«Торговая дипломатия — одна из форм защиты интересов государства и его территориальной целостности», — Дмитрий Лось, глава правления UBTA - фото
Позиция

«Торговая дипломатия — одна из форм защиты интересов государства и его территориальной целостности», — Дмитрий Лось, глава правления UBTA

30 июня 2021, 18:35


Н астоящая независимость государства обеспечивается сильной экономикой внутри и мощными экономическими связями снаружи. В этом убеждены в Украинской ассоциации бизнеса и торговли (UBTA). Каким образом Украина может достичь экономической независимости, как украинским компаниям удается налаживать торговые связи за пределами страны, и каким образом ассоциация планирует помогать отечественным экспортерам завоевывать новые рынки, НВ рассказал Дмитрий Лось, глава правления UBTA.

Видео дня

Дмитрий, когда и с какой целью была создана UBTA?

Формально ассоциация была создана в январе 2020 года, но, как и все, мы практически сразу попали в локдаун, что не очень помогло нам в развитии. Поэтому в активном режиме наша работа началась только с октября прошлого года. Основная цель ассоциации — это промотирование интересов украинского бизнеса на внешних рынках и внутри страны путем создания платформы для эффективной работы компаний, налаживание работы с властью в интересах бизнеса и аналитически-просветительская работа. Также нам очень хотелось, чтобы мы могли хоть немного изменять собственную страну через динамические изменения в мире.

Кто такие эти «мы»?

Мы — это команда людей, которые создавали UBTA. Каждый из нас имеет как минимум 15-летний опыт работы в бизнесе и на международном рынке. Инициаторами создания ассоциации были аграрные компании, один торговый дом и Украинский центр содействия инвестициям и торговле (ITFC). Всего сейчас в ассоциации работает около 20 человек, включая Брюссельский офис.

У вас есть офис в Брюсселе?

Да, его возглавляет Назар Бобицкий. UBTA зарегистрирована в перечне лоббистов в ЕС. Однако из-за ситуации с ковидом и постоянных карантинных ограничений наш офис в Брюсселе пока в ожидании полноценной стабильной работы. Поэтому сейчас мы в основном работаем с Украиной, периодически ездим в Брюссель и ждем полноценного восстановления свободного перемещения по миру.

Зачем было создавать новую ассоциацию? Ведь в Украине уже есть немало организаций, работающих на стороне бизнеса. Чем вы отличаетесь от других образований?

По нашему мнению, в Украине не было никого, кто бы профессионально и системно отстаивал интересы украинского бизнеса за рубежом. Мы понимали, что большинство подобных институтов работают или неэффективно, или имеют целью другие задачи. Например, Федерация работодателей Украины пытается отстаивать точку зрения своих членов внутри государства. EBA (Европейская бизнес-ассоциация) больше отстаивает интересы европейцев в Украине, чем украинцев в Европе. Любое министерство или организация вроде такого монстра, как Торгово-промышленная палата, имеют одну особенность: они чрезвычайно большие и поэтому, как правило, очень неповоротливые. Чем больше становится организация, тем больше она теряет в скорости принятия решений. Однако сейчас мир ставит совершенно новые задачи, он меняется очень быстро, поэтому и двигаться нужно быстрее. Если ты не успел, ты уже опоздал, потерял возможность. Кроме этого, нужен профессиональный подход к анализу рынков. Если ты не понимаешь картину мира, ты также теряешь свое время и время своих партнеров.

Наталья Кравчук

Фото: Наталья Кравчук

Почему ассоциация поддерживает именно экспортеров?

Потому что это люди и компании, которые видели мир. Они понимают международные правила игры. Когда мы находимся здесь, нам кажется, что Киев — большой город, а Украина — большая страна. Но на самом деле мы только часть мира и мы должны играть по мировым правилам. Однако бизнесу нужно помогать в этой игре. После 2014 года состоялась фактическая переориентация экспорта. Тогда мы вышли с рынка России, потеряли рынки Средней Азии, которые логистически были связаны с Россией и куда очень трудно добраться в обход нее. Из того, что мы видим сейчас, наша организация была действительно нужна.

Кто входит в ассоциацию?

У нас есть различные формы сотрудничества: полное членство, ассоциированное членство и партнерство. Если брать всех вместе, то сейчас в состав ассоциации входят 115 компаний. Если брать имеющих полное членство, то их больше 16. Это такие крупные компании, как «Фармак», «Оболонь», «Дарница», «Сингента».

