Пять процентов. Как украинские компании продают свои франшизы зарубежным партнерам

5 августа 2019, 09:00

За последние пару лет украинский бизнес освоил новую область: почти полсотни отечественных компаний продали франшизы иностранным партнерам. Лучше всех дела идут у заведений питания, пишет журнал НВ

«П рисоединяйся к нашему гребано-тяжело-пахающему девичьему раю» — такой жизнерадостный текст размещен на официальном сайте украинской сети салонов красоты G. Bar. Это предложение, подчеркнутое нежно-розовой линией и размещенное на фоне группы лучезарно улыбающихся девушек, предназначено отнюдь не для глаз сотен тысяч клиенток заведения, делающих там макияж и нарядные прически.

Видео дня

Призыв обращен к бизнесменам, желающим купить франшизу и открыть брендированный салон красоты в своем городе. На все про все нужно $ 15 тыс. для оплаты взноса, от $ 50−60 тыс. для первоначальных инвестиций и приблизительно 5% с оборота ежемесячно. Взамен владельцы G. Bar отдают в пользование бренд, суть которого — естественная красота и простые процедуры, без инъекций и т. д., и помогают с организацией дела.

Призыв от имени «девичьего рая» действует отлично: за три года сеть из 27 франчайзинговых заведений под вывеской G. Bar распространилась по Украине и проникла в Польшу, Беларусь, Грузию, Эстонию, Казахстан, Россию, на Кипр и даже в США. Притом что основательницы компании — Валерия Бородина и Сабина Мусина — владеют лишь пятью салонами, расположенными исключительно в Украине.

Для местного бизнеса подобная экспансия до последнего времени была достаточно редкой. Но два-три года назад как прорвало: по данным Украинской ассоциации франчайзинга, примерно 30−40 украинским компаниям уже удалось продать свои бизнес-модели за границу.

Одним из первых калитку на внешние рынки отворил львовский холдинг! Fest, знаменитый на родине своей Криївкой и прочими «идейными» заведениями: в 2016 году он открыл Львівську майстерню шоколаду в столице Азербайджана — городе Баку. Сейчас там работают уже три таких заведения, рассказывает Андрей Худо, основатель холдинга. И уточняет, что к тому же продал франшизу бара П’яна вишня с фирменными вишневыми наливками в три города Польши: Варшаву, Краков и Вроцлав.

А в Беларуси с декабря 2016‑го распахнули двери уже три заведения под брендом киевской сети здорового фастфуда Salateira. И до конца этого года появится четвертое. Еще ряд стран находятся в разработке, рассказал Максим Пручай, директор по франчайзингу Salateira.

В Словакии, Австрии, Чехии, Польше, России и той же Беларуси успешно работают заведения Супкультура — франшиза одноименной киевской сети, которая продает около 20 видов супов в съедобных стаканчиках. «В процессе открытия — локации в Грузии, Норвегии и Швеции», — говорит Кирилл Пузенко, основатель этого бизнеса.

А известный киевский ресторатор Дмитрий Борисов собирается выводить на рынок ЕС сразу несколько форматов своих заведений. К экспансии он готов: в Варшаве уже давно работает его собственный ресторан украинской кухни Канапа. Сейчас же Борисов нацелился на Краков, Берлин и другие города.

«Идут» за рубежом и украинские образовательные форматы: так, в 25 странах работает франшиза по бизнес-обучению для детей и подростков Mini-Boss.

По словам Мирославы Козачук, соосновательницы компании Franchise Group, которая помогает предпринимателям в разработке франшизы и ее «экспорте», чаще всего украинские бизнес-модели покупают инвесторы из стран СНГ и Восточной Европы.

НАКОРМИТ ЕВРОПУ:  Киевский ресторатор Дмитрий Борисов собирается выводить на рынок ЕС франшизы своих заведений Бе­лый Налив, Mu­shlya Bar и Varenyky­­Now.UA (Фото: НВ)
НАКОРМИТ ЕВРОПУ: Киевский ресторатор Дмитрий Борисов собирается выводить на рынок ЕС франшизы своих заведений Бе­лый Налив, Mu­shlya Bar и Varenyky­­Now.UA / Фото: НВ

Ради денег

М есяц назад в польском Гданьске открылся ресторан демократичной грузинской кухни Chinkalnіa. Он стал уже 12‑м заведением этой украинской сети в Польше, которая через франчайзинг работает также в Литве, Латвии и Беларуси. «Если вы позвоните через месяц, скорее всего, стран будет больше», — не скрывает радости Вадим Костенко, основатель Хинкальни.

Весь этот франшизный бум начался для него с родины: из примерно полусотни отечественных Хинкален самому основателю принадлежат две. Выход на внешние рынки помог Костенко активнее продавать бренд в Украине. «Инвесторы смотрят: если франшиза популярна за границей, значит, она универсальна, адаптирована, транспарентна. И, соответственно, интерес растет и здесь», — поясняет бизнесмен.

Но главное, что ищут отечественные предприниматели, продавая свои бизнес-модели на внешние рынки, — более высокий доход. Держатели франшизы обычно получают около 5% от оборота партнерской компании, а поскольку выручка за рубежом выше, соответственно, выше и обязательный платеж.

