долгосрочных инвестициях. Поэтому и не было видно на протяжении всего года каких-то инвестиционных проектов, которые можно было бы начинать. В то же время, я бы отметил, что очень многие аграрии в этом году достаточно эффективно покупали новую сельскохозяйственную технику. То есть инвестировали в технику. И продажи сельхозтехники, особенно импортной, выросли в разы и достигли уровня домайданного периода. Поэтому я бы не сказал, что совсем все плохо. Но в то же время есть определенные опасения, что статус-кво останется еще надолго. Если посмотреть на всю геополитическую ситуацию в мире – выборы в США, выборы в Европе, Россия, цены на нефть – то если Украина не будет проводить кардинальных реформ касательно налоговой системы, фискальной системы, земельной реформы и так далее, то удержаться на плаву нам будет очень сложно. Мы опустимся до уровня стран Африканского континента и там останемся надолго. Мир очень быстро меняется. Нельзя останавливаться на месте и ждать, пока придет новое поколение или новые политики. Нужно брать это дело в свои руки сейчас и приспосабливаться к тем изменениям, которые на сегодняшний день происходят на рынке.

Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации

На сегодняшний день по практике Европейской бизнес ассоциации мы не видим массового возвращения таких маски-шоу и проверок, которые были в прошлые года. Да, к концу года участились случаи более рьяных проверок со стороны проверяющих инстанций. Но это не реванш, а это в какой-то мере застой в инвестиционном климате. Потому что если смотреть на индекс инвестиционной привлекательности, то его значения замерли на плюс-минус одинаковой точке. Радикальных движений вперед в этом году не произошло, хотя некоторые изменения в этом году случились. Это дало залог для более позитивного движения на следующий год. Мне кажется, что все равно что-то делается положительного, более положительного, чем было раньше. Естественно, какие-то перегибы существуют на местах. Но в целом мы не видим каких-то серьезных изменений в худшую сторону. Нельзя считать, что за три года мы должны просто перевернуться с ног на голову и изменить ситуацию кардинальным образом и просто сотворить чудо. Такого не происходит даже в других странах, на которые ссылаются часто реформаторы. Поэтому мне кажется, необходимо порой набраться терпения для того, чтобы увидеть действенность того курса, который был избран, или тех изменений, которые были продемонстрированы. Естественно, нужно не сбавлять темп. Необходимо дальше продвигаться и делать изменения. Но не надо ожидать чуда даже в следующем году. Потому что чудо происходит, когда ты оглядываешься на 10 или 15 лет назад, если ты эти 10-15 лет перманентно что-то делал.

Кирилл Рубинский, президент EastOne

Я не считаю это реваншем. Действительно, инвестиционный климат в Украине оставляет желать лучшего. Ситуация меняется очень медленно, но меняется. Мы считаем, что ряд законов и ряд решений принимают слишком медленно. А иногда они доходят уже в сильно измененном виде. И цель, которую они преследуют, она не достигнута. То есть решения принимаются половинчатые. К сожалению, мы видим, что иностранные инвестиции, которых так ждали в Украине, так и не пришли сюда. На это есть причины. Иностранцы по-прежнему боятся вкладывать деньги в украинскую экономику, потому что считают ее нестабильной, считают, что завтрашний день несет в себе очень много рисков. К сожалению, в этом есть определенная вина правительства и нынешней власти. Я считаю, что есть много противоречий, которые скрыты в самой природе украинской экономической структуры. Есть конфликты между крупными промышленно-финансовыми группами. Есть конфликт между различными политическими силами, которые зачастую представляют эти группы в органах власти. И если сравнивать грузинский пример с Украиной, то мы четко видим, что вещи могли быть сделаны быстрее, эффективнее и лучше.

Андрей Гундер, глава Американськой торговой палаты

На прошлой неделе приезжал бывший министр большой европейской страны. И он говорит, что половина людей, с которыми он общался, отмечают, что все здесь прекрасно, изменения большие происходят. Другая половина, с которыми он общался, говорят, что изменений вообще нет, что все пропало, что стало хуже. И он меня спрашивает: кто говорит правду? И я думаю, что правду говорят обе стороны. Мы также видим, что изменения есть. Мы видим первые признаки экономического роста. Принимаются новые законы. И некоторые компании себя чувствуют очень положительно и очень хорошо. Есть такие компании, которые себя не чувствуют хорошо. Среди нашего опроса коррупция остается на первом месте преград для ведения бизнеса. Поэтому в 2016 году очень много положительного, но все же очень много, что нужно делать в будущем. Дисбаланс есть в восприятии. И если часть развивается, другая часть еще не развивается. Сейчас идет постоянная борьба между старым и новым. Есть новые силы, которые хотят поменять систему реально, хотят ввести европейские нормы без коррупции, а есть часть старой система, которая любой ценой борется, чтобы не поменяться. Потому что они не приживутся в новых условиях. Хорошо, что есть сдвиги. Некоторые говорят, что это тектонические сдвиги, реально за 25 лет столько не было сделано в работе правительства, Верховной Рады. Но если сравнить с другими европейскими странами, то можно делать намного больше и быстрее.