То есть, это прежде всего крупный бизнес?

Нет, масштаб и размер компании — это не критерии членства. К нам может вступать и малый и средний бизнес, но есть интересный нюанс. С большим бизнесом все понятно: он заинтересован в продвижении и может сам финансировать команды, которые будут отстаивать его интересы. Средний бизнес очень радует своей активностью. Это люди, которые создали себя сами, они имеют активную проукраинскую позицию, согласны что-то делать самостоятельно и одновременно умеют договариваться. А вот малый бизнес, к сожалению, не очень хорошо умеет организовываться. Мы им объясняем, что им нужно объединиться и затем присоединиться к нам, ведь участие в нашей ассоциации для них полезно, хотя и стоит денег. Однако реальность такова, что пока малый бизнес не понимает ценности объединительной идеи.

Каким сферам бизнеса интересно работать с вами?

Наша деятельность начиналась с агросферы. Позже к нам присоединились металлурги, есть компании из сферы логистики и производства. Недавно, и это стало приятной неожиданностью: большие фармакологические компании проявили инициативу и создали у нас фармкомитет. В дальнейших планах создание IT и инвестиционного комитетов. Мы выиграли несколько грантов USAID, благодаря чему можем помогать малому и микроагробизнесу, в частности, обучаем выстраивать эффективную бизнес-модель, находить и расширять каналы сбыта, осуществлять экспортную деятельность.

Сотрудничаете ли вы с органами государственной власти?

Безусловно. Мы и вынуждены, и хотим сотрудничать с государством, чтобы отстаивать интересы бизнеса. У нас в стране исторически тривиальная ситуация: все общение бизнеса и власти — это коррупция. У нас нет ни одного официального определения, что такое институт лоббизма и как он должен работать. Но по крайней мере все понимают, что для существования лоббизма нужно, чтобы кто-то имел собственную точку зрения и обращался с ней к правительству. Хочу подчеркнуть вот что: сейчас в собственности государства осталось 10% предприятий и имущества, 90% — это частный бизнес. Поэтому очевидно, что повестку дня уже давно должен формировать бизнес, хотя это еще далеко не так. Поэтому нам очень хотелось создать прозрачную площадку для коммуникации бизнеса между собой и с властью.

Какие конкретные проекты сотрудничества с властью вы уже реализовали?

Наша команда недавно организовала торговую миссию в Южную Африку, которой все остались очень довольны — как бизнес, так и государство. Такие проекты без контактов с государственными органами реализовать невозможно. Во-первых, чтобы работать и экспортировать как минимум нужно получить правильное лицензирование, и без переговоров нашего государства с другими государствами бизнес ничего не сможет сделать. Во-вторых, торговые ограничения, квотирование — все это требует присутствия и активной позиции Торгового представителя. Поэтому мы имеем дело с государством. Но хочу отметить, что те, с кем мы сейчас работаем от государства, нам нравятся. Это довольно молодые и активные люди, которые имеют проукраинское мировоззрение и хотят что-то менять. Насколько это получается делать в системе, которая им досталась, это другой вопрос, но они действительно стараются.

Есть ли у вас лоббистские проекты?

В Украине нас трудно назвать лоббистами, ведь у нас нет для этого законодательной базы. Однако мы работаем с народными депутатами, стараемся доносить до них точку зрения, которую мы транслируем от бизнеса. Ведь, конечно, нужно следить за тем, какие нормы принимаются парламентом и понимать, как они могут повлиять на бизнес. Преимущественно мы стараемся работать с правительствами других стран, ведь одна из наших целей — защита интересов нашего бизнеса за рубежом. Было уже много примеров, когда правительства других стран пытались ввести увеличение акцизной или импортной пошлины на определенные группы товаров. Именно здесь сотрудничество таких негосударственных организаций, как наша, и правительства, в частности, МИД и Минэкономики, становится очень важным.

Из-за того, что нужно вести переговоры между государствами на одном уровне?

