Что такое скрытые субсидии и почему это опасно для государства - фото
Спецпроект

Что такое скрытые субсидии и почему это опасно для государства

15 мартa, 16:20


Что такое скрытые субсидии?

Скрытые субсидии — это когда вы предоставляете кому-то право купить товар по цене меньше рыночной. Хотя можете продать этот товар дороже, или вы даже сами можете покупать этот товар по более высокой цене, чем продаете.

Вы таким образом дарите средства. Но не прямо, а из-за разницы в цене. Это и называется скрытой субсидией.

Когда вы кому-то предоставляете такие скрытые субсидии, то, при прочих неизменных условиях, как говорят экономисты, вы должны осознавать такие очевидные последствия:

1. Вы получаете не все средства от реализации товара, которые могли бы получать (терпите финансовые потери).

2. Вы стимулируете неэффективное потребление товара, который субсидируете: чем меньше цена, тем обычно больше потребление (это называется эластичность спроса).

3. Больше скрытых субсидий получает не тот, кто беднее, а тот, кто потребляет больше, и поэтому, вероятно, богаче.

4. Вы стимулируете снижение производства товара, поскольку чем меньше цена, тем меньше обычно его производится (это называется эластичность предложения).

5. Если скрытые субсидии предоставляются только части покупателей этого товара на рынке, то это стимулирует две вещи. Первая из них — спекуляция. Когда покупатель приобрел по административно заниженной цене, а перепродал по рыночной. Вторая — коррупция. Вы, наверное, будете административно ограничивать возможность для спекуляций, поэтому появятся «схемы» обхода этих ограничений.

В Украине политики традиционно делали ставку на скрытые субсидии на газ. Хотя стоило бы создавать условия для роста зарплат и пенсий, которые бы позволяли платить рыночную цену за него.


Последствия многолетней политики скрытых субсидий

1. В 2018 году скрытые субсидии составляли 6% от доходов государственного бюджета. По данным Международного валютного фонда, с точки зрения доходов государственного бюджета на душу населения Украина отстает от среднеевропейского уровня в 19 раз. С другой стороны, зарплаты и пенсии отстают от среднеевропейского уровня в 7 и 22 раза соответственно).

2. Потребление энергетических ресурсов на единицу площади превышает уровень соседних европейских государств. В 2016 году украинцы потребляли в среднем вдвое больше газа, чем европейцы.

Фото: група «Нафтогаз»

3. Состоятельный человек с большим домом будет получать больше скрытых субсидий, чем среднее домохозяйство в Украине, ведь он будет потреблять больше газа. Согласно публичным данным НКРЭКУ, потребители, которые имеют дом площадью более 400 квадратных метров, потребляют в среднем 7663 кубометров газа в год. Тогда как среднее домохозяйство с площадью жилья в 70-120 квадратных метров потребляет 1343 кубометров газа соответственно. Так, например, известный политик Юлия Тимошенко (в ее декларации за 2017 год указано, что она арендует дом площадью 588 квадратных метров в Козине), которая выступает за скрытые субсидии, просто по логике вещей будет получать на такое здание в 6 раз больше «помощи» от государства, чем среднее домохозяйство.

4. Добывается в 1.8 раза меньше газа, чем могло бы быть при условии внедрения рыночных механизмов; на этом теряется до 3.4% ВВП.

5. По моей информации, контроль над всей цепью поставок газа населению (по административно заниженным ценам) и крупнейшим его потребителям (по рыночным ценам) принадлежит группе компаний Дмитрия Фирташа, основателя скандального газового посредника «Росукрэнерго». Незаконные доходы от этого бизнеса оценивались в миллиарды долларов, а коррупция начиналась с мастера в облгазе и вела к самой верхушке власти.

Стоит все же добавить, что показатели 2018 года, несмотря на проблемность, существенно меньше, чем на пике — в 2014 году. Тогда проблемы со скрытыми субсидиями критически угрожали государственности Украины.

 

Скрытые субсидии как процент от доходов Государственного бюджета

В 2014 году — 19%
В 2018 году — 6%
 


Кому выгодны скрытые субсидии, кроме политиков и группы Фирташа, которые создали и сохраняют такую систему?

России. Поскольку неэффективное, завышенное потребление газа в Украине и проблемы с его добычей приводят к тому, что газ нужно импортировать. Это дает возможность России экспортировать больше газа: либо напрямую в Украину, или в Европу, откуда мы импортируем газ сейчас. В обоих случаях дополнительные украинские деньги финансируют российский бюджет. На этом Россия уже заработала, а Украина потеряла огромные средства — 11.7 миллиардов долларов за 2009-2015 годы.

Неудивительно, что российские компании (прежде всего «Газпром») и приближенные к Кремлю олигархи имеют глубокие партнерские отношения с группой Фирташа. Именно эта группа владеет телеканалом, который неоднократно подозревали в пророссийских настроениях — «Интером», и пророссийски настроенной группой депутатов в парламенте.