Игорь Мазепа, генеральный директор инвесткомпании Concorde Capital

Это часть нашей, к сожалению, украинской культуры. Культуры ведения бизнеса, культуры вмешательства налоговых, силовых органов в этот бизнес. Даже не по политическим причинам, а по причинам просто доить деньги. К сожалению, мало что у нас поменялось со времен Януковича в этом смысле. Поэтому бизнесмены уже давно к этому привыкли. То, чего бизнес действительно не может понять до сих пор, к сожалению, то, что реально у нас в стране не происходит, – это честные реальные реформы. Именно на этой волне пришла новая власть, новые экономические власти. Мы до сих пор не увидели ни одного продвижения в пенсионной реформе, например. У нас огромная черная дыра – больше 100 млдр грн дефицит бюджета. Пока, к сожалению, ни у кого не дошли руки сделать базовые вещи, которые даже выдумывать особо не надо. Они все прописаны. Есть рекомендации МВФ, есть рекомендации наших внутренних экспертов. Просто надо иметь политическую волю взять и сделать. То же самое касается земельной реформы. У нас абсолютно ничего не сдвинулось с точки зрения медицинской реформы. По-прежнему деньги у нас идут, как вода в песок. Непонятно за что, непонятно кому. Бюджет привязан к непонятно какому мифическому койко-месту. В то время, когда во всем мире и даже в Восточной Европе, даже на постсоветском пространстве деньги уже давно идут за пациентом. И еще десяток или два десятка аналогичных просчетов, отсутствие реформ, антиреформы. Та же самая приватизация. Кстати, коррупция тоже является частью культуры у нас в стране. Она никуда не делась, она приобрела новые формы, она где-то заполнила какие-то пустоты, которые образовались после бегства Януковича. Потому что люди не стали жить лучше, бизнес не стал больше зарабатывать, банки не решили большинства своих проблем. Никто не решил никакой своей проблемы, кроме чиновника. Поэтому здесь проблема не в реванше или попытке реванша, проблема в такой нашей ущербной культуре. Коррупция, популизм, отсутствие реформ, что является следствием популизма. То есть ходим про кругу и топчемся на одном и том же месте. 

Александра Альхимович, управляющий директор Luxoft Ukraine

Всемирный экономический форум в прошлом году показал, что Украина находится на 76 месте по уровню конкурентоспособности, находясь возле Таджикистана. В этом году Украина опустилась на 85 место. Мы находимся возле Греции и Намибии. Из 140 стран 85 место – это уже даже не середина. В лидерах сейчас находятся США, Нидерланды, Германия, Сингапур и Швейцария. И для того, чтобы инвестиционный климат был привлекательным в стране, для этого должны существовать определенные условия, которых, к сожалению, в Украине нет. Первый критерий – это стабильная правовая система. Для бизнеса в нашем случае это защита интеллектуальных прав собственности. Второй критерий – это политическая стабильность. Следующее – это высокая коррупция, высокий уровень инфляции. Следующий критерий – это доступность кредитов с низкими ставками для малого бизнеса. И один из самых важных – это определенные правила и четкие правила игры для бизнеса. В нашем случае это понятное виденье развития Украины на 5-10 лет. Стратегия развития страны, при которой бизнес понимает, что нам необходимо делать, как нам необходимо развиваться. А для наших инвесторов это понимание неких критериев стабильности, той же прозрачности, и понимание, как делать бизнес.

Дмитрий Крепак, глава представительства Visa в Украине, Грузии и Армении

С моей точки зрения, есть очень важные позитивные изменения в отдельных областях. Например, в Западной Украине, во Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской областях. Я бы не сказал, что ситуация ухудшается. Это все зависит от того, в какой области находится бизнес. Если посмотреть на результаты опроса Европейской бизнес ассоциации, которая опросила своих членов, то рейтинг инвестпривлекательности остался практически неизменным – на уровне 2,88. К сожалению, он еще не дотягивает до позитивной территории. 3 – это была бы минимальная позитивная территория. 4 из 5 – это был бы уже привлекательный инвестиционный климат. Поэтому нам еще есть над чем работать. Мне кажется, ситуация стабилизировалась по крайней мере. Я думаю, что очень важный элемент – это свобода предпринимательства, свобода рынка. У нас в Украине огромная проблема зарегулированности. У нас есть проблема доверия государства к гражданину. Постоянно происходит какой-то контроль этого человека, постоянно какое-то недоверие. И в валютном контроле, и в том, как ведется бизнес. То есть очень много всяких моментов. Старое законодательство, еще постсоветское. Поэтому как раз эта зарегулированность – она является одной из основных причин коррупции. Там, где разрешено большинство действий для бизнеса, там нет места коррупции. Есть конкретный пример Грузии. Я как кантри-менеджер отвечают в том числе за грузинский рынок. На этом рынке разрешено практически все. Там нет препятствий, там нет барьеров. Соответственно, места для коррупции фактически не остается.

