Спрос на цифру. Интервью с экспертом украинской ІТ-отрасли Александром Чубаем

20 декабря 2021, 12:45
Новости компаний
SoftServe

SoftServe

Один из лидеров украинской ІТ-отрасли — компания SoftServe — уже много лет помогает глобальному бизнесу подружиться с цифровыми технологиями, создавать цифровые двойники, продуктовые экосистемы и находить конкурентные преимущества. Определяют ли технологии успешный бизнес будущего?

О ключевых технологических трендах, которые будут определять мир в ближайшие годы, и секретах успешной цифровой трансформации бизнеса мы говорили с CTO SoftServe Александром Чубаем.

Видео дня

Александр Чубай

CTO SoftServe

— Александр, каким глобальным технологическим трендам следовал в 2021 году большой бизнес?

— Этот год был, как ни странно, весьма успешным для крупного глобального бизнеса. В этом году (на время написания статьи) индикатор S&P500 имеет один из самых высоких показателей роста, особенно поражает рост технологических компаний. С одной стороны, это обусловлено мягкой монетарной политикой многих центробанков мира, а также стимулирующей фискальной политикой многих правительств.

Грубо говоря, на рынке появилось очень много денег, а с другой стороны — из-за того, что система была выведена из равновесия, люди оказались в более изолированных условиях и обстоятельствах, что вызвало спрос на цифровое взаимодействие. Такое сочетание — огромный спрос клиентов и наличие триллионов долларов в экономике — дало некий толчок процессу создания новых сервисов, стимул модернизации цифровой инфраструктуры и инновации.

SoftServe
Фото: SoftServe

Мир сегодня живет в постоянном поиске конкурентного преимущества, и технологии здесь играют роль его активатора. Далее — в зависимости от отрасли, о которой мы говорим — технология может трансформироваться в разного рода применения. Сегодня в тренде — криптоэкономика, в частности создание цифровой децентрализованной инфраструктуры для следующего поколения интернета (web 3), мультивселенная (metaverse), а также цифровые двойники (digital twins) в реальном секторе.

Кроме того, в силе есть и тренды, актуальные для прошлых лет — облачные вычисления, технологии искусственного интеллекта. Единственное отличие — в 2021 году процессы значительно ускорились, и спрос на создание и построение цифровых платформ, сервисов и продуктов намного превышает предложение со стороны ІТ-компаний. В связи с эттим компании по ІТ-индустрии (не только в Украине и мире) активно развиваются, однако не могут удовлетворить тот спрос, который есть на рынке.

— Не приведет ли перегретый рынок к раздуванию пузыря в технологическом секторе?

— Действительно, может быть ситуация пузыря, и многие говорят, что он уже сейчас есть, в том числе на рынке финансовых активов (когда рост в 30%-40% год к году никого не удивляет). Кроме того, благодаря действиям предыдущих 20−25 лет, во время предыдущих кризисов, у Федеральной резервной системы США и европейских центробанков осталось ограниченное количество инструментов: они зажаты в определенных рамках, поэтому все, что могут делать — двигаться так, как двигались до того.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу
SoftServe
Фото: SoftServe

Слова о пузырях уже превращаются в реальность — достаточно посмотреть на рост стоимости финансовых активов за последнее время, а также инфляцию в США 6%, и это самая высокая инфляция за последние 30 лет, растет размер долга в ВВП страны. Демографические процессы, когда пожилых людей становится все больше, а молодых людей, которые являются движущей силой экономической активности — все меньше, что тоже не способствуют улучшению ситуации. Поднимать процентную ставку и вести более строгую экономическую политику — очень рискованно, ведь американская экономика очень закредитована, существует много крупных компаний (компании зомби), которые могут не выдержать более высоких процентных ставок и из-за строгих экономических ограничений многие люди могут оказаться без средств к существованию.

