Обед у Тиффани. Зачем самый богатый европеец Бернар Арно покупает американскую ювелирную легенду

29 декабря 2019, 10:01

Французский гигант индустрии роскоши LVMH покупает американскую ювелирную легенду Tiffany за рекордные $ 16,2 млрд.

Ю ная Холли Голайтли — героиня Одри Хепберн в знаменитом фильме 1961 года Завтрак у Тиффани — живет в маленькой съемной квартире в Нью-Йорке с безымянным котом. Она ищет свое место в жизни и искренне верит: если бы нашла такое же «торжественное» и одновременно уютное место, как ювелирный магазин Tiffany, она бы наконец «купила себе мебель и дала имя коту».

Видео дня

Элегантная и беззаботная героиня культовой киноленты стала воплощением романтики 1960‑х и на весь мир прославила американский ювелирный бренд. Спустя полвека среди его поклонников оказался сам Бернар Арно, самый богатый европеец и глава французского конгломерата LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton SE — крупнейшего производителя предметов роскоши.

«Tiffany — американская икона, и она долгое время оставалась в списке потенциальных имен, которые могли бы вписаться в наше портфолио роскошных брендов», — признался Арно после того, как его компания подтвердила планы заключить рекордную сделку с культовым продавцом драгоценностей.

25 ноября в LVMH официально заявили, что намерены приобрести Tiffany & Co. за 14,7 млрд евро ($ 16,2 млрд). Стороны достигли соглашения после нескольких месяцев интенсивных переговоров. За это время цена, которую предлагали французы, выросла со $ 120 до $ 135 за акцию. Ожидается, что сделка будет закрыта в середине 2020 года — после того как ее одобрят акционеры Tiffany и регулирующие органы.

По подсчетам одного из крупнейших поставщиков финансовой информации Bloomberg, такое поглощение увеличит долю LVMH на рынке ювелирных изделий до 18% и позволит конгломерату опередить своего главного конкурента в этой категории — швейцарскую Richemont Group, владеющую брендом Cartier. Это весомое преимущество, ведь ювелирный сегмент является самым быстрорастущим в индустрии роскоши.

За минувший год объемы продаж ювелирных изделий выросли на 9%, подсчитывают в международной консалтинговой компании Bain & Company. Такой же результат продемонстрировал рынок обуви люкс-класса, а вот спрос на дорогие часы сократился. Всего в 2019‑м по итогам исследования, которое Bain & Company опубликовала в конце ноября, рынок предметов роскоши для персонального пользования вырос на 4% и достиг 281 млрд евро. Его росту не помешали даже американо-китайская торговая война, волнения в Гонконге и ожидания глобальной экономической рецессии.

Удачным год стал и для LVMH: стоимость акций компании выросла на 60%, увеличив ее рыночную стоимость до 200 млрд евро ($ 220 млрд). Здесь рассчитывают, что приобретение Tiffany & Co еще больше усилит позиции компании и расширит ее присутствие в США.

При этом торговым маркам LVMH и Tiffany сделка не принесет существенных изменений, убежден Чарльз Аарон Лори, доцент кафедры диджитал-стратегий в Университете Коннектикута, который специализируется на маркетинге модных брендов и индустрии роскоши. По его мнению, обе компании будут усердно работать над тем, чтобы сохранить «наследие и мистику» Tiffany & Co.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

«В итоге сочетание европейского мастерства и американской элегантности станет мощной платформой для инноваций на мировом рынке товаров роскоши», — прогнозирует Лори.

ЕГО РАБОТА: Глава конгломерата LVMH Бернар Арно (в центре) присутствует на модном показе Dior в компании своей супруги Элен (справа) и голливудских актеров Шарлиз Терон и Шона Пенна (слева) (Фото: AP)
ЕГО РАБОТА: Глава конгломерата LVMH Бернар Арно (в центре) присутствует на модном показе Dior в компании своей супруги Элен (справа) и голливудских актеров Шарлиз Терон и Шона Пенна (слева) / Фото: AP

Коллекционер брендов

25 ноября на Instagram-странице модели Натальи Водяновой, которая вот уже восемь лет живет с Антуаном Арно, сыном Бернара Арно, и воспитывает их двоих детей, появился кокетливый пост.

«Дорогой Дедушка Мороз, а можно мне пожелать, чтобы каждый завтрак в этом году был в Тиффани? Я себя очень хорошо вела», — подписала свое фото с чашкой кофе 37‑летняя модель.

Так она поздравила Антуана и Бернара Арно с приобретением Tiffany & Co. Сегодня Арно-младший состоит в совете директоров LVMH и руководит входящими в конгломерат компаниями Berluti и Loro Piana, однако во главе империи роскоши по‑прежнему стоит ее основатель — 70‑летний Бернар Арно.

