Хочется видеть крупные предприятия под руководством женщин и женщин в политике — народный депутат

10 января, 17:49
Партнерский проект
Марина Бардина, народный депутат (Фото:Марина Бардина)

Марина Бардина, народный депутат (Фото:Марина Бардина)

В последние годы тема гендерного равенства, недискриминации и противодействия домашнему насилию стала одной из наиболее внедряемых работодателями в рамках корпоративной социальной ответственности бизнеса. Не стояли в стороне и компании в Украине. Так, в рамках проектов UNFPA, Фонда ООН в области народонаселения, «Трамплин к равенству» и «ЕС за гендерное равенство: вместе против гендерных стереотипов и гендерно обусловленного насилия» при финансовой поддержке Европейского Союза и Швеции в сотрудничестве с ООН Женщины и офисом вице-премьер- министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины было создано несколько важных инициатив. В частности, Рейтинг ответственного бизнеса и Корпоративный Альянс, который уже объединяет 40 компаний. Мы спросили участников Альянса, изменились ли их подходы с начала полномасштабной войны в Украине, какие практики применяют работодатели сейчас и как поддерживают семьи в это сложное для всех время.

Видео дня

Каким главным достижением может похвастаться Украина в сфере борьбы с домашним насилием, можно ли сделать оплачиваемым трехлетний отпуск по уходу за ребенком, как евроинтеграция меняет гендерные подходы украинских работодателей, что должно сделать государство, чтобы больше женщин с детьми вернулись на родину после войны. Об этом — в разговоре с народным депутатом, заместителем председателя комитета Верховной Рады по вопросам внешней политики и парламентского сотрудничества, Мариной Бардиной.

Марина Бардина,

народный депутат, заместитель председателя комитета Верховной Рады по вопросам внешней политики и парламентского сотрудничества

Почему говорить о гендерном равенстве и претворять его принципы в жизнь в Украине сегодня чрезвычайно важно? Какова сейчас ситуация? Можем ли констатировать, что в Украине мужчины и женщины в обществе находятся в равных условиях?


Очень хотелось бы это констатировать. И я верю, что однажды мы с вами встретимся и констатируем это. Но, к сожалению, не сегодня. Потому что гендерного равенства как такового в разных сферах пока еще нет. Хотя там, где, например, у нас больше прав и возможностей у женщин, сегодня мужчины приобретают какие-то свои права, и наоборот. Почему гендерное равенство важно? Для меня это — банально, социальная справедливость. Если в обществе так много женщин, а в Украине это больше половины населения, то наверняка женщины должны быть представлены повсюду. И в политике, и в экономике, и в совершенно разных сферах жизни, как частных, так и публичных. Вот собственно в этом и важность абсолютной социальной справедливости для всех людей, проживающих на планете Земля.

Давайте поговорим о том, что делает государство в вопросах гендерного равенства. Как выравнивается эта ситуация? Можно от простых вещей исходить: когда рождается ребенок, раньше в декрет уходила мама и несколько лет могла находиться дома с ребенком. Я знаю, что сейчас государство сделало все должное, чтобы таким правом могли пользоваться мужчины. Более того, пользуются уже даже.


Государство сделало ряд шагов. Но, как всегда, хочется больше, чем имеем. Но то, что мы уже сегодня имеем, тоже большое достижение. Если говорить о декретных отпусках, их есть два для женщины. Первый, скажем так, это отпуск по родам, абсолютно физическое явление, которое гарантировано.


По сути, больничный такой.

Больничный, да. И отпуск по уходу за ребенком до трех лет, который и раньше могли взять мужчины, но мама была первым лицом, у нее первое право было. Отец мог уйти в такой отпуск, только когда мама принесет справку, что вот, я вышла на работу, дайте, пожалуйста, моему мужу (бабушке, дедушке) отпуск. Сегодня же эти правила изменились, мы действительно уравняли мужчину и женщину в возможности иметь этот трехлетний декретный отпуск. То есть в семье семья решает, кто берет его. И ввели совершенно новый отпуск, которого никогда не было в Украине — это две недели, которые мужчина может взять в течение первых трех месяцев со дня рождения малыша. Этот отпуск оплачивается, его оплачивает работодатель. Как депутат, как гражданка, я невероятно благодарна, что работодатели взяли на себя эту ответственность и поддержали такой проект, такое новшество в Украине.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу
depositphotos
Фото: depositphotos

Проще ли сейчас оформлять мужчине декретный отпуск, чем когда-то?

