Конфликт с Коболевым, падение добычи газа и потемкинские деревни в Нафтогазе. Интервью с Юрием Витренко

22 июля 2020, 14:03

Юрий Витренко, завершивший работу в Нафтогазе 16 июля, в интервью Радио НВ рассказал о ситуации в компании, назвал причины падения добычи газа и оправдал высокие зарплаты в НАК.

НВ Бизнес выбрал главные цитаты из интервью.

О конфликте с Андреем Коболевым

У меня был, честно говоря, определенный профессиональный конфликт с [главой Нафтогаза] Андреем Коболевым относительно его команды. Здесь вопрос в том, кто именно входит в его команду. Если это Сергей Перелома, первый заместитель председателя правления, которого не показывают публике, но он есть, то тогда у меня профессиональный конфликт, возможно, с его командой. Суть этого профессионального конфликта заключается в том, что я настаивал, чтобы Нафтогаз не только на словах, но и на деле был бы трансформирован в современную компанию. Нафтогаз на самом деле, если убрать вот эти «потемкинские деревни», то это в принципе постсоветский комитет по нефти и газу. Это не нормальная компания, которая умеет зарабатывать деньги на свободном рынке в интересах своих акционеров. К сожалению, такой трансформации не произошло, хотя она должна была состояться. И именно с этим связан мой профессиональный конфликт с господином Коболевым. Почему, например, мне так хотелось, а господину Коболеву, возможно, не хотелось? Люди разные, у меня опыт и образование более западные… Я хотел, чтобы Нафтогаз был таким, как нормальные компании на Западе… У Коболева, например, больше опыта общения с украинской властью, построения отношений с ней.

Видео дня

О падении добычи газа

У Нафтогаза были амбициозные планы по увеличению добычи газа. Именно в этом году Нафтогаз уже должен добывать 20 млрд кубов газа. К сожалению, вместо увеличения добычи газа произошло уменьшение. И основной причиной этого, с одной стороны, является то, что НАК не выдавали лицензии или разрешения на новые участки для добычи газа. Но, с другой стороны, даже планы по увеличению добычи уже из существующих участков тоже не были реализованы.

Это тоже было частью моего профессионального конфликта с Андреем Коболевым, потому что я считал, что одной из основных причин было то, что в НАК не хватало специалистов, профессионалов. В компании на трех высших уровнях управления не было ни одного специалиста с профильным нефтегазовым образованием и с опытом непосредственной добычи газа. В современном мире невозможно рассчитывать на результат, когда все начальники непрофессионалы. Может, кто-то из начальников быть экономистом, юристом и т. д., но если все начальники не являются профильными специалистами, это уж точно неправильно…

[Бывший директор по интегрированному газовому бизнесу Нафтогаза] Андрей Фаворов был коммерсантом, владельцем собственной нефтетрейдинговой компании. Но коммерция и добыча газа — это немного разные вещи. Как говорят в Одессе, совершенно разные вещи. Он, возможно, знал, как торговать газом этому тоже есть вопросы), но по крайней мере он точно не знал, как добывать газ. То есть он не был инженером по образованию или геологом, который бы действительно разбирался в этом сложном предмете…

Впрочем, есть определенные положительные сдвиги… После критики Нафтогаз начал что-то делать. Недавно была новость о назначении Макса Витыка. Это профессиональный геолог, который преподавал геологию в ведущих университетах, работал в таких компаниях, как Shell. Он возвращается в Украину директором по проектам развития ресурсной базы. Это все нужно было делать раньше. Если бы не господин Фаворов был ответственным за добычу, а действительно специалисты, то у нас было бы увеличение добычи, а не падение. Я лично в этом уверен.

О проблемах с получением лицензий на новые месторождения

У частных компаний возможностей давать взятки было больше, давайте называть вещи своими именами. И именно поэтому Нафтогаз не получал лицензии. Он действительно не мог платить взятки. Я был лично куратором Укргаздобычи. Там работала команда Олега Прохоренко, и я не могу себе представить, чтобы он ходил и раздавал взятки. Ведь для того, чтобы раздать взятки, сначала нужно коррупционным способом заработать те деньги и тогда их раздавать. Он не мог раздавать официальные деньги Укргаздобычи. Вот в чем была проблема. Затем ситуация изменилась, Нафтогаз даже начал получать новые лицензии, но все равно этого было недостаточно, и это не самые лучшие лицензии.

Во-вторых, если более фундаментально, то у нас неправильно весь процесс построен. Нам нужно, чтобы крупные компании — международные компании с соответствующими технологиями — вкладывали средства в разведку, а потом уже, когда есть определенные разведанные участки, разведанные ресурсы, это все выставлялось на аукционы. А мы сейчас хотим выставлять на аукционы участки с геологической информацией, которая не соответствует международным стандартам, требованиям инвесторов. Поэтому сейчас с такой ситуацией привлечь крупные компании практически нереально. И это должно быть изменено, должны применяться другие подходы.

О зарплатах и премиях в Нафтогазе

Не следует всех выстраивать под одну гребенку, нужно разделять мухи и котлеты. С одной стороны, есть люди, которые зарабатывают деньги. Например, моя команда отсудила у Газпрома $3 миллиарда, и мы за это должны получать зарплату и премию, которую, кстати, еще не получили. Это нормально, когда вы говорите: «Смотрите, заработайте мне деньги, и я вам заплачу премию». Если этого не делать, не мотивировать людей зарабатывать денег, то мы так и останемся бедной страной.

Однако, действительно есть паразиты, чиновники, которые, по сути, делают чиновничью работу. Они никакие не бизнесмены, никакие не менеджеры, их политики назначили, потому что у них какие-то непрозрачные политические договоренности. И эти чиновники представляют собой каких-то суперзападных менеджеров и хотят получать такие деньги, которые получают западные менеджеры. Это неправильно, поскольку их компетенция не соответствует уровню компетенции начальников нормальных коммерческих компаний. Такого чиновника, которого назначают в государственную компанию, никогда в нормальной коммерческой компании не сделали бы начальником, там начальники должны зарабатывать деньги, а не просто их тратить.

О причинах вывода Витренко части заработанных в Нафтогазе средств из Украины

Когда я занимался бизнесом, я работал не только в Украине, я работал в Лондоне, в банке Merrill Lynch, это глобальный международный инвестиционный банк. Для меня абсолютно нормальным является использование различных юрисдикций для вкладывания различных инвестиций. Даже большинство иностранных инвестиций в Украину структурируются через, например, Кипр или через различные иностранные юрисдикции, так как это обеспечивает защиту инвестиций. В этих странах преобладает верховенство права, функционируют нормальные суды.

О том, должны ли сотрудники госкомпаний подавать декларации

Здесь необходимо различать. Я никогда не был главой Нафтогаза, даже членом правления, а заставить всех работников НАК или всех работников государственных компаний декларировать свои доходы и вообще доходы было бы неправильно, потому что это поставило бы в неравные условия работников государственных компаний и негосударственных. Тогда нужно всех граждан Украины заставить декларировать свои доходы и доходы, вас (журналистов. ред.) тоже. Если вы считаете это правильным, давайте дискутировать. Если вы считаете это неправильным, тогда давайте это не предлагать. Но касательно чиновников, то есть людей, наделенных государственными полномочиями, это действительно правильно.

Подписывайтесь на подкасты Радио НВ в Soundcloud, Apple Podcasts, Google Podcasts и на платформе MEGOGO.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X