Его путь к вершинам бизнеса начался в 1975 году, когда будущий миллиардер взял на себя управление строительной компанией своего отца. Он работал вначале во Франции, а затем несколько лет в США и за это время как следует отточил свои предпринимательские навыки.

В середине 1980‑х Арно начал скупать акции проблемного французского текстильного конгломерата Boussac — владельца бренда Christian Dior. Благодаря накопленным знаниям и деловой хватке бизнесмен получил контроль над компанией, после чего вытащил ее из кризиса. Он продал несвязанные с индустрией роскоши направления бизнеса, а вырученные деньги потратил на поглощения.

Сочетание европейского мастерства и американской элегантности станет мощной платформой для инноваций на мировом рынке товаров роскоши, — Чарльз Аарон Лори, доцент кафедры диджитал-стратегий в Университете Коннектикута

Крупнейшим из них стала покупка контрольного пакета акций Louis Vuitton Moet Hennessy. Созданный в 1987 году конгломерат имел высокий потенциал, но изнутри его разъедал конфликт в совете директоров. Воспользовавшись ситуацией, Арно стал собственником компании и впоследствии присоединил к ней десятки знаменитых люксовых брендов.

C 1988 по 2000 год частью LVMH стали торговые марки Givenchy, Kenzo, Guerlain, Celine, Marc Jacobs, Sephora и Tag Heuer. Позднее к ним присоединились Fendi, Hublot и Bulgari. Сегодня конгломерат Арно включает в себя 75 брендов, которые работают в различных сегментах, от элитных алкоголя, одежды и изделий из кожи, парфюмерии, косметики и дорогих часов до люксовых отелей и туризма. А состояние главного акционера LVMH превысило $ 100 млрд, превратив его в третьего богатейшего жителя планеты и самого состоятельного европейца.

Путь поглощений, который выбрал миллиардер, не уникален. Люксовые бренды посредством консолидации давно укрепляют собственные позиции, констатируют обозреватели. Так, за последние 10 лет другая французская компания, Kering, пополнила свой портфель роскошных брендов итальянским Brioni и швейцарским Ulysse Nardin. А американская Michael Kors Holdings в конце 2018‑го заплатила $ 2,1 млрд за мастодонта европейской фешен-индустрии Versace.

Все дело в том, что крупным компаниям проще завоевывать новые рынки и аудитории, поясняют аналитики. Например, после поглощения LVMH американского бренда Marc Jacobs в 1997 году дизайнер Марк Джейкобс стал креативным директором Louis Vuitton и помог компании привлечь юных состоятельных покупателей. Он выпустил серию сумочек с принтом в стиле граффити, а для продвижения модной новинки заключил рекламные контракты со звездами шоу-бизнеса Дженнифер Лопес и Скарлетт Йохансон.

Теперь LVMH расширит предложения Tiffany для молодежи, прогнозирует Лори. В частности, к аудитории легендарного американского бренда прибавится сегмент HENRY (high earning not rich yet) — клиенты с высоким доходом, но еще не богачи. В свою очередь, французский конгломерат сможет расширить свой ассортимент изделий из кожи и домашнего декора благодаря экспертизе, которую имеет в этих двух сегментах Tiffany & Co., предполагает эксперт.

БРИЛЛИАНТ ДЛЯ ЛЕДИ: В феврале 2019‑го певица и актриса Леди Гага, получив Оскар за саундтрек к фильму Звезда родилась, появилась на красной дорожке в колье со знаменитым желтым бриллиантом Tiffany Diamond (Фото: Reuters)
БРИЛЛИАНТ ДЛЯ ЛЕДИ: В феврале 2019‑го певица и актриса Леди Гага, получив Оскар за саундтрек к фильму Звезда родилась, появилась на красной дорожке в колье со знаменитым желтым бриллиантом Tiffany Diamond / Фото: Reuters

Король бриллиантов

А мериканский бренд Tiffany в разы старше своей новой материнской компании: его история насчитывает почти два столетия. В 1837 году магазин под вывеской Tiffany & Young открыли на нью-йоркском Бродвее 25‑летний ювелир Чарльз Льюис Тиффани и его партнер Джон Янг, использовав в качестве стартового капитала одолженную у отца Тиффани $ 1 тыс. В первый день работы продавцы канцелярских товаров, сувениров и галантереи выручили меньше $ 5. Дела компании пошли куда лучше, когда им удалось найти собственное ноу-хау в деле закупок.

Чтобы обойти конкурентов, партнеры стали покупать товары для своего магазина напрямую у торговцев в портах Бостона и Нью-Йорка. Тогда ассортимент Tiffany & Young пополнили бронзовые артефакты из древней Индии, утонченный китайский фарфор и модные французские аксессуары. А когда в 1848 году во Франции пал режим Луи-Филиппа и была провозглашена республика, аристократия, нуждаясь в деньгах, начала распродавать бриллианты, чем воспользовался Тиффани. Впоследствии его бизнес переориентировался на торговлю ювелирными украшениями, а сам он получил прозвище Король бриллиантов.