Нет большого выбора и именно из-за этого, возможно, как пишут многие экономисты, следующее десятилетие будет десятилетием ускоренной инфляции, где выйти из сложной ситуации удастся за счет именно инфляции, что позволит снизить реальную стоимость долговой нагрузки. В этом сценарии обычно выигрывает должник и проигрывает кредитор (например, владелец долгосрочных облигаций).

— Значит ли это, что мы наблюдаем сейчас ситуацию, похожую на ситуацию накануне крушения доткомов?

— Действительно, деньги следуют за идеями. И количество денег сейчас растет быстрее, чем количество идей. Стоимость денег, по сути, определяется учетной ставкой ФРС США, что стремится к нулю. В прошлом, когда стоимость денег была выше, проекты, которые имели более низкую, по сравнению со стоимостью денег, проектную рентабельность даже не рождались. Однако теперь, когда стоимость денег — ноль, проект, получивший хотя бы небольшую рентабельность, имеет право на жизнь, и если еще добавить возможности по левереджингу (заимствованию капитала под низкий, чем рентабельность, процент) — мы можем получить довольно неплохую прибыль на внесенный капитал.

С одной стороны — это надувание пузыря. С другой стороны, мы имеем положительный эффект, ведь сейчас есть возможность для большего количества попыток создать инновацию. Это количество попыток должно превратиться в качество, в прорывные бизнес-идеи и новые бизнес-модели.

— Сегодня цифровая трансформация — основа конкурентного преимущества бизнеса. Кто на сегодняшний день мигрирует в диджитал в поисках конкурентных преимуществ, а кто — вынужден диджитализироваться из-за пандемии и ограничений?

— Оба сценария существуют параллельно. Каждый из них имеет право на существование, ведь основная потребность бизнеса — стать более эффективными за счет технологий. Отмечу, что больше инноваций сосредоточено в высококонкурентных доменах — в ритейле, финансах, в частности, в области пользовательских продуктов. Там, соответственно, бизнес более инновационный по своей природе (в поиске новых каналов, моделей, способов взаимодействия с клиентом), чем бизнес в более традиционных отраслях или отраслях с более высоким уровнем регуляции. К примеру, сфера здравоохранения более зарегулирована и, соответственно, мы видим здесь меньший уровень инноваций — более старые интерфейсы, другой уровень сервиса… Думаю, если мы хотим развиваться, нужно обращать внимание на те домены, которые имеют высокий уровень конкуренции — там можно найти те решения и идеи, которые можно будет адаптировать в других областях бизнеса.

Возвращаясь к вашему вопросу: оба тренда существуют параллельно, но отрасли, имеющие меньший уровень конкуренции, цифровизируются скорее от безысходности, от изменения ситуации, чем от необходимости догнать и перегнать конкурента.

— Как случилось, что такая гибкая индустрия, как ІТ, оказалась в ситуации, когда не может удовлетворить спрос на ІТ-решения и соответствующую экспертизу?

— Если посмотреть на ІТ-рынок на макроуровне, то можно увидеть, что он двухкомпонентный. Первый уровень — производители технологий, второй уровень — потребители технологий, то есть предприятия, которые адаптируют технологические инновации для получения экономической выгоды (конкурентного преимущества, развития новых сегментов и услуг). Производители технологий — это, например, провайдеры облачных вычислений (Google, AWS, Microsoft), производители чипов и т. д. Также в этой категории производителей, но в другой части этого спектра есть такие компании, как Salesforce, Adobe, Workday и т. п., которые предлагают готовые решения, автоматизирующие определенные участки работы предприятий (продажа, кадры, управление проектами и т. д.).