Теперь это проще. Например, если раньше женщина была ФЛП, то априори мужчина вообще не имел права претендовать на такой трехлетний отпуск, потому что ей не было откуда принести справку, что она вернулась к работе. Сейчас этого нет. Это связано, в частности, с евроинтеграционными процессами Украины. Если мы идем в ЕС, это банальные вопросы базовых прав человека. Хотим мы этого или нет, но гендерного равенства будет все больше, женщин мы будем видеть все больше в публичной сфере, а мужчин больше занимающихся детьми. Это не значит, что мужчины и женщины поменяются ролями, нет, это абсолютно будет равная возможность для всех граждан — заниматься тем или иным делом. И очень бы хотелось все-таки видеть общество, когда ответственность за рождение ребенка и уход за ним не ложится исключительно на женщину. Если бы мужчины так же не сторонились, не стеснялись, в коллективах их не унижали бы за это, а они с достоинством, с большим желанием брали бы на себя часть таких бытовых дел по уходу за ребенком.

Женщина, участвующая в политической жизни страны, женщина в государственных органах власти. Сейчас какое-то движение произошло в этом смысле?

Произошло, я бы сказала, и очень большое, потому что в нашем созыве парламента больше всего женщин за все годы независимости нашей страны — 21%. Не какие-то там 60%, это 21%. Но нам удалось, благодаря нашим коллегам-мужчинам в том числе, проадвокировать и внести изменения в Избирательный кодекс. У нас следующие выборы, как местные, так и национальные, будут проходить с обязательной гендерной квотой на уровне 30−40% в зависимости от размера громады. И эта квота будет обязательной, распределение женщин в списках будет обязательным. То есть, в следующей каденции парламента и местных советов мы увидим еще больше женщин. Много такой законодательной работы происходит в сфере гендерной политики сегодня, опять же в силу того, что заинтересованы в этом женщины-законодательницы.

Что касается квот, я помню, как активно обсуждался этот вопрос. Были такие соображения, что будет такой формализованный процесс, это так плохо, потому что где-то этих женщин будут собирать и так далее. Я тогда усмехнулась и подумала: наверное, это мужчины написали. Потому что женщины действительно хотят в политику, и им там есть что делать. Это самое важное.


Абсолютно. И вы знаете, так много талантливых, активных, ответственных женщин, которые уже работают в своих громадах, очень часто там секретарями, помощниками мужчин на разных должностях. Поэтому очень важно дать эту возможность, окно возможностей. Конечно, кто-то будет хотеть своих технических кандидаток протаскивать, и они это будут делать. Но те миллионы женщин, которые будут искать возможность действительно быть задействоваными в политике, будут иметь эту возможность. Это суперважно, чтобы все больше и больше женщин занималось политикой. Мы тогда будем видеть, как происходят изменения. Потому что у мужчин и женщин совершенно разный опыт. И правильно, и нормально его совмещать. Это же эффективность, производительность. Это только на пользу всем будет.

depositphotos
Фото: depositphotos

Если говорить о бизнесе. Думаю, что для развития бизнеса для женщин сейчас в Украине никаких проблем нет?

Я в бизнесе не работала, поэтому могу судить только по тому, что слышу. Есть определенные проблемы в плане карьерного роста, занимания топ-менеджерских должностей. В плане, опять же, сочетание работы с материнством. То есть очень много требований в силу определенных общественных традиций, скажем так. Но так же много работодателей, много бизнесов, которые все больше интересуются равенством, которое должно быть в коллективе, как должна быть налажена работа, чтобы была политика, дружественная к семьям с детьми, что такое гибкий график, что такое общие корпоративные мероприятия для семей, когда приглашают семьи своих сотрудников Мы становимся более открытыми. И здесь европейский опыт пригодился. Я вчера буквально общалась с одним предпринимателем, он предоставляет работу более тысячи людей. Он говорит: «Мы хотим выйти в следующем году на позицию номер один как компания-работодатель». Человек сразу же интересуется комфортом для сотрудников. Конечно, только эти критерии могут вывести в топ, и уже ему интересно. То есть, что нужно сделать для женщины, чтобы она выбрала его компанию, а не конкурента? Что нужно сделать для мужчины? Как должен выглядеть рабочий день и так далее? Поэтому очень позитивно, что мы с каждым годом становимся современнее.