В середине XIX века Тиффани стал единоличным владельцем компании и сократил ее название до Tiffany & Co. К тому моменту она уже была лидером американского рынка изделий из серебра, а позднее завоевала также международное признание. Украшения американского бренда носили коронованные персоны Европы, император Оттоманской империи, российские монархи и шах Ирана.

В 1886 году Tiffany выпустила обручальное кольцо с бриллиантом, которое стало знаковым аксессуаром для невест всего мира. Не только сами украшения, но даже фирменная коробочка для их упаковки, выполненная в запатентованном цвете — голубом оттенка яйца малиновки, впоследствии превратилась в символ утонченности и желанности.

Спустя полвека Tiffany & Co открыла свой флагманский магазин на углу 57‑й улицы и Пятой авеню в Нью-Йорке. Именно его витрины рассматривала Холли Голайтли в первых кадрах Завтрака у Тиффани. Позднее компания сменила нескольких собственников, а в 1987‑м вышла на биржу.

«Благодаря своим знаменитым голубым коробочкам и известной киноактрисе Одри Хепберн Tiffany & Co оказалась прочно связана с массовой культурой, — отмечает Лори. — В итоге Tiffany прославился как вожделенный и элегантный, но при этом кокетливый и доступный бренд».

Сегодня штат компании насчитывает 14 тыс. сотрудников, включая 5 тыс. ювелиров. Ее розничная сеть состоит из трех сотен магазинов по всему миру, а годовая выручка достигает $ 4,4 млрд. Здесь продаются украшения с широким диапазоном цен, от серебряных сережек-гвоздиков стоимостью $ 165 до бриллиантового колье за $ 165 тыс.

Однако в последнее время бизнес Tiffany практически перестал расти. Легендарность бренда не смогла защитить компанию от слабеющего спроса со стороны иностранных туристов, сокращения посещаемости магазинов и сильного доллара. В последние пять лет продажи компании на крупнейшем рынке — в Северной и Южной Америке — то и дело буксовали, а годовая выручка замерла в районе $ 4 млрд.

Тем временем на Tiffany как публичную компанию давила необходимость обеспечить достойные краткосрочные результаты, комментирует Марк Коэн, директор исследований ретейла в бизнес-школе Колумбийского университета. Именно этот фактор он считает ключевым в решении о продаже. Тогда как со стороны LVMH главную роль, по его мнению, сыграло стремление еще больше расширить свое глобальное доминирование в индустрии роскоши.

ВО-ПЕРВЫХ, ЭТО КРАСИВО: Компания Tiffany часто проводит женские вечеринки с участием киноактрис и моделей. На фото — такое мероприятие в Беверли-Хиллз в Калифорнии, которое состоялось 29 ноября (Фото: AP)
ВО-ПЕРВЫХ, ЭТО КРАСИВО: Компания Tiffany часто проводит женские вечеринки с участием киноактрис и моделей. На фото — такое мероприятие в Беверли-Хиллз в Калифорнии, которое состоялось 29 ноября / Фото: AP

Больше гламура

П рисоединение Tiffany к конгломерату LVMH поможет им взаимно усилить позиции на крупнейших мировых рынках товаров роскоши — в Америках и в Европе, прогнозируют эксперты.

«Благодаря сделке LVMH станет еще более могущественной компанией, особенно в США», — подчеркивает Коэн.

Так, французский конгломерат будет успешно конкурировать с новыми американскими холдингами роскоши, такими как Capri Holdings Limited — результат объединения американского Michael Kors, британского Jimmy Choo и итальянского Versace.

В свою очередь французская группа рассчитывает расширить присутствие Tiffany в Европе. К тому же культовому бренду пойдет на пользу креативная энергия нового собственника — ювелирные предпочтения миллениалов, которые сегодня составляют треть всех покупателей товаров роскоши, отличаются от вкусов их родителей, подчеркивает Коэн.

Так уже произошло с Bulgari: за восемь лет, которые итальянский ювелирный дом входит в состав LVMH, его операционная прибыль выросла втрое, а выручка — впятеро. Ведь французы много инвестировали в магазины Bulgari, усилили маркетинг и коммуникации, поработали над ассортиментом. Чего‑то подобного эксперты ожидают и от нынешнего поглощения LVMH.

Сам же богатейший европеец лаконично формулирует свои планы в отношении нового участника своего роскошного конгломерата: «Моя цель в случае с Tiffany, как и с Louis Vuitton или Dior, состоит в том, чтобы желанность бренда через 10 лет была выше, чем сейчас, — заявил Арно в комментарии американскому деловому изданию Financial Times после оглашения сделки. — Следствием этого будут прибыль и рост».

Показать ещё новости
Радіо НВ
X