SoftServe
Фото: SoftServe

Соответственно, потребители технологических инноваций — это предприятия разных отраслей. Если представить эту упрощенную макроуровневую модель, то увидим, что производители технологий могут производить технологии гораздо быстрее, чем потребители технологий адаптировать их под собственные нужды. В результате этой разницы в скоростях возникает незаполненное пространство, своего рода неудовлетворенный спрос со стороны потребителей технологии, который и является основой мирового рынка цифровых, инженерных и ІТ-услуг. «Рыночный пирог» растет быстрее, чем способность игроков на рынке его поедать. Большинство услуг связано с людьми, которые являются носителями определенной технологической экспертизы, необходимой для производства таких услуг — глобальный рынок именно поэтому не столь эластичен, как спрос.

Не секрет, что дисбаланс между спросом и предложением на разработку технологических решений был обычным положением вещей на ІТ-рынке на протяжении последних лет. Необычным был этот год, ведь дисбаланс вырос существенно и приобрел необычные масштабы: с одной стороны, пандемия обострила потребность в эффективных цифровых каналах взаимодействия с клиентами и отдаленной работы, с другой — на рынке появилось большое количество денег. Поскольку предложение все базируется на экспертизе людей, нельзя, грубо говоря, добавить 100 тысяч ІТ-инженеров за один год до 200 тысяч уже существующих в Украине технических специалистов. А для этих дополнительных 100 тысяч разработчиков есть работа.

— О спросе: с чем к вам сегодня идет бизнес, чего требует от вас?

— Бизнес постоянно ищет дифференциацию. Все приложения, все проекты, в которых мы участвуем, сосредоточены вокруг построения определенного рода цифровых опытов, взаимодействий и продуктов. К примеру, у нас есть такой сегмент как Software & High-Tech, где мы больше ориентированы на обслуживание топовых технологических компаний вместе создавая их цифровые продукты и платформы, которые дают на рынок технологическую ликвидность для глобальных предприятий. В этом случае бизнес интересуется нашей технологической экспертизой — чем глубже экспертиза, тем интереснее заказчику наше предложение.

Когда мы говорим уже о предприятиях, которые используют технологии для конкурентного преимущества, то эта категория больше сконцентрирована на конечных решениях. Здесь мы конкурируем с точки зрения— строить или покупать. Когда речь идет о развитии конкурентного преимущества компании, с точки зрения дифференциации, выбор очевиден за «строить», ведь дифференциацию нельзя купить. Если ее можно купить — это уже не дифференциация.

— Большой бизнес движется к построению экосистем. Насколько актуален этот тренд для бизнеса, с которым вы сотрудничаете?

— Да, это один из классов инноваций, где компании пытаются найти дополнительную синергию, объединяясь в экосистемы и получать целостный эффект. Если говорить о будущем, то он состоит не только в построении бизнес-экосистем, но и в построении определенных виртуальных сообществ, которые через определенный тип взаимодействия смогут давать дополнительный экономический эффект.

Один из трендов, который интересен лично мне, — переход к Web 3.0. Если первая генерация интернета ( до 2000-х годов), это потребление контента с настольного компьютера, а второе поколение ( настоящее время) — контент в нескольких формах, созданный самими пользователями на централизованных платформах, третья генерация сфокусирована вокруг децентрализации интернета. Это относительно новый тренд, но если посмотреть на уровень инноваций в нем, то увидим огромный потенциал для дальнейшей эволюции бизнеса и общества в целом.

SoftServe
Фото: SoftServe

Сейчас, я бы сказал, мы находимся в первой минуте первой серии первого сезона этого многолетнего сериала. Одна из проблем, которую этот тренд решает, — координация поведения и обмена ценностями большого количества людей ( и организаций) при отсутствии посредника, обеспечивающего доверие между участниками взаимодействия. Если проще, то это борьба с монополией: монополией государства на деньги, банков на финансовые услуги, социальных платформ на монетизацию пользовательского контента и т. д. Основа Web 3.0 как группы технологий — технология блокчейн и смежных технологий, уже имеющих несколько успешных реализаций. С точки зрения построения экосистем и возможности децентрализованной координации их участников, чтобы они получали экономическую выгоду, это возможно.

