Захват государства. 5 примеров как Путин, организованная преступность и олигархи разрушали «Нафтогаз» и Украину - фото Захват государства. 5 примеров как Путин, организованная преступность и олигархи разрушали «Нафтогаз» и Украину - фото
Спецпроект

Захват государства. 5 примеров как Путин, организованная преступность и олигархи разрушали «Нафтогаз» и Украину

7 мартa, 17:19


П
ревращение Госкомнефтегазпрома в Национальную акционерную компанию «Нафтогаз Украины» было важным фактором для устойчивого развития нефтегазового комплекса Украины.

Но нельзя не вспомнить одну важную деталь — в 2000 году президентом России становится Владимир Путин. Постепенно меняется политика в отношении Украины. «Чекисты» заменяют газовиков (друзей и в прошлом коллег украинских газовщиков) в руководстве «Газпрома» и так же меняют отношения с «Нафтогазом».

Организованная преступность также присоединилась к процессу. Журналисты неоднократно подчеркивали роль «солнцевской группировки», возглавляемой Семеном Могилевичем, в газовых махинациях. Так, можно утверждать, что организованная преступность в сотрудничестве с «Газпромом» взяла под контроль поставки туркменского газа. Говоря об этом случае, британский журналист и исследователь преступности Миша Гленни не скрывает удивления: «Трудно сказать, это пример наглой коррупции, или уголовной аферы, трудно даже понять, где граница между этими явлениями». Что ни говори, результат известен — в Украину зашли «Eural TransGas», а затем «РосУкрЭнерго» во главе с одиозным олигархом Дмитрием Фирташем.

фото: Depositphotos_VLADJ55.
Россия использует «Газпром» как оружие в гибридной агрессии против Украины

  

С избранием Владимира Путина все, что можно было использовать для «сбора земель» используется для этого. Российский «Газпром» не только не стал исключением, а используется как основное энергетическое оружие в гибридной агрессии. Организованная преступность также оказалась в авангарде этих процессов.

По правилам колониальной политики в Украине находились люди, которые в силу своей жажды власти и богатства, из-за компромата на них, в конце концов, из-за невежества помогали затягивать петлю на шее собственного народа.

Сильный «Нафтогаз», устойчивое развитие нефтегазового комплекса Украины точно не отвечал интересам колониальной политики России.

Наоборот, этим интересам отвечала коррупция в «Нафтогазе» и вокруг него. Нечестная приватизация отдельных предприятий, входящих в его состав, что затрудняло вертикальную и горизонтальную интеграцию, снижая конкурентоспособность всего комплекса. Назначение руководителей компании по квотам политиков и олигархов. Кабальные контракты, которые помогали выкачивать средства из Украины в Россию. Блокирование настоящих рыночных реформ и чрезмерное государственное регулирование.

Все это разрушало «Нафтогаз», значительно ослабляло его способность удовлетворять потребности потребителей и защищать национальные экономические интересы. К сожалению, даже помощь международных партнеров Украины была преимущественно неэффективной по целому ряду причин, среди которых — косвенное влияние той же России и поверхностный анализ проблем.

 

Примеры: так разрушался «Нафтогаз» и с ним экономика Украины


«Росукрэнерго»

Компания-посредник между «Нафтогазом» и де-факто «Газпромом». Совместное предприятие между «Газпромом» и двумя украинскими гражданами — Фирташем и Фурсиным. Как установили журналисты Reuters, роль Фирташа объясняется его связями с лидером «солнцевской» организованной преступной группы Семеном Могилевичем, а роль Фурсина — его связями с Сергеем Левочкиным, который в прошлом был главным помощником президента Кучмы. Благодаря сотрудничеству «Газпрома», Фирташа и его политических партнеров в Украине, «Нафтогаз» потерял возможность импортировать газ из Туркменистана. Это привело к огромным убыткам и критической зависимости Украины от поставок газа «Газпромом». А вот Россия конвертировала это в сверхприбыли, причем часть из них потом использовалась для коррумпирования украинских политиков самого высокого уровня, приобретения ведущего телеканала, финансирования политической силы и тому подобное.


Последствия «реформ»: приватизация и «демонополизация» нефтепереработки в Украине

Приватизация украинских нефтеперерабатывающих заводов началась в середине девяностых. Она проходила под громкими лозунгами о «разгосударствлении» и «демонополизации». Лозунги правильные. Но не в случае вертикально интегрированной отрасли, а нефтяная отрасль именно такая. Бездумная приватизация разорвала единую технологическую цепь «добыча-переработка». Инвестировать в модернизацию отсталых мощностей новые владельцы тоже не собирались.

