Васыль Даныляк об инвестициях в сеть OKKO, налогах, госрегулировании цен на топливо и ситуацию с теневиками

24 июня 2021, 07:00
Позиция
Васыль Даныляк, вице-президент компании ОККО (Фото:ОККО)

Васыль Даныляк, вице-президент компании ОККО (Фото:ОККО)

Розничная торговля топливом является классическим айсбергом. Потребитель видит только верхушку — цену на стеле АЗС. Чтобы разобраться с глубинными процессами на этом рынке, мы пообщались с первым вице-президентом сети ОККО Васылем Даныляком. Он в теме уже более 20 лет и имеет собственный взгляд на то, нуждается ли Украина в государственном регулирование цен на нефтепродукты, почему теневые АЗС обкрадывают каждого из нас и можно ли конкурировать с ними рыночными методами.

— В мае правительство ввело государственное регулирование цен на украинском рынке нефтепродуктов, установив граничные наценки на бензин и ДТ. Что вы думаете о такой инициативе?

Видео дня

— В Украине рынок нефтепродуктов является одним из самых высококонкурентных в Европе. На нем работает более 10 компаний, чьи сети насчитывают более 100 АЗС, и еще несколько тысяч АЗС — это мелкие сети и отдельные заправки. Этот рынок всегда успешно саморегулировался. С 2005 года у нас в Украине не было серьезных «бензиновых кризисов», несмотря на все политические и экономические метаморфозы, и на то, что Украина удовлетворяет 80% своих потребностей в топливе за счет импорта.

Поэтому любое государственное вмешательство в ценообразование может только навредить. Наша компания всегда выступала за прозрачную, здоровую конкуренцию между трейдерами. Пусть клиент сам голосует кошельком, выбирая качество и сервис, который ему нравится. Но конкурировать нужно в честной борьбе. Если наша компания добросовестно платит все налоги, имеет прямые контракты с зарубежными НПЗ, ежегодно инвестирует миллионы гривен в контроль качества, а заправка через дорогу продает продукт неизвестного мини-завода и не выдает фискальные чеки, то мы с ней априори не можем быть в одном и том же ценовом сегменте. Постановление правительства ограничивает верхнюю ценовую планку, но весь теневой сегмент на топливном рынке сегодня сосредоточен как раз у нижнего предела.

В Украине рынок нефтепродуктов один из высококонкурентных в Европе.

Иными словами, устанавливая ограничения на наценку на бензин и дизельное топливо, правительство пользовалось выборкой как честных участников рынка, так и теневых сетей. Хотя следует отметить, что после консультаций с представителями рынка в базовую формулу были включены дополнительные расходы нефтетрейдеров, которые не учитывались при ее создании (логистика до границы с Украиной и т. п.).

— Означает ли это, что борьба с нелегальными АЗС не принесла успеха?

 — Определенные результаты были. В 2020 году в Украине было закрыто более 300 нелегальных АЗС, несколько подпольных мини-НПЗ. Но чтобы изменить ситуацию в корне, нужно больше системности и регулярности. Теневики постоянно изобретают новые схемы. «Бочка», закрытая в одном месте, через неделю появляется в другом. В итоге теневой сегмент в топливной рознице продолжает поражать размерами. По данным экспертов, в прошлом году они приближались к 20% в реализации бензинов и ДТ и превысили 30% в реализации сжиженного газа. Боюсь, что в 2021 году этот процент может только увеличиться.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

По сути, в стране действует целая незаконная отрасль, полный производственный цикл — от производства компонентов бензина и дизельного топлива на кустарных заводах до импорта разных растворителей, увеличивающих октановое число, и продажи этой «бодяги» через серые АЗС. Конечно, такие точки готовы продавать топливо дешево и сердито. Но какую ответственность они несут за то, что их продукт вредит машине, экологии, и как следствие здоровью? Никакую. И конкурировать с ними по цене добросовестные трейдеры никогда не смогут.

Посчитайте сами. Мы инвестируем в автозаправочный комплекс 1,5−2,0 млн долларов США, в то время как нелегалы устанавливают бочки за 25−30 тысяч долларов. Мы получаем все необходимые разрешения и лицензии, в то время как нелегалы работают без оформления разрешительных документов, без установки кассовых аппаратов и официального трудоустройства своих сотрудников. Мы импортируем высококачественные нефтепродукты, обеспечиваем многоуровневый контроль их качества, и это для нас принципиальная позиция, в то время как теневые АЗС торгуют товаром с сомнительными паспортами или вообще без них, а также без чеков РРО. И получается, что 2 миллиона тонн топлива проходят мимо налоговой кассы. Соответственно, бюджет теряет 15−20 миллиардов гривен в год. Этих средств хватило бы, например, чтобы вакцинировать от Covid половину населения Украины.