У нас такие мотивированные бизнесы, может быть, государству вообще не нужно вмешиваться в этот процесс?


По факту государство не очень вмешивается непосредственно в процесс, как бизнесу это налаживать. Это больше мировые тенденции, и мы как депутаты излагаем это в законопроектах. Но мы не указываем бизнесу, что вы должны взять такое-то количество женщин, вы должны организовать такой рабочий график, а не другой. Это больше ответственность на уровне бизнеса. А государство там задает некоторые тенденции. Вот мы, например, два года назад запретили сексизм в публичной рекламе. Как это отразится на работодателях? Это повлияет только на компании и маркетинговую часть, когда на бигбордах не будут вешать обнаженные тела женщин, рекламируя магазин мяса, например. Сейчас зарегистрирован законопроект по квотам в наблюдательных советах. Если посмотреть, например, на итальянцев, на шведов, у них есть эти квоты, и так они шли по пути к равенству. У нас пока дискуссии. Потому что есть вопросы, которые легче проадвокатировать в парламенте, есть более сложные вопросы. Но опять-таки это вопросы, которые рано или поздно снова станут реальностью, ведь мы движемся к европейским стандартам во взаимоотношениях между людьми.

Мы с вами выяснили, что Украина сейчас на пути к гендерному равенству, что действительно многое делается в нашем государстве на этом пути положительного. А как война повлияла на все эти процессы? Ведь что-то изменилось в нашем понимании роли мужчины и женщины с 24 февраля, верно?

Если честно, мне трудно сказать непосредственно, что изменилось. Потому что я не вижу проблемы пола в том, как украинцы помогают ВСУ защищать наших людей, наши территории. Я вижу, что мужчины и женщины одинаково включены в волонтерскую деятельность, медики так же одинаково мужчины и женщины задействованы. В ВСУ больше службу несут мужчины, но женщин мы также видим, 50 тысяч женщин сегодня проходят службу в ВСУ. И эти тенденции совершенно изменились за девять лет войны. Если мы посмотрим на начало 2014 года, то женщин было в разы меньше в ВСУ, сейчас их больше. Поэтому с точки зрения такого равенства или участия в безопасности, обороне, общественных процессах, я не вижу отличий. Но у нас действительно много внутренне перемещенных лиц, многие были вынуждены, спасаясь, уехать заграницу, и это, в основном, женщины, дети. И это уже вопрос семей, очень сильно страдающих во время войны от этих условий. Это разделенные семьи, это семьи, потерявшие своих родных и так далее. Здесь я бы больше говорила о семейной политике, о том, что государство должно делать в будущем, в контексте даже тех же декретных отпусков, как может или должен измениться декретный отпуск, чтобы семьи могли позволить себе рожать детей и не испытывать экономических затруднений в связи с этим. Потому что сейчас этот трехлетний отпуск, абсолютно неоплачиваемый, для меня выглядит позорно, если честно. Я считаю, что мы должны пройти реформу и найти способ, как частично оплачивать его, компенсировать женщине или мужчине, кто идет в этот отпуск. Найти механизмы, когда человек не остается один на один с нулевым доходом во время воспитания ребенка.

depositphotos
Фото: depositphotos

Я хотела бы вернуться к вопросу, что часть украинских женщин была вынуждена выехать за границу из соображений безопасности, в частности, безопасности своих детей. Среди моих знакомых, наверное, 99% уехавших говорят: мы обязательно вернемся, потому что здесь остались наши мужчины и потому что мы хотим жить в Украине. Что может сделать государство для тех, кто вернется? О чем сейчас государство должно думать, чтобы эти люди не остались где-нибудь в Германии, Польше, Швейцарии или Канаде?


Безопасность — это, наверное, ключевое, что останавливает людей, чтобы возвращаться сейчас. Хотя тот фактор, что мужчины остались в Украине, очень сильный. И я знаю многих женщин, которые уже сейчас вернулись с малолетними детьми в Украину к мужчинам. Потому что семья — это очень важно. И конечно, когда детство проходит без отца, это сложнее, чем когда семья полная. Я думаю, во-первых, государство должно максимально работать, чтобы наши международные партнеры поставляли оружие, поставляли системы ПВО. Что касается будущего, это, конечно, кампании украинизации, предоставление возможностей для наших женщин с детьми, кто выехал, учиться на украинском языке, читать на украинском языке за границей, пока они остаются там. А когда женщины вернутся, поддерживать здесь, создавать соответствующие социальные, экономические условия. Чтобы женщины понимали, что здесь есть место работы, происходит восстановление государства, что здесь экономический потенциал достаточно сильный. Думаю, что у нас таких факторов будет хватать и девушки, женщины, дети будут возвращаться.

