«Бросили под автобус?» Смелянский, Коболев, Иски и еще девять мнений о том, что происходит с корпоративной реформой - фото
НВ Премиум

«Бросили под автобус?» Смелянский, Коболев, Иски и еще девять мнений о том, что происходит с корпоративной реформой

2 октября 2020, 15:42

НВ Бизнес расспросил членов набсоветов и СЕО госкомпаний и банков о том, что происходит с реформой корпоративного управления в Украине. Похоже, проблема в том, что дело брошено на полдороги

Громкое увольнение Андерса Аслунда из наблюдательного совет (НС) Укрзализныци, вновь дало повод говорить о том, что президент Зеленский и часть его окружения заинтересованы в развале реформы корпоративного управления в крупнейших госкомпаниях Украины.

Видео дня

Аслунд озвучил три причины своего решения.

Во-первых, он считает слишком высокими юридические риски, которым подвергается. По его мнению, правительство не предоставило страхование ответственности директоров и должностных лиц при подписании договоров.

Во-вторых, по его словам, много их решений не исполняются руководством Укрзализныци. Он отметил, что Кабмин не обеспечивает госкомпании достаточные регулятивные или финансовые условия для повышения эффективности и модернизации компании, что ставит ее в шаткое финансовое положение.

«В-третьих, нам, членам наблюдательного совета Укрзализныци, с апреля ничего не платят», — сказал Аслунд. После пяти месяцев невыплаты зарплаты он считает маловероятным, что сегодняшнее правительство Украины будет выплачивать какое-либо вознаграждение членам набсовета.

Ничего — это 47 тыс. грн в месяц. Такое ограничение размера выплат в госсекторе было введено парламентом с подачи исполнительной власти в Украине на период карантина. А этот период, похоже, затянется на неопределенный срок.

«Основная проблема в том, что президент и его депутаты не верят в хорошее корпоративное управление. Мы — иностранные члены наблюдательных советов тринадцати больших государственных компаний и банков — усердно работали, чтобы попытаться улучшить государственные компании Украины. От президента (единственного президента Украины, с которым я не встречался) мы получаем только оскорбления и препятствия», — написал Андерс Аслунд.

Контекст: что означает корпоративная реформа в Украине

Напомним, формирование набсоветов в госкомпаниях предусмотрено реформой корпоративного управления, которая стартовала в июле 2015 года. Тогда еще министр экономики Украины, а сейчас глава Укроборонпрома Айварас Абромавичюс назвал госкомпании основным генератором коррупции. Он же инициировал реформу корпоративного управления. Уже в июне 2016 года Верховная Рада приняла закон, который обязал госкомпании сформировать набсоветы, где вместе с представителями государства должны быть и независимые директора. В 2018 такие же требования были введены для государственных банков.

Корпоративная реформа нацелена на то, чтобы госкомпании получили политический иммунитет, а топ-менеджеры — назначались на рыночную зарплату через конкурс и собеседование набсовета, независимого от политиков, олигархов и их смотрящих. Принято считать, что дальше остальных в этой реформе продвинулись НАК Нафтогаз Украины, ПриватБанк, Международный аэропорт Борисполь и Укрэнерго. Набсоветы работают также в Укрзалиныце, Укргидроэнерго, Укрпочте, Укргазбанке и Администрации морских портов Украины (АМПУ), Укрэксимбанке, Ощадбанке.

Во многих госкомпаниях набсоветы так и не созданы. Отметим, что суммарно, согласно нормативной оценке Минэкономики, речь идет о том, что в сфере независимого корпоративного управления должны находиться государственные активы суммарной стоимостью 1,4 триллиона гривен.

По данным НВ Бизнес, из-за увольнения Аслунда премьер-министр Украины Денис Шмыгаль 30 сентября провел встречу с главами набсоветов госкомпаний. Шмыгаль предложил вариант увеличения максимальной суммы выплат на переходный период пока будет найден способ снятия ограничения в 47 тыс. грн и высказал предложение о введении КРI для НС.

НВ Бизнес обратился к инициаторам корпоративной реформы в Украине и действующим членам набсоветов, к СЕО госкомпаний и банков с вопросом том, согласны ли они с оценками Аслунда и ощущают ли сопротивление корпоративной реформе со стороны властей.

Игорь Смелянский

СЕО Укрпошты, член НС Укроборонпром

«Не соглашусь на 100%, при всем уважении с Андерсу Аслунду. Здесь нет белого и черного, как бы этого кому-то не хотелось. Государство и политики (даже самые плохие и коррупционные), особенно если они в демократическом государстве, заинтересованы в том, чтобы предприятия работали, были рабочие места и электорат был доволен. Безусловно министр или премьер-министр, не хочет отгребать за неработающие электрички, коррупцию или например за недоставленные посылки, при том, что если ранее они могли хотя бы принять кадровые решения, то теперь они отодвинуты от этого набсоветом. Когда вас бьют током, а вы не можете выдернуть шнур, навряд ли вы будете счастливы.