 

Вопрос выживания

Проблемы, связанные со скрытыми субсидиями, существуют до сих пор. Но они существенно меньше, чем на пике в 2014 году, когда эти проблемы несли критическую угрозу государственности Украины.

Сначала — цифры. В 2014 году все субсидии, как упомянутые выше скрытые субсидии, так и адресные субсидии, которые предоставляются отдельным потребителям по их обращению, составили 24% от доходов Государственного бюджета. В 2018 году — 14%. Разница между регулируемой ценой на газ для нужд населения и рыночной ценой в 2014 году составила почти 8 раз. В 2018 эта разница сократилась до 1.7 раза.

Фото: група «Нафтогаз»

Для меня в 2014 году решение проблемы со скрытыми субсидиями было вопросом выживания «Нафтогаза» и украинского государства.

О недостатках системы скрытых субсидий и до меня долго говорили настоящие эксперты, в частности из МВФ. И украинские премьеры — Юлия Тимошенко и Николай Азаров — соглашались с этим. И брали перед Фондом обязательства ликвидировать подобную «помощь» населению.

А потом просто «включали дурака» и рассказывали, что их неправильно поняли. Что скрытые субсидии — это если регулируемая цена ниже вычисленной ими самими «себестоимости», а не рыночной цены. Что правительство хочет что-то изменить, но ему мешают законы, или НКРЭКУ (формально определяет цену), или украинские суды, которые отменяют решение о повышении цены. Запад критиковал, «а Васька слушал, но продолжал есть».

Я знал, как эту порочную практику разрушить и как ее заменить другой системой, более эффективной. Понимал и мог объяснить критичность момента для проведения необходимых изменений, а также то, как «Нафтогаз» может быть инструментом для них.

А потом уже мы могли бы вместе с международными финансовыми организациями и европейскими институтами реализовывать отдельные инициативы. Ведь я понимал, как они были взаимосвязаны между собой, в том числе, и по уменьшению скрытых субсидий.

Например, закон о рынке газа был ключевым для изменения «рамки» ценообразования на газ.

Другой пример. Когда мы услышали, что изменения невозможны из-за «узких мест» в системе социального обеспечения населения, и на решение проблемы потребуются годы, мы убедили всех и помогли организовать проведение необходимых мероприятий. Вот в чем была моя роль.

Да, у меня была и есть идеология этих изменений. Это идеология эффективного рынка, активной роли государства по обеспечению этой эффективности, а также роли современной национальной компании как инструмента для этого.

Если более конкретно о стоимости газа, то моя идеология — конкурентные цены с параллельным повышением зарплат и пенсий. И чтобы рост благосостояния людей опережал увеличение счетов за газ и общую инфляцию. То есть, чтобы украинцы от этой реформы чувствовали себя богаче, а не беднее.


Почему не все еще удалось?

Правительство не проводит многих изменений, которые я считаю необходимыми для успешного завершения реформы. Иногда даже вопреки законам, обязывающим его это делать.

Например, у нас до сих пор нет конкурентного ценообразования на газ для нужд населения. Или, другими словами, либерализованного розничного рынка. Это позволяет Дмитрию Фирташу сохранять монополию — посредством нормативных актов правительства и вопреки закону «О рынке природного газа». Так, в августе 2017 Секретариат Энергетического Сообщества инициировал дело против Украины относительно несоответствия ключевого нормативного акта в этой сфере европейскому законодательству.

Сложно назвать оптимальной политику Кабмина, в результате которой аномально высокий процент потребителей — около 30% — сейчас получает адресные (и для многих унизительные) субсидии на оплату коммунальных услуг.

Гораздо лучше было бы вместо этого обеспечить увеличение доходов работающих, особенно бюджетников, а также рост пенсий и адресной социальной помощи. Увеличение доходов перекрыло бы увеличение расходов на коммунальные услуги и общую инфляцию.

Вместе с тем нужно было бы объяснять людям, что увеличение выплат из госбюджета происходит благодаря сокращению скрытых субсидий.

Убежден, что в таком случае реформа была бы популярной.

Замкнутый круг скрытых субсидий, бедности и коррупции (патернализма и клептократии) не является чем-то уникальным для Украины. Но даже если бы украинцы смирились с этим, международные партнеры вряд ли поддержали бы такую страну в ее борьбе за подлинную независимость. Особенно когда оппонентом выступает такое мощное государство, как Россия.

* Партнер проекта «Нафтогаз против Газпрома» — Юрий Витренко, исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины». Мнения и оценки, опубликованные в материалах проекта, могут не совпадать с позицией НАК «Нафтогаз Украины» и редакции НВ.

Читайте также:
Особое противостояние / Стокгольмский арбитраж. Как он проходил?

Чтобы прочитать всю историю — перейдите на страницу спецпроекта «Нафтогаз против Газпрома».