Торговые войны, остановка заводов, уничтожение экспорта. Как Россия разрушала промышленность Украины до вторжения — четыре примера

28 декабря 2022, 09:41
Эксклюзив NV
Российский диктатор Владимир Путин на Магнитогорском меткомбинате в 2019 году (Фото:Кремль)

Российский диктатор Владимир Путин на Магнитогорском меткомбинате в 2019 году (Фото:Кремль)

Автор: Артем Ильин

Уже более 20 лет Россия ведет войну против Украины. До аннексии Крыма и полномасштабного вторжения — это была экономическая война, в результате которой останавливались предприятия и сокращался экспорт. Как действовали российские лоббисты?

«За последние несколько месяцев я объехал много производственных площадок в западноукраинских областях. Они пустуют уже десятки лет, поросли деревьями и травой. Большинство из них ранее работали на Газпром и другие российские компании, которые отказались от их продукции», — рассказывает НВ Бизнес Юрий Атанасов, совладелец трубной компании Centravis из Никополя. Его опыт поиска нового места для развития бизнеса свидетельствует о том, что Россия уже много лет ведет борьбу против украинской экономики.

Видео дня

Война, активная фаза которой началась в феврале, уже привела к разрушению крупных предприятий, транспортной и энергетической инфраструктуры, блокировке морских портов Черного и Азовского морей. Ожидается, что по итогам 2022 года ВВП Украины сократится на 32−33,5%.

Однако в Украине и ране из-за действий россиян останавливались предприятия и исчезали секторы экономики. На первый взгляд, могло показаться, что события не связаны между собой. Но если посмотреть шире, становится понятно, что исчезновение украинских НПЗ или остановка экспорта стали и труб в страны Таможенного союза — звенья одной цепи, кульминацией которых стало полномасштабное вторжение 24 февраля этого года. Большинство известных событий происходили после 2000 года, когда к власти в РФ пришел Владимир Путин.

Экономическая агрессия против Украины началась на 15−20 лет раньше военной. Выжить и развиваться смог тот бизнес, который вовремя заметил угрозу и отказался от «теплой ванны» в виде якобы гарантированного сбыта в РФ и другие страны Таможенного союза, который был создан в 2010 году, и был расширен в 2015-м.

НВ Бизнес вспоминает, что именно и каким образом потеряла украинская индустрия из-за лоббизма, действий и бездействия россиян.

Владимир Путин, Виктор Рашников и экс-глава SMS Генрих Вайс (с красным галстуком) (Фото: Siegener Zeitung)
Владимир Путин, Виктор Рашников и экс-глава SMS Генрих Вайс (с красным галстуком) / Фото: Siegener Zeitung

Металлургия

Горно-металлургический комплекс Украины в начале 1990-х выглядел очень мощным на фоне всей мировой металлургии. Украинские предприятия по итогам 1990 года выплавили 52 млн. тонн стали. Даже сегодня по данным worldsteel больше производит только шесть стран. Развал Союза привел к сокращению производства на металлургических заводах Украины более чем в 2 раза. Лишь к концу 90-х удалось стабилизировать и исправить ситуацию. В отрасли началась приватизация, а украинский металлопрокат проложил маршруты на мировые рынки. В частности, его стали покупать российские потребители, которые активно развивались благодаря сверхприбылям, которые страна-агрессор получала от экспорта газа и нефти.

Параллельно в российской металлургии создавались новые мощности, дублировавшие сортамент украинских металлургов. Возникла необходимость закрыть рынок РФ от импорта из Украины. «Одними из первых значительный удар от россиян получила оцинковка ММК им. Ильича. Это произошло в начале 2000-х», — вспоминает Александр Сирик, СЕО и совладелец консалтинговой компании MCI (Германия). Тогда он работал в государственном предприятии Держзовнишинформ, деятельность которого была связана с анализом экспортно-импортных операций.

С 1998 по 2000 годы экспорт ильичевской оцинковки в Россию увеличился почти в 4 раза с 27 тыс. тонн до 116 тыс. тонн. Поэтому конкуренты из РФ — Магнитогорский МК и Северсталь инициировали антидепинговое расследование. В 2002 году была введена компенсационная пошлина в размере 24,3% на продукцию ММК им. Ильича.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Поэтому мариупольские металлурги были вынуждены уменьшить объемы экспорта на российский рынок до 110 тыс тонн в год. При том, что годовые производственные возможности ММК им. Ильича по этой продукции составляли 350 тыс тонн.

До полномасштабного вторжения оставалось 20 лет.

После создания Таможенного союза, в который, кроме РФ, вошли Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызстан, ограничения начали распространяться на все эти страны. Это был один из инструментов принуждения Украины стать очередным членом этого политико-экономического объединения.