С другой стороны, формально, набсовет действительно не несет ответственность за результаты компании, так как они не принимают финансовый план, который является основным документом компании. Поэтому, когда некоторые политики кивают на новую власть, хочется им напомнить, что «полубеременная» реформа корпоративного управления, где набсоветам не дали реальные рычаги власти, не есть твореньем Слуг Народа.

Мое мнение — в текущем формате реформа корпоративного управления не даст желаемых результатов. Поэтому вопрос надо ставить не «поддержка» vs «сопротивление», а какая модель будет работать. И будет работать именно с учетом специфики Украины. При всем уважении к международному опыту, его нельзя copy and paste в нашей стране (а я работал за рубежом более 10 лет).

Два примера. Где хорошо работают набсоветы или советы директоров, судя по капитализации компаний? В США. Там если вы успешны, вы где-то к 45 годам (в IТ сфере — ранее) становитесь СЕО. Много (по 60−80 часов в неделю) работаете, становитесь богатым и еще более успешным и потом конечно устаете. При этом у вас отличный опыт, обширные контакты, и вы хотите еще оставаться в бизнес тусовке, просто с чуть менее сумасшедшим графиком, уделяя больше времени семье. И тогда вы идете в набсовет. Вы активно помогаете менеджменту, звоните потенциальным покупателям и поставщикам, участвуете в разработке стратегии и т. д. Скажите, кто у нас уже устал и может что-то передать? Сколько таких людей? В Украине жесткая нехватка профессиональных топ-менеджеров (не решал, а именно менеджеров). Поэтому тех, кто устал и готов помочь теоретически (особенно бесплатно) очень и очень мало. Второе — идет постоянная дискуссия какие стимулы должны получать члены Набсовета за свои большие зарплаты. Мы опять велосипед придумываем. Нет таких стимулов кроме материальной мотивации. В США члены набсоветов имеют пакеты акций, а значит кровно заинтересованы в долгосрочном, именно долгосрочном, успехе компании. И тут интересы акционеров и набсовета совпадают. Мы же опять пытались впихнуть невпихуемое.

Второй пример — как ответ на вопрос об участии иностранных членов набсоветов. Коротко — нужны ли они? Да, нужны. Хотя бы потому, что нужен лучший мировой опыт и, иногда, в Украине просто может не быть людей без конфликта интересов в той или иной отрасли. При этом, участие иностранных членов набсоветов не может быть панацеей. Возвращаясь к моему американскому примеру. Как работает член набсовета? Ну, во-первых, он или она уже эксперт в своей отрасли. Во-вторых, он или она настраивает свой новостной канал (интернет, Wall Street Journal и т. д.) на новости о своей индустрии и компании. То есть, когда начинается набсовет, они уже в курсе последних изменений, влияния политики на сектор, новых законов и т. д. То есть готовы и к стратегической дискуссии с менеджментом и к тактическим действиям.

Теперь представим, что меня назначили в набсовет итальянской почты. Я, к сожалению, не очень владею итальянским и не живу в Италии (еще не заработал на виллу). Откуда я буду черпать информацию? Я владею английским, но о почте Италии редко на нем пишут. Я не сильно в теме движений в итальянском парламенте. Итого — на дату заседания Набсовета я не в теме и моя реальность, как в фильме Social Dilemma, полностью зависит от того, как мне менеджмент подаст ту или иную информацию. И именно поэтому, возможно, члены Набсовета УЗ, могли в теории не знать, что тот или иной менеджер берет 100 баксов за вагон или крутит махинации с билетами. Но украинский народ и его руководители, справедливо считают, что знать они должны. Вот тут и возникает тот самый конфликт.

Есть ли решение? Да, есть. Думать, что в Украине мы найдем супер классных топ менеджеров или даже иностранных на сотни госкомпаний (особенно если они будут на минималке) — это святая наивность, чтобы не сказать хуже. Поэтому, во-первых, должна пройти приватизация всего того, что не нужно. Хотя и это «не нужно» нужно привести в адекватное состояние чтобы это кто-то купил за честную цену. Во-вторых, сделать госхолдинг по управлению госкомпаниями. Вывести это управление из министерств, сократив кстати очень сильно количество чиновников. Их, холдингов может быть один или 4−5: инфраструктурный, энергетический, сельхоз и т. д. и они должны получить все инструменты управления компаниями и безусловно ответственность за результат. Но на такое небольшое количество можно найти соответствующих членов набсоветов и среди них безусловно могут и должны быть достаточное количество тех, кто понимает Украину. Тут кстати нет разницы иностранный или нет. Есть люди с иностранными паспортами, которые годами работают в Украине и хорошо знают нашу страну и ее культуру. Они вполне могут достойно работать в набсоветах.