ОККО
Фото: ОККО

— А сколько налогов за год платит такая компания, как OKKO?

 — В 2020 году мы суммарно заплатили в бюджеты всех уровней 4,7 миллиарда гривен. Из них 1,8 миллиарда гривен в бюджеты и фонды — это налоги с операционной деятельности, а именно налог на прибыль, НДС (за исключением уплаченного на таможне при ввозе), розничный акциз, налог на доходы физических лиц, военный сбор, плату за землю, сбор на обязательное государственное пенсионное страхование. Объем налогов, уплаченных с операционной деятельности предприятиями группы ОККО, в 2020 году увеличился на 20%. Еще 2,9 миллиарда гривен — это налоги на импорт товаров, которые меняются из года в год в зависимости от того, напрямую ли наши предприятия импортируют топливо, или приобретают на внутреннем рынке уже растаможенный продукт у представителей зарубежных заводов.

Для понимания: общая сумма уплаченных налогов эквивалентна стоимости текущего ремонта более 430 километров автодорог или капитального ремонта почти 200 километров дорог в прошлогодних ценах. Здесь важно отметить, что с фискальной точки зрения топливо является серьезным наполнителем бюджета, а акциз на топливо — основной источник наполнения дорожного фонда. В цене бензина или ДТ более трети приходится на налоги.

Мы хотим, чтобы украинские автомобилисты понимали: заправляясь на таких заправках, как OKKO, а не на «серых точках», они вносят свой вклад в развитие страны. Ведь с этих денег в дальнейшем будет финансироваться ремонт дорог, строительство школ, укрепление материальной базы медицины, армии и т. д. Поэтому с мая на всех АЗК ОККО в фискальных чеках мы ввели отдельную строку, где указывается сумма налогов, которые будут уплачены с каждого отпуска топлива. То есть водитель видит, что, заправив, например, 10 литров ДТ, он заплатил почти 100 гривен налогов.

Более того, в июне наша компания вышла с инициативой ежегодно и ежеквартально обнародовать данные об уплате налогов в разрезе видов налогов, уплачиваемых с операционной деятельности — налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, акциза, платы за землю и т. д., а также уплаченных налогов и сборов при импорте. Надеемся, что другие участники рынка поддержат нашу инициативу. На наш взгляд, это пойдет на пользу формированию и поддержке прозрачных отношений между бизнесом и государством.

— Можно ли в таких условиях говорить об инвестициях в развитие сети, в строительство новых автозаправочных комплексов?

 — Наша сеть уже давно масштабно не наращивает количество АЗС, наш акцент — на качественный сервис, на максимум услуг на одной территории: от заправиться до покушать, забрать посылку, купить все необходимое в маркете на АЗК. Это не значит, что мы вообще не открываем новые комплексы. Дорожная инфраструктура Украины меняется, поэтому логично, что мы также пересматриваем карту нашей сети. Но сейчас основные инвестиции мы направляем на модернизацию наших автозаправочных комплексов. В частности, в прошлом году провели ребрендинг 45 АЗК OKKO. Модернизация касалась как внешнего вида, так и торговых залов. Кроме того, мы обновили интерьеры и экстерьеры нескольких наших ресторанов. В эти работы было инвестировано более 500 миллионов гривен. Объем инвестиций на 2021 год предполагается еще больше. Таким образом, после завершения работ 76% АЗК OKKO будет в обновленном формате.

Еще один крупный инновационный проект, который мы начали в этом году, касается установки около 90 солнечных мини-электростанций на крышах наших АЗК. Эти станции будут работать в первую очередь для обеспечения электроэнергией собственных потребностей заправок. Мы подсчитали, что это даст нам экономию ресурсов, особенно в тех регионах, где в настоящее время установлены высокие тарифы на передачу электроэнергии. С другой стороны, используя возобновляемые источники энергии, мы вносим свой вклад в сокращение выбросов парниковых газов.

ОККО
Фото: ОККО

— В прошлом году компания подписала новый долгосрочный кредит в размере 105 миллионов долларов США с Европейским банком реконструкции и развития и Международной финансовой корпорацией. На что вы будете использовать эти средства?