Владимир Путин  в 2016 году во время визита в цех Высота 239 на Челябинском трубопрокатном заводе (с 2021 г. входит в состав ТМК) (Фото: Kremlin)
Владимир Путин в 2016 году во время визита в цех Высота 239 на Челябинском трубопрокатном заводе (с 2021 г. входит в состав ТМК) / Фото: Kremlin

Трубы

«В начале 2000-х около 90% нашей продукции экспортировалось в Россию», — вспоминает Юрий Атанасов в разговоре с журналистом НВ Бизнес. Однако россияне сами начали выдавливать продукцию никопольского предприятия со своего рынка. Вводились различные ограничения, заставившие владельцев Centravis активнее внедрять новую стратегию сбыта и модернизировать производство. Уже в 2014 году доля продаж компании в РФ составляла менее 25%. И стремительно уменьшалась.

Похожая ситуация сложилась у другого крупного производителя труб — компании Интерпайп. В декабре 2005 года Россия ввела антидемпинговые пошлины на украинские бесшовные трубы, фактически запрещавшие поставки. Единственным украинским производителем, который имел квоты на экспорт своей продукции в Россию без пошлин, на протяжении многих лет был Интерпайп. По итогам 2012 продажи в Россию принесли компании Виктора Пинчука $380 млн. Но с 1 июля 2013 года россияне впервые за 8 лет не продлили действие квот. Их рынок полностью закрылся.

До аннексии Крыма и оккупации части Донбасса оставалось еще 8 месяцев. До полномасштабного вторжения — 8,5 лет.

Похожая история у Харцызского трубного завода (ХТЗ, Донецкая обл.). Это предприятие было самым крупным в Советском Союзе производителем труб большого диаметра (ТБД) для магистральных газопроводов и нефтепроводов. Здесь ежегодно производилось до 1,6 млн тонн продукции.

С 2001 года владельцем ХТЗ стала корпорация ИСД Сергея Таруты, Виталия Гайдука и Олега Мкртчана. После создания Группы СКМ в 2001—2002 гг. этот актив отошел Ринату Ахметову. Впоследствии он стал частью Группы Метинвест и продолжал работать преимущественно на российский рынок, потому что украинские заказы были слишком малы. Похоже, это раздражало российских бизнесменов и политиков.

Известно, что россияне несколько раз предлагали выкупить завод, давая обещание загрузить его заказами. В частности, в 2008 году на ХТЗ положил глаз Андрей Комаров, на тот момент российский политик и владелец промышленной группы ЧТПЗ из Челябинска. Договориться не удалось. В 2021 году он сам был вынужден продать свой бизнес конкурентам из Трубной металлургической компании (ТМК).

Поэтому в РФ было выстроено несколько новых линий по производству труб большого диаметра. Их получили Выксунский металлургический завод, Челябинский трубопрокатный завод, Волжский и Ижорский трубные заводы. А чтобы отказаться даже от украинского сырья для труб — на металлургических заводах РФ построили два прокатных Стана-5000. Украинская металлургия также лишилась большого рынка сбыта плоского проката.

Но россияне на этом не остановились. Чтобы газовики случайно не купили украинские трубы большого диаметра, в Газпроме ввели технические ограничения. Во внутреннем отчете Группы Метинвест, который осенью 2012 года опубликовал сайт Укррудпром, констатировалось: «Мощное лобби российских трубных заводов (ФРТП), существующие пошлины на украинские трубы диаметром до 820 мм, отказ от использования двухшовных труб диаметром 1220 и 1420 мм в новых проектах привели к фактическому закрытию [российского] рынка для ХТЗ».

Это произошло почти за 10 лет до полномасштабного вторжения. С 2014 года Харцызск находится в оккупации.

Российский диктатор Владимир Путин и министр Денис Мантуров (сзади Путина) в 2018 году во время визита на Уралвагонзавод, где также производят танки (Фото: Корпорация Ростех)
Российский диктатор Владимир Путин и министр Денис Мантуров (сзади Путина) в 2018 году во время визита на Уралвагонзавод, где также производят танки / Фото: Корпорация Ростех

Вагоностроение

Похожа история украинского вагоностроения, в котором создается продукция с высокой добавленной стоимостью. Украина являлась крупнейшим производителем грузовых вагонов среди всех республик СССР. Здесь работали Азовмаш (Мариуполь), Крюковский ВСЗ (Кременчуг), Стахановский ВСЗ (Луганская обл.), Днепровагонмаш (Каменское), несколько вагоноремонтных заводов Укрзализныци и десяток небольших производителей. Почти все они пережили 90-е, и развивались несмотря на глобальный экономический кризис 2008—2009 годов. В 2011 году эти предприятия произвели более 52 тысяч грузовых вагонов — наибольший показатель за всю историю отрасли. Все ожидали дальнейшего роста, но… произошел провал.

Что стало его причиной?

НВ Бизнес обратился к представителям нескольких производителей, пострадавших в то время. Они отказались от комментариев.

Но известно, что это также произошло связано с действиями россиян, фактически закрывших этот рынок для украинской продукции. Дело в том, что 75% грузовых вагонов, производимых в Украине, экспортировались именно в РФ.