Поэтому в течение следующих 20 лет заводы останавливались один за другим, а объемы производства нефтепродуктов стремительно падали. В 2017 году единственным работающим заводом остался Кременчугский нефтеперерабатывающий, и только потому, что он фактически входит в группу компаний с частичной вертикальной интеграцией. Но из-за ограничений этой интеграции он работает только на 12% от проектной мощности.

 
Кабальные контракты 2009 года

«Таким образом, три связанных положения — объем, запрет на реэкспорт и «бери или плати» — уже в день заключения контракта были чрезмерными и явно отходили от рыночной практики» — фрагмент решения Стокгольмского арбитража относительно положения «бери или плати».

19 января 2009 тогдашние премьер-министры Украины и России, Тимошенко и Путин, договорились о контрактах, положения которых были впоследствии признаны международным арбитражем как «кабальные» для украинской стороны. В чем же их «кабальность»? В обязательстве покупать ежегодно 42 миллиарда кубометров, по завышенной цене и без права реэкспорта, или платить огромные штрафы в случае недобора. Этот принцип — «бери или плати» — Стокгольмский арбитраж признал противоречащим рыночной практике и отраслевым стандартам. Цена же была завышена потому что из всех возможных вариантов Тимошенко согласовала с Путиным худшую для Украины формулу расчета стоимости газа, которая только на словах соответствовала европейским принципам.

«Согласно позиции «Нафтогаза», положение «бери или плати» в этом деле действует как штрафная статья, а размер штрафа значительно больше, чем потери «Газпрома», если они вообще понесены. <...> [П]оложения, о которых сейчас идет речь, выходят за пределы того, что является рыночной практикой и является допустим в пределах конкурентного права. Положение о запрете реэкспорта, согласно «Нафтогазу», является жестким ограничением конкуренции, не разрешенным на любом возможном рынке. Таким образом, три связанных положения — объем, запрет на реэкспорт и «бери или плати» — уже в день заключения контракта были чрезмерными и явно отходили от рыночной практики» — фрагмент решения Стокгольмского арбитража относительно положения «бери или плати».    

Изменить положение контрактов «Нафтогаз» смог лишь после обращения в 2014 году в Стокгольмский арбитраж. Штрафы по кабальному положению «бери или плати» были полностью отменены. Но формулу цены на газ удалось пересмотреть только с 2014 года и только до уровня немецкого рынка — сказались договоренности, заложенные в контракт.

Наши расчеты показывают, что поскольку в контрактах, о которых в 2009 году договорились Тимошенко и Путин, не были заложены настоящие европейские принципы относительно цены на газ, Украина переплатила за газ в 2009-2015 годах 28.9 миллиарда долларов, и это уже даже учитывая «скидки в обмен на независимость», которые Путин давал Януковичу за аренду базы для черноморского флота РФ и за отказ от европейской интеграции.

 
Приватизация облгазов

Облгаз — это местная газораспределительная компания, она обслуживает распределительные газопроводы, которые соединяют магистральные газопроводы и небольших потребителей газа, а также сопутствующее оборудование, например, бытовые счетчики газа. Также облгаз проводит учет газа, определяя кто и сколько отобрал газа из распределительной системы.

Фото: группа «Нафтогаз»

До 2015 года облгазы также занимались «поставками газа». С 2015 года облгазы «поставки газа» перевели на свои дочерние структуры, облгазсбыты. Они фактически только собирают деньги с конечных потребителей за газ. Если бы это было настоящей реформой, то это  сопровождалось бы либерализацией рынка, но поскольку правительство обязывает «Нафтогаз» продавать газ облгазсбытам, к тому же по цене ниже рыночной и без гарантии оплаты, то облгазсбыты являются, говоря попросту, искусственно созданным монопольным посредником между «Нафтогазом» и конечным потребителем.

Приватизация облгазсбытов началась тогда же, когда и нефтеперерабатывающих заводов — в середине девяностых. Контроль критической для государства инфраструктуры почти полностью перехватили коррумпированные группы, связанные с олигархами и тогдашней «политической элитой». Получив контроль над учетом газа и сбором денег они выстроили несколько схем, благодаря которым огромное количество средств оседает в их карманах.

Речь идет о миллиардах гривен ежегодно. Самая распространенная схема: списание газа на «мертвые души» (фиктивных потребителей) и на завышенные нормативы для бытовых потребителей без счетчиков. Затем такой газ продается предприятиям промышленности за наличные или передается подконтрольным компаниям, например, химическим предприятиям. За этот газ облгаз не рассчитывается с «Нафтогазом», безнаказанно накапливая долги. Или рассчитывается по льготной цене, установленной правительством для нужд населения или за счет субсидий, полученных из госбюджета и предусмотренных для населения. Также облгаз может «выводить» полученные от населения средства через закупку товаров и услуг по завышенным ценам, пользуясь тем, что государство на практике не заставляет их проводить прозрачные закупки через систему ProZorro. Несмотря на очевидность их статуса естественной монополии.

В публичном доступе достаточно свидетельств того, что нет действенного контроля ни за распределением средств, которые они собирают с населения и выделяемых облгазам в виде субсидий незащищенным слоям населения, ни за объемом распределенного ими газа. Вместе с особым статусом, которым государство наделяет облгазы в схеме продажи газа населению, это создает бесконечные возможности для манипулирования как объемом потребления, так и расчетами с «Нафтогазом».

 
Вышки Бойко

Государственная компания «Черноморнефтегаз», которая входит в группу компаний «Нафтогаз», приобрела две плавучие буровые установки по цене минимум вдвое выше рыночной. Расследование этой сделки продолжается уже четыре года, прокуратура заявила о 144 миллионах долларов незаконно полученных средств, среди подозреваемых — бывший президент, бывшие главы Национального банка Украины, еще около 15 высокопоставленных чиновников времен Януковича. Бывший глава «Нафтогаза» в розыске. Один из его заместителей уже осужден. Характерно, что Юрий Бойко, тогдашний министр энергетики, который контролировал «Нафтогаз», не является фигурантом производства, связанного с вышками, как заявлял Юрий Луценко.

фото: Depositphotos_Iurii

 
Захват государства

В течение всего этого времени на разных уровнях в «Нафтогазе» находились люди, которые в отдельные критические моменты могли успешно защищать национальные интересы, хотя бы частично оправдывая статус национальной компании. Этому в значительной степени помогали остатки вертикальной интеграции.

«"Захват государства" группами влиятельных политических и экономических элит, структурно устроенных как пирамиды и укоренившихся в публичные институты и экономику, считается характерным свойством коррупции в Украине» — Отчет Международного валютного фонда (IMF Country Report No. 17/84, март 2017 ).

Это не устраивало внешнего и внутренних врагов Украины, не говоря уже о жажде собственной наживы посредством фактического расхищения государственных активов, поэтому «Нафтогаз» готовили для разделения. Это было похоже на разделку мяса дойной коровы, когда она еще жива. Прикрывались европейской реформой, так называемым анбандлингом оператора газотранспортной системы, или требованием отделения деятельности по транспортировке газа. На самом деле, к европейскому анбандлингу это не имело никакого отношения, вероятно, наоборот, речь не шла даже о настоящей изоляции оператора газотранспортной системы от группы людей, в частности контролирующих добычу и торговлю газом, как того требует европейское законодательство. «Нафтогаз» просто хотели поделить: «Газпрому» отдать газотранспортную систему, семье президента Януковича — большую часть газодобычи, олигарху Коломойскому за огромную взятку — всю нефтяную вертикаль. А олигарх Фирташ, по моей информации, на тот момент уже «купил» себе распределение газа и химическую промышленность (фактически переработку газа на удобрения). Такой себе «анбандлинг» по-украински.

«Олигархия и ее влияние на законодательство и на различные медиа — характерный недостаток Украины. Уровень концентрации ресурсов у малой группы людей — самое большое отличие от Латвии, Польши и Румынии. "Захват государства" группами влиятельных политических и экономических элит, структурно устроенных как пирамиды и укоренившихся в публичные институты и экономику, считается характерным свойством коррупции в Украине» — Отчет Международного валютного фонда (IMF Country Report No. 17/84, март 2017 года).

Путинская власть использовала это, прикрываясь бизнес-риторикой и активно коррумпируя украинские элиты. И не только украинские, но и европейские. В конце концов, большинство продажных чиновников и олигархов были готовы отстаивать интересы России. Вопрос, как правило, состоял лишь в цене.

Вполне логичный финал — захват государства.

Результат:
18 миллиардов гривен — чистый убыток «Нафтогаза» в 2013 году.
88.4 миллиардов гривен — чистый убыток 
«Нафтогаза»  в 2014 году.  

 

* Партнер проекта «Нафтогаз против Газпрома» — Юрий Витренко, исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины». Мнения и оценки, опубликованные в материалах проекта, могут не совпадать с позицией НАК «Нафтогаз Украины» и редакции НВ.

Читайте также:
История от первого лица / Как мы начали защищаться от России и «Газпрома»