В нашем эфире мы много говорили с гостями о том, что важно для их сотрудников, как они поддерживали их в начале войны и поддерживают сейчас. А что касается государственных компаний и предприятий? Могут ли они в Украине обеспечивать равные возможности для всех сотрудников?

Могут, конечно. И очень положительно, что у нас есть рыночная конкуренция, если мы говорим о компаниях. Среди государственных предприятий сегодня есть успешные примеры. Буквально в прошлом году Фонд народонаселения ООН, кстати, проводил корпоративное рейтингование, где были и государственные компании, и они занимали топ-места по своим направлениям. Но все зависит в первую очередь от нас, людей, какие требования мы к своему руководству выдвигаем, как мы организовываем. Сейчас не говорю о профсоюзах или чем-то таком, потому что в любом коллективе может собраться два-три человека, пойти к руководству и сказать: «Послушайте, у нас есть коллега, которая родила ребенка и не уходит в трехлетний декретный отпуск. Давайте ей найдем в нашей огромной компании место, где она может делать все физиологические вещи, которые она должна делать в связи с кормлением ребенка». Нам есть над чем еще работать. Это в какой-то момент придет, а мы либо ускорим этот момент, либо будем его ждать. Придет он, потому что меняется общество. Очень хотелось бы, чтобы работники на своих местах общались об этом с работодателями. я не говорю требовали, но должна быть правильная коммуникация. Я не думаю, что работодатели будут отказываться, а наоборот, будут искать возможности обеспечить место работы. Ибо конкуренция присутствует, и кто не хочет терять конкурентоспособных сильных сотрудников, тот должен обеспечивать соответствующие условия.

Сейчас идет информационная кампания против насилия. Как государство вовлекается в противодействие гендерно-обусловленному насилию?

В этом году было сложно из-за войны, скажу откровенно. В прошлые годы у нас были очень сильные кампании при поддержке Министерства внутренних дел. В этом году также Министерство внутренних дел в сотрудничестве с UNFPA, Фондом ООН в области народонаселения организовали информационную, разъяснительную кампанию во всех городах. Домашнее, гендерно-обусловленное насилие никуда не девается. Но в связи с войной у нас сегодня есть другие вызовы. Это сексуальное насилие, совершенное российскими оккупантами в отношении наших граждан. Поэтому эта кампания «16 дней противодействия насилию» стала более широкой. Продолжаем работать в этом направлении. Но главным достижением, которое у нас есть за этот год, с чем можно выходить на акции «16 дней противодействия насилию», является ратифицированная Стамбульская конвенция, это базовый международный документ по противодействию домашнему насилию. И уже украинское законодательство на 70% наверняка адаптировано к этой конвенции. Мы продолжаем работать в отношении того, что осталось, чтобы за нашу каденцию полноценно вся юридическая база была. Потому что мы понимаем, что это явление, мы видим, что цифры увеличиваются. Но увеличение цифр не показывает, что увеличивается количество случаев домашнего насилия, нет. Оно показывает, что люди начинают говорить об этом, что это перестало быть нормой, что это перестало быть стыдом, исключительно частным делом и так далее. Потому что нормальные взаимоотношения в семьях между партнерами, счастливые семьи — это, в первую очередь, о взаимопонимании, умении вести диалог и договариваться, а не о насилии. Насилие — это не только побои. Оно может быть экономическое, психологическое, сексуальное.

К какому результату сейчас стремится Украина? Как вы видите идеальный мир с равными возможностями в нашем государстве?

У меня сразу ответ на этот вопрос — победа. А потом очень хочется видеть женщин на руководящих должностях в экономической сфере, крупные предприятия под руководством женщин, в политике чтобы было большое представительство, 50% должно быть. И отцовство — для меня очень важна эта сфера, чтобы мы нашли возможность реформировать трехлетний отпуск по уходу, где бы он был частично хотя бы оплачиваемым, где бы в него мужчины активнее были вовлечены.

Послушать интервью можно на подкасте: https://podcasts.nv.ua/rus/episode/17470.html

Показать ещё новости
Радіо NV
X