В рамках политики импортозамещения, россияне построили несколько новых линий по производству вагонов и железнодорожных комплектующих, которые ранее импортировали из Украины. Например, крупное стальное литье. Одной из таких промышленных площадок стал Уралвагонзавод, где производятся не только вагоны и трамваи, но и танки.

Спрос на украинские вагоны начал постепенно уменьшаться. Но российские перевозчики все равно предпочитали уже проверенные конструкции из Украины. Поэтому в действие пошли более радикальные инструменты. Начиная с 2011 г. Реестр сертификации на Федеральном железнодорожном транспорте России (специальный орган, отвечающий за безопасность на железной дороге) несколько раз останавливал действие сертификатов соответствия для украинских вагонов и стального литья. Следствием этого стал полный запрет на закупки украинской продукции и остановка нескольких предприятий. Остальные предприятия ж/д машиностроения были вынуждены в разы сократить производство. В 2014 году вся отрасль произвела менее 6 тыс. грузовых вагонов.

С момента первых запретов Реестра сертификации до полномасштабного вторжения оставалось 11 лет.

Стахановский ВСЗ с 2014 года находится на оккупированной части Луганской области. Предприятия концерна Азовмаш в Мариуполе, которые последние 8 лет почти не работали, находятся на оккупированной территории Донецкой области с 2022 года.

Лукойл - Одесский НПЗ простаивал до продажи в 2013 году (Фото: nefterynok.info)
Лукойл - Одесский НПЗ простаивал до продажи в 2013 году / Фото: nefterynok.info

Нефтеперерабатывающие заводы

В течение весны и лета 2022 года россияне выпустили более 30 ракет по крупнейшему нефтеперерабатывающему заводу Украины — Укртатнафта (Кременчуг). Предприятие остановилось, что значительно усугубило топливный кризис в Украине и привело к полной переориентацию на импорт светлых нефтепродуктов с западных рынков. Источники НВ Бизнес, знакомые с деятельностью предприятия, на условиях анонимности рассказали, что одной из причин обстрелов могло быть и то, что когда-то среди его акционеров была российская ТатНефть, потерявшая свою долю еще в 2007 году.

30 лет назад украинские НПЗ производили бензин и дизтопливо не только для внутреннего рынка, но и экспорт. В начале независимости в Украине действовало 6 крупных нефтеперерабатывающих заводов: Надвирнянский, Дрогобычский, Херсонский, Одесский, Лисичанский и Кременчугский суммарной годовой мощностью 52 млн тонн нефтепродуктов. Однако после экономического кризиса девяностых они значительно сократили производство.

Не помогла даже приватизация, по итогам которой большинство предприятий получили профильных акционеров из России. Лисичанский НПЗ — ТНК-ВР, Одесский — Лукойл, Херсонский — Альянс и Казахойл (Казахстан). Среди акционеров Кременчугского НПЗ была Татнефть, именно поэтому предприятие получило название УкрТатНефть.

«Главной особенностью предприятий с российскими акционерами было то, что они почти не инвестировали в развитие. То есть с каждым годом эти НПЗ все сильнее в технологическом плане отставали от российских, белорусских и тем более европейских конкурентов», — объясняет Сергей Куюн, директор консалтингового агентства А-95.

Украинские СМИ в середине 2000-х в своих публикациях поясняли, что это якобы связано с «серым» импортом светлых нефтепродуктов. Но факт остается фактом: все заводы, где российские акционеры-нефтяники играли ключевую роль, остановились. Последним из них стал ЛИНИК в Лисичанске, который несколько лет перед полной остановкой работал на потребности российского рынка. С марта 2012 года предприятие простаивает.

До полномасштабного вторжения оставалось 10 лет.

Летом 2022 года Лисичанский НПЗ окончательно разрушили российские войска во время штурма города.

До февраля этого года украинский рынок светлых нефтепродуктов наполнялся преимущественно продукцией белорусских и российских НПЗ.

Все эти примеры говорят о том, что Россия очень давно и целенаправленно работала на уничтожение украинской экономики. Где-то запрещали или ограничивали поставки на свой рынок и рынки стран Таможенного союза, где -то покупали украинские заводы и останавливали их.

Но и украинская власть часто закрывала глаза на то, что российские инвестиции в Украине — это как правило не экономика и не более высокие стандарты ведения бизнеса, а элемент политического влияния и даже давления на нашу страну.

Лишь те украинские бизнесмены, которые вовремя заметили риски, смогли перестроить бизнес-модель и сохранить предприятия. «Увидев и проанализировав действия российских лоббистов, мы решили изменить нашу стратегию, смогли вовремя сертифицировать свою продукцию и выйти на европейский рынок до того, как там появились китайские и индийские конкуренты. Сегодня нас знают по всему миру и доверяют нашей продукции», — резюмирует Юрий Атанасов из Centravis.

Эта публикация создана в сотрудничестве с программой Democracy Frontline при поддержке Федеративного Министерства иностранных дел Германии. Организаторы программы ГО Media Frontline eV (Berlin) и ГО Тинк Тенк Юкрейн (Харьков)

Показать ещё новости
Радіо NV
X