— Можно говорить о нескольких основных направлениях. Помимо модернизации АЗК, это развитие нашей форвардной программы по обеспечению аграриев материально-техническими ресурсами, а также логистика и развитие нефтебазового хозяйства. Последний пункт предполагает довольно большой объем работ, которые должны быть проведены на каждой из наших опорных нефтебаз, чтобы увеличить их мощности по хранению топлива. Мы стремимся активно предлагать наши терминалы для хранения нефтепродуктов и другим операторам рынка. В Европе такой механизм работает уже более 20 лет. Там не видят ничего страшного в хранении своего ресурса на базе конкурента, когда это логистически целесообразнее. Особенно больших инвестиций требует приобретенный в прошлом году Херсонский нефтеперевалочный комплекс. Кроме того, мы планируем построить 3 новых резервуара на нефтебазе в Черняхове (Житомирская обл.) и расширить ее пропускную способность, установить новые посты автоналива в Гребинках и Виннице.

— Далеко не каждому удается получить такое серьезное финансирование от международных инвесторов в кризисный период. Насколько сложными были недавние переговоры с ЕБРР и МФК?

 — Привлекательность сотрудничества с международными финансовыми институтами в том, что они могут саккумулировать и предоставить гораздо большие по объему ресурсы, чем украинские банки. В украинских банках OKKO может получить финансирование и под более низкие процентные ставки, чем у ЕБРР, но им сложно собрать необходимые для нас суммы. Поэтому основная трудность переговоров заключалась в том, чтобы убедить международные финансовые учреждения снизить стоимость кредита.

Украина как государство или государственные компании сейчас привлекают финансовые ресурсы под 6−8% годовых. Мы настаивали на более низком проценте. Но у нас были и веские аргументы — безупречная история заемщика, четкое понимание того, куда вкладывать средства и какой экономический эффект это принесет. Кроме того, здесь сыграла и репутация компании, работающей прозрачно и честно, а также то, что в 2020 году мы полностью погасили все ранее привлеченные кредиты от этих доноров. OKKO сотрудничает с ЕБРР и МФК с начала 2000-х годов. И за это время мы ни разу не задержали платежей по привлеченным кредитам.

— Зачем OKKO перевалка в Херсоне?

 — Мы приобрели Херсонский нефтеперевалочный комплекс, поскольку это дает нам прямой доступ к средиземноморскому рынку нефтепродуктов. При благоприятных условиях мы можем увеличить объем импорта в Украину топлива из Греции, Болгарии, Турции и других стран региона. Речь идет о 150−200 тысячах тонн топлива в год. Мы уже начали это делать, но параллельно проводим поэтапную реконструкцию комплекса, в которую в 2021—2022 годах должно быть инвестировано более 3 миллионов долларов США.

Как уже упоминалось выше, топливный рынок Украины критически зависит от импорта. Сегодня основными поставщиками нефтепродуктов для OKKO являются НПЗ Беларуси, Литвы, Польши. Но, оперируя портовыми мощностями на Черном море, мы делаем значительный шаг в диверсификации наших источников. Например, в июне Мозырский НПЗ остановился на капитальный ремонт. Соответственно, спрос на морские поставки нефтепродуктов будет расти.

ОККО
Фото: ОККО

— Топливо каких производителей вы предлагаете клиентам?

 — Прежде всего, это исключительно качественные нефтепродукты. Благодаря проверенным поставщикам и многоуровневому контролю качества, который мы строили не один год и который постоянно совершенствуем, мы полностью уверены в топливе, которым заправляем. Основные объемы топлива мы сегодня закупаем у концерна Orlen, который имеет мощности в Польше и Литве, и Мозырского НПЗ (Беларусь). Это современные высокотехнологичные заводы. За последние 5 лет Мозырский НПЗ вложил в модернизацию колоссальные средства — около 1,5 млрд долларов США. Значительные объемы произведенных нефтепродуктов он продает на рынки ЕС. И такое же топливо получают клиенты сети OKKO.

Мы работаем с этими поставщиками в течение многих лет, у нас выстроены тесные партнерские отношения и мы знаем качество их работы. Сегодня мы, наверное, у них крупнейшие клиенты в Украине, соответственно, можем договариваться об адекватной цене. Если сейчас кто-то на украинском рынке демпингует и говорит, что у них белорусское или литовское топливо, то возникают большие сомнения либо в правдивости происхождения этого продукта, либо в честности такого продавца с точки зрения уплаты налогов.

Автор: Надежда Грекова

Показать ещё новости
Радіо НВ
X