В Хинкальне, расположенной в Европе, средний чек и цены вдвое превышают отечественный уровень, говорит Костенко. А блюдо из ресторана Супкультура, которое в Украине стоит 60−65 грн, в Польше продают за 80−110. В Норвегии же оно будет стоить 280 грн, рассказывает основатель сети Пузенко.

Выход на международные рынки дает возможность владельцам бизнеса по‑новому взглянуть на свое дело и усовершенствовать его, говорит Козачук из Franchise Group, клиентами которой были, в частности, те же G. Bar, Супкультура и Salateira.

«Если мы захотим продать украинскую компанию, то это одни деньги, а если мы продаем компанию, которая присутствует в 10 странах, то это абсолютно другой уровень [цены]», — описывает она еще один бонус франчайзинга.

НА ПЕРВОЕ: Кирилл Пузенко, основатель франчайзинговой сети Супкультура, рассказывает, что точки по продаже уличного горячего супа работают в Словакии, Австрии, России, Чехии, Польше и Беларуси (Фото: НВ)
НА ПЕРВОЕ: Кирилл Пузенко, основатель франчайзинговой сети Супкультура, рассказывает, что точки по продаже уличного горячего супа работают в Словакии, Австрии, России, Чехии, Польше и Беларуси / Фото: НВ

Свій до свого по своє

Б ывшие соотечественники — вот главный двигатель для украинских франшиз на внешних рынках.

У Пузенко, выходца из Мариу­поля, первым «иностранным» партнером стал земляк, открывший ресторан Супкультура в Варшаве. А самое успешное зарубежное заведение супового бренда держит в словацком Кошице семья музыкантов из Тернополя.

Да и у Хинкальни большая часть партнеров — эмигранты. Костенко считает, что иностранцы с опаской относятся к франшизам из Украины, воспринимая местных жителей скорее как исполнителей низкоквалифицированных работ, чем как субъектов интеллектуальной собственности. «А соотечественники доверяют своим», — уверен собственник Хинкальни.

Кроме того, и этот аспект особо подчеркивает Андрей Кривонос, руководитель Ассоциации франчайзинга, для украинцев франшиза стала одним из способов бизнес-эмиграции.

ЭКСПАНСИЯ КРАСОТЫ: Бизнес-идею салонов красоты G. Bar киевлянка Валерия Бородина (на фото) и ее деловой партнер Сабина Мусина продали уже в 10 стран (Фото: НВ)
ЭКСПАНСИЯ КРАСОТЫ: Бизнес-идею салонов красоты G. Bar киевлянка Валерия Бородина (на фото) и ее деловой партнер Сабина Мусина продали уже в 10 стран / Фото: НВ

Тонкости чужой жизни

Ж ивым воплощением тезиса Кривоноса является киевлянка Наталья Никифорова, которая два года назад переехала в Варшаву вместе с дочерью, поступившей в местный вуз.

Ради заработка новоиспеченная эмигрантка купила франшизу G. Bar и около года назад открыла в польской столице свое заведение. Вложила в него $ 100 тыс. — больше, чем думала, потому что высокой оказалась стоимость ремонта помещения: в Украине Никифоровой хватило бы вдвое меньших инвестиций. И быстрой окупаемости она не ждет: ее вложения пока не вернулись, но динамика радует. Потому что, если в первые месяцы львиную долю посетителей G. Bar в Варшаве составляли украинки, то нынче им на смену пришли польки.

Никифорова адаптировала пакет предложений под местный рынок. К примеру, она поняла, что макияж и укладка перед работой или деловой встречей — это совсем не норма для полек. «Мы активно работаем с „локальным“ маркетингом, выстраиваем нужный таргетинг, делаем ситуативные акции», — рассказывает предпринимательница. Сейчас она собирается открыть еще несколько салонов в других городах Польши.

Местные особенности всегда корректируют изначальную идею. Валерия Бородина, одна из основательниц G. Bar, говорит, что в Казахстане одни из самых популярных бьюти-услуг — это наращивание ногтей и ресниц. В Киеве же ничего подобного G. Bar не делает. Но казахи пояснили: у них это не элемент гиперболизированной красоты, а must have.

За рубежом отечественным франчайзи приходится учитывать порой самые неожиданные детали. К примеру, если в Украине в ресторане нужен один повар, то в Испании эту же работу будут выполнять три человека, говорит Пручай из Salateira.

По оценкам экспертов, именно отечественный ресторанный бизнес в ближайшее время останется главным генератором франшиз для внешних рынков. Но не только.

По наблюдениям Козачук из Franchise Group, многие ее клиенты-франчайзеры уровня малого-среднего бизнеса готовы потратить пару лет, чтобы развиться в Украине, а затем пойти дальше. В приоритете Польша, Словения, Чехия и другие страны Восточной Европы, близкие по менталитету.

«Если отечественные компании будут качественно готовиться и развиваться, интерес к украинским франшизам будет расти», — уверена Козачук.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X