Децентрализованные автономные организации (Decentralized Autonomous Organizations), построенные на принципах криптоэкономики и теории игр, позволяют разрешить автономное управление организацией, которая может быть экосистемой, таким образом, чтобы все участники получали экономическую выгоду в зависимости от величины собственного взноса. Договоренности в рамках такой экосистемы будут автоматически выполняться децентрализованным алгоритмом, который невозможно подкупить или подделать. Это, может быть, одна из главных инноваций ближайшего десятилетия как для коммерческих организаций, так и для публичных организаций, для политических партий и т. д.

SoftServe
Фото: SoftServe

Если посмотреть еще дальше, это может эволюционировать в новые формы общественного взаимодействия путем создания виртуальных сообществ, объединенных одной миссией или интересом, имеющих отдельную экономическую систему в форме своей денежной единицы, а также децентрализованную форму управления, при которой правила и управление автоматически выполняются алгоритмами на основе децентрализованных разумных-контрактов, при чем границы таких сообществ могут охватывать участников из многих стран, что делает эти сообщества аналогом виртуальных стран. Это может существенно изменить мир, в котором мы живем.

Сейчас индустрия находится только на этапе построения инфраструктуры: формируется инфраструктура, помогающая разным блокчейнам взаимодействовать между собой, появляются новые способы получения консенсуса в децентрализованных экосистемах и т. д. И хотя мы все еще на этапе построения инфраструктуры, уже появляются примеры, где мы идем немного дальше — например, отрасль децентрализованных финансов (DeFi) или токенизации цифровых и физических активов (NFT). Особенно за этот год здесь появилось десятки миллиардов долларов. Это та инновация, которая может развиваться дальше, но временная перспектива здесь измеряется десятилетиями.

SoftServe
Фото: SoftServe

Мы будем видеть постепенное проникновение этих идей в бизнес, в головы людей, что будет ускорять их адаптацию. Кстати, скорость адаптации растет, и криптотехнологии быстрее адаптируются, чем в свое время интернет — несмотря на скептиков, этот процесс продолжается, и, что самое интересное, молодое поколение является основным двигателем, как с точки зрения адаптации, так и с точки зрения создания инновативных решений в этой сфере. Интересно, что центробанки некоторых стран активно работают на создание своей цифровой денежной единицы. ( central bank digital currency) с дополнительными программируемыми свойствами, отсутствующими в традиционных деньгах, а значит, можем ожидать больше инноваций в этой области в целом.

— В 2020—2021 годах определяющим можно назвать тренд перехода бизнеса на удаленную работу. Насколько у бизнеса сохранился запрос на подобные решения?

— Удаленная работа не определяет рынок. Мы как компания, долгое время использовавшая решения для удаленной работы, органично вошли в новую реальность, когда рынок труда был выведен из равновесия. Учитывая, что мы работаем преимущественно с западными заказчиками, для нас привычная ситуация, когда средства разработки находятся в одном регионе, а потребление сервисов в другом.

Следует посмотреть с другой стороны. Удаленная работа останется, ведь и привыкшие люди и бизнес понял, что так функционировать возможно. Здесь есть даже свои экономические выгоды: можно полагаться на глобальный талант, не ограничиваясь местностью, где вы находитесь — качество таланта является большим определителем будущей выгоды, чем его близость.

Долгое время компании имели определенные физические рамки, однако сегодня они постепенно размываются, организации становятся более виртуальными, более лояльными к удаленной работе, однако мне кажется, ощущение принадлежности к компании у работника намного снижается. Как убивающее курение, капля за каплей, незаметно с точки зрения одного дня, но стопроцентно с перспективы одной жизни, так и удаленная работа, постепенно, капля за каплей, уменьшает ощущение принадлежности человека к компании — процесс невидимый в ежедневной перспективе, становится очевидным уже через год.