Константин Магалецкий, партнер Horizon Capital

В целом мы позитивно оцениваем 2016 год. Мы считаем, что по большому количеству важных направлений для страны был достигнут большой прогресс. Некоторые вещи, которые были сделаны в Украине, они уникальны не только для страны, но и в целом для всего мира. Если говорить о той степени прозрачности, которая была достигнута е-декларациями, это просто феноменально. Это признают многие международные эксперты. Если мы говорим о международных закупках – система ProZorro – это система, которая второй или третий раз получила международную награду за свою уникальность, эффективность и хорошие результаты. Диалог с государственными учреждениями стал более прозрачным, более понятным, более оперативным. Безусловно, нужно еще улучшать регуляторную ситуацию с точки зрения разрешения на экспорт. Но даже когда эти ситуации происходят, мы получаем позитивный и оперативный фидбэк от властей, вопросы решаются оперативно и экспорт развивается. Поэтому мы думаем, что определенные трудности есть, но важно понимать, что эти трудности во всем мире. 

Юрий Курмаз, генеральный директор компании Укртелеком

Уходящий год для телеком-индустрии как раз ознаменовался существенным притоком инвестиций в отрасль. Укртелеком приступил к модернизации своей технической инфраструктуры в шести крупнейших городах нашей страны. Мы, по сути, сгенерировали ощутимый поток инвестиционных ресурсов в телеком-индустрию страны. Наверное, есть отрасли, которые на сегодняшний день страдают от недостатка финансовых ресурсов для поддержания бизнеса. Но в телеком-индустрии мы как раз наблюдаем совершенно противоположную тенденцию, что не может нас не радовать. На мой взгляд, для финансового партнера должен быть представлен абсолютно четкий стратегический план, на что планируется тратить те финансовые ресурсы. Чтобы общество как можно быстрее ощутило изменения того или иного сектора экономики, и эти изменения будут соответствовать ожиданиям общества. Если будет убедительным бизнес, который привлекает финансовые ресурсы, в своей аргументации, мне кажется, многие финансовые институты будут достаточно оперативно реагировать на вот такие запросы украинского бизнеса или сектора нашей экономики. Если у нас в следующем году будет наблюдаться баланс интересов государства, бизнеса и конечного потребителя, то это как раз будет тот фундамент или та платформа, которая будет способствовать притоку инвестиций.

Володимир Лавренчук, голова Райффайзен банк Аваль

Реформ має бути більше і ефективніше. Але так, як вони йдуть, це не є крок назад. Але недостатньо того, що відбувається. Виникають інші часи, яких раніше не було. Змінились умови функціонування бізнесу в банківському секторі і фінансовому секторі. Я як учасник ринку знаю, що це складно адаптуватись до нових умов. Вони навіть банкам видаються дуже складними для реалізації. У нас виникає велика кількість нових звітів, контролів. Але ці нові правила у нашому розумінні не є такими, що можна їх дебатувати або вести дискусії – їх впроваджувати чи не впроваджувати. Ті ж самі завдання в Австрії або на Балканах, або в Польщі, або в інших країнах. Тобто Україна зараз перейшла в режим провадження правил "знай свого клієнта". Може видаватися, що стає складніше. Але якщо ми всі голосували за прозорий ринок і за передбачуваність, і за чесну конкуренцію, то це шлях, який має своє не тільки юридичне пояснення, але й суспільне обґрунтування. З іншого боку Україна залишається країною високих ризиків. Це така стала фраза, але я на ній зупинюсь. Високі ризики – це політичні, військові, економічні. Якщо говорити про політичні і військові, то вони залишаються високими. Якщо говорити про економічні, то відбулась фінансова макроекономічна стабілізація. У нас інфляція доведена зараз з рівня 43% до 12%. Це героїчний процес. У нас відновилось виробництво. Є невелике зростання, але зупинилось падіння виробництва. Але для інвесторів цього мало, щоб зайти в ринок. Їм ще треба фінансова стабільність, і не дай Боже, війна. У нас в полі політичному і військовому залишаються високі ризики. Тому навряд чи можна чекати в таких умовах хвилі інвесторів.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: