Почему «Нафтогаз» обратился в Стокгольмский арбитраж и что из этого вышло?

31 мартa, 15:16
1930
Спецпроект
Цей матеріал також доступний українською
Почему «Нафтогаз» обратился в Стокгольмский арбитраж и что из этого вышло? - фото

Depositphotos_vladek

Стокгольмский арбитраж

Требование первое: привести положения контракта относительно «бери или плати» в соответствие с европейскими стандартами

«Газпром» потребовал в арбитраже, чтобы согласно этому положению «контрактов Тимошенко» «Нафтогаз» платил за предусмотренный договором объем газа независимо от того, получили мы его или нет.

Поскольку отдельное решение по этому положению арбитраж принял в середине 2017 года, «Газпром» формально мог подать требования только за период до конца 2016 года, и сумма требований тогда составляла 44 миллиарда долларов. «Газпром» также требовал сохранить это положение в неизменном состоянии до завершения контракта в 2019 году.

Если подсчитать сумму, которую должна была в таком случае уплатить Украина, то за период до конца 2017 года она бы составила уже 56 миллиардов долларов или почти половину ВВП Украины. То есть, только за 2017 эта сумма выросла бы на 12 миллиардов. А до завершения срока действия контракта в 2019 году эта сумма уже приблизилась бы к 80 миллиардам долларов. Это создавало для Украины ту самую «кабалу».

До завершения срока действия контракта в 2019 году эта сумма уже приблизилась бы к 80 миллиардам долларов. Это создавало для Украины ту самую «кабалу».

В Украине преимущественно не хотели признавать этой проблемы, но от этого она не становилась меньше. Потому что требования «Газпрома» базировались на «черным по белому» прописанных обязательствах украинской стороны, на которые она сама согласилась, подписав контракт.

Кроме того, принцип «бери или плати» является стандартными почти для всех долгосрочных контрактов на поставку газа в Европе. Поэтому просто игнорировать его никто бы не позволил. Это гарантированно привело бы к банкротству «Нафтогаза» и даже к искам против украинского государства.

У нас было 8 «линий защиты» в арбитраже против этих требований «Газпрома».

Сработала только последняя: мы показали в деталях, как несоответствие конкретных формулировок в этом положении контракта делает его кабальным для Украины. И что, учитывая нормы права Швеции по защите потребителя от таких кабальных положений, применение которого определено в контракте, это положение контракта должно быть изменено.

Это наше требование было удовлетворено практически в полном объеме.

Благодаря решению арбитража мы не должны платить «Газпрому» ни копейки за невыбранные объемы газа в периоды до вынесения решения по приведению положения контракта «бери или плати» к европейскими стандартами (то есть до конца 2017 года).

Это первый известный мне случай в истории европейских долгосрочных контрактов, чтобы обязательства «бери или плати» за предыдущие периоды были признаны кабальными и уменьшены до нуля.

Фото: група «Нафтогаз»

До сих пор в считанных случаях они лишь частично снижались. Например, как в случае с арбитражем между дочерней компанией RWE в Чехии и «Газпромом», когда обязательства «бери или плати» был уменьшены на объем, который российская монополия продала на чешском рынке через собственные дочерние компании.

В 2018 и 2019 годах, когда должно действовать измененное положение, арбитраж снизил объемы «бери или плати» в десять раз — чтобы в соответствии с европейскими стандартами мы не обязаны были покупать у «Газпрома» больше половины своей потребности в импортируемом газе.

Вместе с тем, согласно нашим требованиям, мы еще и получили возможность этот газ реэкспортировать и откладывать отбор его части на более поздний период.

Требование второе: снизить цены на газ

В апреле 2014 года российская сторона отменила все действующие «скидки» (скидку по «харьковским соглашениям» об аренде базы для флота РФ в г. Севастополе, скидку по соглашению Путина и Януковича в конце 2013 года за отказ Украины от европейской интеграции), в результате чего цена на газ выросла с 269 до 485 долларов за 1000 кубометров.

Правительство Арсения Яценюка считало, что эти скидки были отменены незаконно, внешние юристы тоже видели основания требовать их сохранения. Но арбитраж не согласился с такой позицией.

К счастью, наша команда в «Нафтогазе» немного по-другому видела ситуацию. Мы подстраховались и обосновали требование снизить цену до рыночного уровня.

В идеале мы хотели снизить цену до уровня цен в Германии минус стоимость транспортировки.

Наш аргумент был таким: «Газпром» сам публично предлагал такую цену незадолго до переговоров «Тимошенко-Путин» в 2009 году. Поэтому именно таким образом нужно интерпретировать пункт контракта о праве пересмотра стоимости газа до уровня, который должен отражать цены на европейском рынке.

Однако арбитраж частично удовлетворил наши требования о пересмотре цены. К сожалению, в контракте не было и упоминания о необходимости отнимать стоимость транспортировки от России до европейского рынка. Поэтому в арбитраже нам удалось доказать только наше право на такую же цену, как в Германии.

Кроме того, что он не отнимал упомянутую выше стоимость транспортировки, еще и засчитал «скидку по харьковским соглашениям» как пересмотр цены.

Но все равно мы смогли добиться очень существенного снижения.

Например, во 2 квартале 2014 года по решению арбитража цена была снижена на 133 доллара, и Украине не пришлось платить заоблачные 485 долларов за тысячу кубических метров. Финансовый эффект от пересмотра цены составил 1.8 миллиарда долларов.

Фото: група «Нафтогаз»

Если бы наши требования о пересмотре цены арбитраж удовлетворил в полном объеме, мы должны были бы получить еще и компенсацию от «Газпрома» за переплаты в период до 2014 года. Эта сумма могла бы составить 15.8 миллиарда долларов.

То есть, мы достигли бы даже большего успеха в арбитраже, если бы не формальные особенности политических соглашений «Тимошенко-Путин» и «Янукович-Путин».

Требование третье: повысить плату за транзит

С 2009 года «Газпром» ни разу не выполнил своих обязательств по контрактным объемам транзита, а тарифы на него не пересматривались. «Нафтогаз» получал меньше денег. Поэтому мы решили требовать соответствующую компенсацию.

Кроме этого, было еще одно требование: привести контракты в соответствие с законодательными изменениями. Это делалось для того, чтобы компания смогла отделить деятельность по транспортировке газа: «Нафтогазу» нужно передать отделенному оператору права и обязанности по транзитному контракту.

Фото: група «Нафтогаз»

К сожалению, до решения арбитража «Нафтогаз» формально обращался в «Газпром» о пересмотре транзитного тарифа только в 2009 году. И это письмо было признано судьями не соответствующим требованиям контракта к запросу на пересмотр тарифа. Если бы не это досадное формальное упущение, «Нафтогаз» мог бы выиграть компенсацию в сумме до 17.2 миллиарда долларов.

Согласно публичным данным, это самая большая сумма компенсации, присужденная в арбитраже между газовыми компаниями в мире.

В то же время арбитраж подтвердил нарушение «Газпромом» обязательств по объемам транзита, которые в соответствии с контрактом составляли ежегодно от 103 до 120 миллиардов кубометров в 2009-2017 годах, и присудил компенсацию в размере 4.63 миллиарда долларов. Согласно публичным данным, это самая большая сумма компенсации, присужденная в арбитраже между газовыми компаниями в мире.

Приведение транзитного контракта в соответствие с законодательными изменениями были признаны прерогативой украинского регулятора, а не арбитража.

Итог: Так что же получил «Нафтогаз» и потерял «Газпром»?

По состоянию на февраль 2018 года, когда трибунал вынес решение по транзитному делу, мы защитили Украину от потенциально разрушительных потерь в размере 81.4 миллиарда долларов США. Во-вторых, мы выиграли 2.1 миллиарда долларов США — долг, который мы больше не должны «Газпрому» вследствие арбитражного решения. И, наконец, мы получили дополнительные 2.6 миллиарда долларов США. Учитывая, что «Газпром» до сих пор не выполнил решение трибунала, начисленные штрафы на момент написания статьи достигли 200 миллионов долларов США.

Фото: группа «Нафтогаз»

Что это значит? Возьмем хотя бы выигранные «Нафтогазом» средства — 2.8 миллиарда долларов (2.6 миллиарда, выигранные в арбитраже плюс пеня). Сравним их с расходами на образование, предусмотренными бюджетом 2018 года. И учтем, что из этих выигранных средств компания исправно платит налоги. Одного этого достаточно, чтобы понять, какой эффект для экономики Украины имеет победа в Стокгольме.

Фото: група «Нафтогаз»

* Партнер проекта «Нафтогаз против Газпрома» — Юрий Витренко, исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины». Мнения и оценки, опубликованные в материалах проекта, могут не совпадать с позицией НАК «Нафтогаз Украины» и редакции НВ.

Читайте також:
Основной элемент / Три факта, которые надо знать о компании, обеспечивающей тепло и уют в домах украинцев

Чтобы прочитать всю историю — перейдите на страницу спецпроекта «Нафтогаз против Газпрома». 

Диалоги о бизнесе

23 мая, в Киеве, известные предприниматели Сергей Тигипко, Пётр Чернышов, Игорь Смелянский и Дмитрий Шимкив станут спикерами лекции НВ «Диалоги о бизнесе: как преуспеть в эпоху перемен».

Записаться на лекцию

Выбор редакции

Финансы

Вчера, 20:05

thumb img
Судья Хозсуда Босый перенес дело по долгам Коломойского перед НБУ, отменив все ходатайства регулятора
Компании/Рынки

Вчера, 17:24

thumb img
HeidelbergCement уходит из Украины. Кто помог инвестбанкиру выкупить цементные заводы у немцев
thumb img
Потеря позиций. Какие активы в Киеве может продать Эста Холдинг Рината Ахметова

Стань автором

Если Вы хотите публиковать свои колонки на НВ Бизнес, пишите по адресу:

kolonka@nv.ua