Может ли существовать образовательный бизнес в Украине?

15 января 2020, 10:00
Позиция
Развитие частных школ (Фото:КМДШ)

Развитие частных школ (Фото:КМДШ)

В восприятии большинства украинцев школы и предприятия — разные полюса с точки зрения управления. Нам довольно необычно воспринимать образование как бизнес с точки зрения как организации процессов, так и по коммерческой составляющей. При этом в мире частное образование стремительно развивается — в США более 60% высших учебных заведений и до 15% средних являются частными, в ОАЭ количество частных школ — более 90%, в европейских странах — около 10%.

Видео дня

Частные школы в мире уже давно работают по отлаженным бизнес-процессам, с четкой оценкой не только полученных знаний, но и эффективности функционирования учреждения в целом. Это напрямую влияет на качество образования и дальнейшие успехи выпускников.

Может ли такой подход работать в украинских реалиях, какова польза от этого родителям и государству, и насколько изменения в организации процессов влияют на качество обучения? Рассказать детали из практики нам согласился Операционный директор сети частных школ «КМДШ» Максим Кадиш.

КМДШ
Фото: КМДШ

— Как ты можешь охарактеризовать современную украинскую образовательную бизнес среду, или, как принято называть в бизнесе, «рынок»?

МК: Трудно комментировать весь рынок образовательных услуг, поскольку он включает в себя много продуктов для широкой аудитории потребителей. Я не могу дать характеристику по всем категориям, их много — от онлайн-курсов, языковых курсов, репетиторства — до системных институтов, предоставляющих образование и имеющих (или сознательно не имеющих) разные уровни аккредитации. Я сейчас работаю в сфере среднего образования, речь идет о школе с 1 по 12 класс.

Я бы назвал этот рынок частного среднего образования достаточно молодым, он находится на стадии активного роста. На сегодняшний день процент частных школ от общего составляет менее 2%, в то время, как в Европе и Америке он составляет от 6% до 12%. Огромный потенциал для роста.

Кстати, как давно ты работаешь в КМДШ? И сколько всего лет в образовании?

МК: КМДШ это мой первый опыт работы в сфере образования, здесь я с сентября прошлого года, то есть уже год и 3 мес. Однако я очень хорошо чувствую проблематику, т.к. работая в системной компании, каждый успешный специалист, особенно руководитель, обязательно посещает актуальные тренинги, локальные и международные форумы и другие образовательные мероприятия. И уровень обучения, уже много лет работающий в бизнесе, существенно отличается от того, что предоставляют в вузах и обычных государственных школах сегодня.

КМДШ
Фото: КМДШ

Почему такое существенное отличие на твой взгляд?

МК: Потому, что тренинговые компании, разрабатывая свои продукты, используют бизнес-подход, который начинается с понимания проблематики, стоящей перед заказчиком и поиска эффективного инструмента ее решения. Обратите внимание, как проходят обычные тренинги: немного теории, много практики в игровых формах, командная работа, обсуждение и рефлексия, пост-тренинговое сопровождение команды для закрепления на реальных ситуациях.

Окей, безумный потенциал для роста рынка, понимание как надо, так почему же не все вкладываются в образовательный бизнес?

МК: Не все так просто, как может показаться. Есть целый ряд ограничений которые нужно учитывать перед тем, как заходить на этот рынок. Это проблемы: ментальные, финансовые, репутационные, кадровые ограничения и кризис системы подготовки педагогов, поддержка со стороны государства. Если коротко, то есть более легкие пути получения прибыли с более коротким сроком окупаемости инвестиций. Бизнес в сфере образования — по факту, больше миссионерская вещь, только для тех, кто имеет огромное желание действительно что-то изменить в образовательной системе в стране, стремление к сдвигу целых ментальных пластов в обществе и огромное терпение дождаться результатов.

КМДШ
Фото: КМДШ

Расскажи об этих ограничениях, возможно, они будут интересны не только бизнесу но и самим клиентам.

МК: Ну ладно, для начала «ментальные вопросы». Сюда я вкладываю проблему восприятия стоимости качественного образования со стороны клиента нашем случае лицо, принимающее решение — это родители ученика). Клиенты, которые выросли в социалистической стране с бесплатным образованием и медициной, при этом которых «нормально воспитала» та «система», и которые «пробились, несмотря ни на что»… Опускается факт, что мир изменился, подходы к обучению и, собственно, сама задача образования изменились. Знания и высокие оценки не гарантируют реализацию и успешное будущее. Невозможно методом насыщения знаниями сформировать критическое мышление, креативность, комплексное видение вопросов и другие навыки, которые актуальны сегодня. Понимание этих моментов руководством школ, обучение учителей — это только первые шаги к актуальности образования в Украине. Да, есть положительные изменения на государственном уровне, но скорость их внедрения, а еще важнее — скорость изменения «парадигмы учителя» медленная. Хорошо, если родители в своем опыте имели возможность получить качественное образование в бизнес-школе (MBA) или другую программу обучения в западных вузах, и понимают, насколько другими могут быть подходы к обучению, однако большинство просто не видит разницы. Поэтому часто родители выбирают не просто среди частных школ, а сравнивают их с «престижными» государственными лицеями/гимназиями, где, к тому же, часто действуют «благотворительные взносы».

КМДШ
Фото: КМДШ

А что плохого в таком сравнении?