SoftServe
Фото: SoftServe

Кроме того, на этого человека охотятся компании со всего мира из-за тренда на глобальный поиск талантов. Уменьшение ощущения принадлежности и глобальный спрос на таланты приводит к «Великому Переходу» людей из компании в компанию. Это приводит к повышению внимания бизнеса к тем сегментам, которые непосредственно занимаются работниками, предоставляют им сервисы. Сегодня бизнес пытается решить вопрос, каким образом повысить уровень принадлежности работника к компании и каким образом технология может помочь это сделать. Бизнес понимает: если ничего не делать, он будет проигрывать борьбу за талант.

Еще один момент в этом контексте, в контексте удаленной работы — это кибербезопасность. Из-за работы удаленное внимание к кибербезопасности растет еще больше. Компании гораздо больше инвестируют в кибербезопасность.

— Какие цифровые запросы у отраслей, с которыми SoftServe сотрудничает?

— Мы смотрим на рынок в тех сегментах, где можем дать больше всего и быть лучшими. Если говорить об отраслях, то можем видеть, что существует целая группа сегментов, условно, «реального сектора» (производство, энергетика, логистика и т. д.), где набирает популярность тренд сочетания нескольких технологий в целостном решении, связанном с цифровыми двойниками. То есть это виртуализация физических средств (агрегатов, машин, оборудования, физических процессов реального времени и т. п.) для того, чтобы можно было понимать их состояние в режиме реального времени, предусматривать это состояние, управлять им и даже симулировать его в виртуальной среде. За последние 2 года таких проектов достаточно много, особенно в этом году. Это свидетельство того, что диджитал проникает не только в процессы офисного характера, но и в реальный сектор.

Также можно увидеть параллели из прошлого — так как в прошлом ІТ-инфраструктура прошла свой путь виртуализации на пути к облачным вычислениям, и таким образом сейчас подобные процессы происходят с основными средствами и процессами в отраслях реального сектора. Основное экономическое преимущество здесь в том, что вы можете манипулировать физическими объектами с такой же легкостью как и цифровой сущностью, моделировать и проводить симуляцию их состояния и работы, и таким образом быстрее и дешевле находить параметры оптимального состояния этих средств и т. д. Это моделирование становится быстрее, гораздо дешевле, чем делать собственноручно, напрямую взаимодействуя с оборудованием без симуляции. Здесь смешиваются робототехника, интернет вещей, большие данные и искусственный интеллект.

Приведу пример. Мы работаем с одним из крупных производителей сельхозсырья на уровне виртуализации процесса производства, на заводах и фабриках, где в зависимости от входного качества продукции можем автоматически подбирать оптимальные параметры производственных линий для наилучшего выхода. Моделирование этих параметров происходит в виртуальной среде, когда оцифрован процесс производства с виртуальными цифровыми репликами.

SoftServe
Фото: SoftServe

Это позволяет достичь динамической вариативности процесса — в зависимости от того, какая продукция поставляется на вход, вы можете автоматически выбирать настройки производственных линий, применять эти настройки к самим линиям, а они уже адаптированы к этой продукции. Раньше такой экономической характеристики просто не было. Подобные вещи за последние 2 года мы видим все чаще.

Другое дело — концепция мультивселенной. Мы видим этот тренд, который только набирает свои обороты и еще у него нет многих адаптаций на рынке, но если вкратце, то речь идет об общем виртуальном 3D-пространстве, которое поддерживает свое постоянное состояние в реальном времени и в котором можно взаимодействовать как с людьми и сообществами, да и с виртуальными персонажами и контентом, созданными средствами искусственного интеллекта.

Мы здесь идем в авангарде и помогаем строить решения и платформы для мультивселенной. Сейчас это может показаться утопией, но это интересная область, которая может стать дополнительным экономическим двигателем для многих стран. В этом году появились первые ростки постройки такого рода платформ. Сегодня SoftServe сотрудничает с компанией, являющейся пионером в этом направлении и помогает строить такого рода инфраструктуру для мультивселенной.