Так что, если коротко — как есть, работать не будет. Но можно внести изменения и результат будет точно лучше".

Андрей Коболев

Глава правления Нафтогаз Украины

«Украинские чиновники и политики декларируют поддержку реформы рынка газа и корпоративного управления. Эти цели подтверждены в меморандуме взаимопонимания между Украиной и МВФ, а также — в ряде соглашений для получения финансовой поддержки реформ. И много хороших инициатив, соответствующих стандартам ОЭСР, уже закреплены в законодательной базе. Например, закон о рынке природного газа и закон об акционерных обществах в целом соответствуют этим требованиям. Однако, практически в каждом составе правительства и парламента находятся те, кто делал попытки взять под контроль государственные предприятия.

В частности, несмотря на требования закона об акционерных обществах, правительство до сих пор не передало наблюдательным советам полномочия по назначению менеджмента, утверждения финансовых планов и стратегии компании. Ни один состав правительства до сих пор не выполнил свой долг акционера — не утвердил политику собственности компании.

Из последнего — популистские ограничения заработных плат для руководства госкомпаний (правление и наблюдательные советы). Такой шаг мотивировался экономией средств государственного бюджета. Однако вознаграждение менеджмента госкомпаний осуществляется за счет собственных средств компаний, а не дотаций бюджета. В отличие от госслужащих. Однако, ограничения заработных плат на время карантина проводилось через закон о госбюджете.

Кроме того, правительство установило заработные платы для членов наблюдательных советов, в том числе — госкомпаний с миллиардными активами, на уровне 10 минималок и в ряде компаний отказал в страховании ответственности менеджмента. Мы в Нафтогазе застраховали ответственность членов наблюдательного совета, однако наши члены наблюдательного совета подпадают под остальные ограничений.

Сейчас мы видим избирательность применения норм правосудия: Конституционный Суд признал неконституционными ограничения зарплат судей, депутатов и других чиновников. Но сотрудники госкомпаний не подпадают под эту категорию. Хотя они единственные, кто не получает зарплату из госбюджета.

Каждый независимый член наблюдательного совета (в Нафтогазе это иностранцы) принес свой опыт работы на международных и европейских энергетических рынках.

Например, председатель нашего наблюдательного совета Клэр Споттисвуд в свое время реформировала газовый сектор Великобритании и ее опыт очень помог при анбандлинге Нафтогаза и продолжает помогать сейчас, во время либерализации рынка газа Украины.

Кроме того, независимые директора еще и не заангажированы ни украинскими политиками, ни олигархами. Когда они видят проблему в управлении компанией, они указывают на нее и требуют решения, независимо от того, что является причиной этой проблемы — ошибки топ-менеджмента или проблемы регуляторной базы".

Айварас Абромавичюс

Генеральный директор концерна Укроборонпром Айварас Абромавичюс

«Считаю, что реформа корп управления подвергается риску. Ее бросили под автобус, под бурные аплодисменты крепких хозяйственников, антиукраинских и антизападных дельцов и просто откровенных жуликов. Бессмысленными и популистскими ограничениями по зарплатам, прежде всего, руководителям госкомпаний, мы в очередной раз доказываем, что государство — не привлекательный и не надёжный работодатель. Вместо того, чтобы усовершенствовать реформу, мы видим ее откат назад. Вместо борьбы с коррупцией, уже в самом начале пути, мы опускаем руки.

Большинство членов набсоветов приносят пользу. И независимые, и представители государства. Как украинцы, так и иностранцы. Потому-что пока работала система отбора, которая смогла привлечь большое количество достойных, профессиональных людей и не позволить коррупционерам приблизится к набсоветам. Это заслуга четырех последних правительств. Были привлечены люди, которые несмотря на репутационные риски и даже риски личной безопасности согласились помочь стране в важнейший период трансформации. Как результат — вместо ежегодных суммарных убытков госкомпании в размере 7 млрд $, имеем прибыльные предприятия и миллиарды дивидендов. Вместо красных, бессменных директоров, привлекаем лучших украинских, современных управленцев на важнейшие госпредприятия, конкурируя с частным сектором за таланты. Реформа только начинается, она не идеальна, она сложна, она долгая, не популярная. Ее нужно правильно коммуницировать, ее нужно поддерживать и конечно, нельзя останавливаться в начале пути".

Шэрон Иски

Глава наблюдательного совета ПриватБанка

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Делитесь материалом




Радіо НВ
X