Именно так, и было бы неприемлемо работать нам как неправительственной организации с правительствами других стран напрямую. Но есть еще и другой нюанс. Например, в субсахарской Африке на более чем 30 стран Украина имеет всего три посольства. Насколько мне известно, в составе посольства только два человека могут заниматься вопросами торговли: посол и первый секретарь. В итоге это шесть человек на примерно половину огромного материка. Поэтому если мы не будем помогать деловыми контактами, обмениваться информацией с представителями государства, то дела не будет. Есть еще и собственная амбиция. Я верю в то, что торговая дипломатия — это одна из форм защиты интересов государства и его территориальной целостности. Ведь чем больше у тебя партнеров, заинтересованных в сотрудничестве с тобой, тем больше они будут заинтересованы в экономической поддержке. Если Китай, США, Великобритания и Турция будут иметь значительные инвестиции в Украину, они вряд ли захотят их потерять из-за нестабильности внутри и снаружи Украины.

Наталья Кравчук

Фото: Наталья Кравчук

Как, по вашему мнению, будут развиваться внешние экономические отношения Украины?

Украина успешно пересмотрит соглашение с ЕС, и украинский бизнес будет в выигрыше. Однако для этого нужно провести огромный объем работы. Речь идет о расчетах, работе с лоббистскими командами в странах ЕС, переговорах с нашим бизнесом и с ЕС на уровне государства и негосударственных организаций для формирования соответствующей переговорной позиции. Например, если вы начнете обсуждать аграрные вопросы с Францией, то, наверное, проиграете. Если логистические вопросы, касающиеся наших перевозчиков, будете обсуждать с Польшей, тоже проиграете. А если вы будете находить союзников, которым эти вопросы не так критичны, еще и будете искать с ними касательные точки, то и можете получить результат. И это не политические лозунги.

Это скорее экономическая челночная дипломатия.

Так и есть. Это единственный способ добиться того, что ты хочешь. И тогда голос Франции, которая есть в устойчивой оппозиции к украинским аграриям, мы можем пересилить благодаря сотрудничеству в этом секторе с Германией, Италией или Грецией. Можно быть конкурентом Польши в вопросах логистики, но ее союзником в других вопросах. В этом наш приоритет номер один, чтобы соглашение с ЕС было пересмотрено, и наша ассоциация готова всячески помогать в этом украинскому правительству.

Что вы уже успели сделать за время деятельности организации?

Наша команда рассчитывала для Торгового представителя Украины экономические последствия различных вариантов пересмотра Соглашения о свободной торговле с ЕС — это документ почти 600 страниц. Мы предоставляли аналогичные расчеты по Великобритании. Мы приняли активное участие в консультациях бизнеса и правительства по климатическим вопросам, в частности, «Зеленого соглашения»: писали письма премьер-министру, чтобы сделать перерасчет, услышать бизнес и принять адекватный Второй Национальный определенный вклад Украины в Парижское соглашение. Вместе с Центром экономического восстановления выполнили новые расчеты, и они отличаются от предоставленных Минприроды. Сейчас на финальной стадии согласования этих расчетов с профильными ассоциациями. Мы уже провели нашу первую миссию в Южную Африку. Мы фактически реализовали ряд B2B проектов на уровне бизнеса между странами Африки, ЕС и Ближнего Востока. При нашем участии было разработано несколько законов, которые уже проголосованы Верховной Радой во втором чтении. В частности, закон о ветеринарной медицине, к которому наши специалисты имели непосредственное отношение. Также мы активно ведем деятельность по объединению людей и компаний. Конечно, объединение — не наша основная цель, мы стремимся прежде всего выполнять конкретные задачи для бизнеса. Но то, что мы объединяем, для нас важно, значит, мы движемся в правильном направлении.

Что вы намерены сделать в ближайшее время?

Планов много, но я расскажу о наиболее приоритетных задачах. Мы проведем еще не менее пяти торговых миссий в страны ЕС, субсахарской Африки и Ближнего Востока, которые нам интересны. Мы планируем несколько ивентов с Китаем, чтобы найти диалог на бизнес-уровне. Также думаю, что отношения бизнеса между Украиной и Великобританией будут развиваться очень активно. Не забывайте, что 50% поступлений в госбюджет — это экспорт. Поэтому, если ты заботишься о своей стране, нужно заботиться и развивать ее экономическую и экспортную мощь. Нам может что-то нравиться или нет политически, но мы должны уметь экономически дружить со всеми, кто хочет дружить с Украиной.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Делитесь материалом




Радіо НВ
X