— Насколько реальный сектор украинской экономики заинтересован в цифровизации?

— Трудно сказать. Важным фактором оцифровки процессов бизнеса является доступ к дешевым и длинным деньгам, а также рентабельность бизнес-модели. Без этого очень трудно оправдать экономический эффект от диджитализации (это, ведь, дорого). В общем, совокупность факторов: краткосрочный интерес большинства участников, высокая стоимость капитала, низкая рентабельность текущего бизнеса, низкая покупательная способность внутреннего рынка, влечет за собой отставание бизнеса, и это опасно.

SoftServe
Фото: SoftServe

В результате мы приходим к тому, что капитализация наша очень низкая и очень легко купить, заменив продуктом из других стран. Это меня очень волнует. Я считаю, что Украина должна делать гораздо больше, чтобы выигрывать конкуренцию за деньги — их в мире очень много и мы, к сожалению, не среди тех стран, которые сегодня эту конкуренцию выиграют.

— На что, в первую очередь, должен обращать внимание условный украинский бизнес из реального сектора экономики, который решил сделать цифровизацию своим конкурентным преимуществом?

— У каждого бизнеса свой контекст, однако, если обобщать, то, мне кажется, многие компании, не только в Украине, но и в мире, должны быть готовы к переменам. Чем больше компания, тем больше сопротивление ее «иммунной системе» к переменам. Осознание процесса перемен и реорганизация под них могла бы ускорить уровень метаболизма, что приведет к более быстрой адаптации технологий.

Компании организованы для эффективной работы на рынке, а не для адаптивности. Если бы крупный бизнес смотрел с такой точки зрения на себя — как быть большими и одновременно оставаться гибким и адаптивным как малые компании — это очень помогло бы. Мы в SoftServe стараемся смотреть на себя именно так.

Вторая важная вещь — возможность для экспериментов. Надо иметь возможность экспериментировать, ведь когда мы экспериментируем, мы учимся. Попытка получить идеальный результат с первого раза — не лучшая стратегия. Если посмотреть на крупные инновационные компании в мире, они делают ставку на эксперименты, децентрализацию и делегирование решений на места. Это помогает иметь более высокую адаптивность и быстрее внедрять процессы.

— Для ІТ-компаний рецепт такой же?

— Для ІТ-компаний проблема в том, что спрос на их экспертизу сильно превышает предложение. Мы видим, что компании сливаются, чтобы выживать, мы видим, что глобальные игроки открывают офисы в Украине, повышая спрос на таланты. Что делать ІТ-компаниям?

Если оставаться в рамках существующей бизнес-модели, нужно активизировать работу по развитию талантов, искать новые источники получения и новые формы развития этих талантов, усиливать сотрудничество с университетами и возможно, уже идти на уровень школ. Также обычно следует работать над созданием новых моделей, у которых отсутствует прямая связь между количеством работников и объемом бизнеса — новыми продуктово-сервисными моделями и т. д.

— Как долго спрос будет настолько превышать предложение?

Мы, индустрия, можем расти на 30−45% в год, но у нас просто нет людей.

 — Мы говорим, что рынок перегрет уже несколько лет. Думаю, скоро достигнем какой-то точки равновесия, однако в целом, если не будет явного экономического кризиса, спрос будет существенно превышать предложение и способность украинского рынка расти будет меньше, чем спрос, годами. Для украинских специалистов это хорошая новость, ведь спрос на них будет расти, расти уровень их благосостояния и благосостояние страны. Чем больше мы людей сможем задействовать в этой области, тем лучше для страны.

Мы, индустрия, можем расти на 30−45% в год, но у нас просто нет людей. Предложение — узкое место нашего роста, поэтому нам, как государству, нужно максимально активизировать работу по развитию новых талантов.

Показать ещё новости
Радіо NV
X