МК: Я не говорю что это плохо, но это не совсем правильно. Для benchmark’а надо сравнивать сопоставимые вещи. Например, в КМДШ в стоимость услуг входит: уникальная учебно-формационная программа, обучение в креативном пространстве в формате полного дня (с 9 до 6 вечера ребенок занят), доступ к современной библиотеке, закрытая территория с охраной и видеонаблюдением, в классе не более 19 детей, за каждым классом закреплен профессиональный тьютор (ответственный за психологический климат в классе и формационную программу развития), преподаватели, владеющие современными методиками преподавания, интегрированные занятия, билингвальные занятия, изучение 2х иностранных языков, регулярные занятия с носителями языков, робототехника, программирование, творческая мастерская, лаборатории, музыкальные кабинеты, кабинеты для танца, сопровождение практических психологов, помощь в подготовке к вступлению в иностранные ВУЗы, обеспечение всеми книгами и канцелярией и т. д. Из дополнительных опций 3-х разовое питание (современное производство при школе), школьный автобус с сопровождением, дополнительные кружки, экскурсии, лагеря, школа выходного дня, международное обучение.

На одного преподавателя у нас 4−4,5 ученика, в то время как в государственной школе меньше 10 просто не бывает, классы по 35−40 детей.

КМДШ
Фото: КМДШ

— В других частных школах аналогичные условия? Является ли такой набор услуг стандартным?

МК: Конечно нет, это наша бизнес-модель, все очень индивидуально. Поэтому для сознательных родителей, только планирующих выбор школы, надо запастись терпением и готовиться к изучению существующей образовательной среды, которая идеально подойдет именно для их ребенка и его особенностей.

Выбрать КМДШ?

Я бы очень всем советовал именно нашу школу), однако надо понимать что все запросы индивидуальны. В КМДШ мы преследуем гармоничное развитие личности, углубленно изучаем языки, предоставляем заряд энергии, знаний, навыков для того чтобы ребенок создавал собственное будущее. Мы не узкой специализации, например если ваш ребенок имеет талант к рисованию или созданию скульптур, то мы не будем с ним этим заниматься каждый день, вам лучше отдать его в школу искусств. Кстати, у нас есть творческая мастерская как предмет и как дополнительный кружок).

Идем дальше по ограничениям?

МК: Раз мы подняли вопрос государственных школ, то органично закроем вопрос поддержки со стороны государства. Мы не очень рассчитываем на эту поддержку в нашей деятельности, однако все делаем для того, чтобы ее получить. Нам бы хотелось, чтобы государство имело простой и прозрачный инструмент компенсации расходов частным игрокам образовательного рынка за каждого ученика, это позволило бы уменьшить стоимость обучения для родителей и дать возможность выбирать школы именно по качеству продукта. Также хотелось бы поддержки в вопросах инвестирования в строительство школ или льготной долгосрочной аренды государственных помещений, ведь расходы на аренду это достаточно весомая статья расходов в себестоимости школы, также влияющая на стоимость.

КМДШ
Фото: КМДШ

— Мы уже перешли на финансовые ограничения?

МК: Для инвестора построить современную школу, это 6−8 млн долларов, просто выйти в «базу». Дизайнерский ремонт еще 1−2 сверху. Проще на ограниченном участке построить многоэтажный дом и получить быструю прибыль на продаже квартир и коммерческой недвижимости, что многие и делают.

Так кто же сейчас вкладывается в частную школу?

МК: Это как правило системные девелоперы. Они хорошо понимают, что сейчас на высококонкурентном рынке недвижимости недостаточно просто предложить клиенту квартиру в районе с хорошим транспортным сообщением, или зеленой зоной рядом. Сейчас успешный человек покупает системное решение для своих вызовов, а не просто квартиру: удобное расположение, смарт-решения в дизайне и энергопотреблении жилого комплекса, паркинг, парк, садик, школа рядом и больница неподалеку, а еще чтобы «окружение» было интересно и чтобы было где поесть, купить продукты и так далее. В этом перечне для семей школа, конечно, находится в топе.

— Интересно.

МК: Да, барьер входа в этот бизнес достаточно высок. К тому же надо иметь уже опыт, чтобы на этапе планирования инвестиционных и операционных затрат по максимуму все предусмотреть, ведь необходимо понимать сколько надо привлечь средства на старте запуска школы и в процессе ее работы, просчитать финансовые риски. Именно поэтому часто школа открывается именно с формата начальной школы (1−4 классы), или как франшиза.

К этим рискам добавляется ограниченный рынок трудовых ресурсов.

КМДШ
Фото: КМДШ

— Мы об учителях?

МК: Да, и не только. Чтобы построить школу с качественной образовательной системой, кроме идеи, денег и упорства требуется надежная профессиональная команда. Очень важно, чтобы у основателя и фактического директора школы было общее видение формата школы еще на старте. Рекрутинг академического персонала в стране уже похож на процесс рекрутинга IТ-специалистов. Надо найти талантливых, опытных, проактивных, современных педагогов, любящих свою профессию. Это вызов, поскольку процесс образовательного рекрутинга имеет свой сезон, и на сегодняшний день далеко не всегда выбираете вы, а выбирает сам педагог, и вы должны быть готовы ответить на вопрос «почему именно вас я должен выбрать?».

И здесь подход научить самому не подойдет?

МК: В нашей сети мы имеем разработанную программу обучения и стажировки, рассчитанную на несколько месяцев, все новые учителя и тьюторы обязательно ее проходят перед началом работы с детьми. Она охватывает все вопросы — начиная от ценностей сети, методик преподавания, домедицинской помощи — и до практической работі, наблюдения, тестовых занятий в классах. Но педагогические вузы выпускают все меньше преподавателей, к тому же не все идут работать по специальности. Для формирования сильных профессиональных и личностных компетенций требуется значительно больше времени. И вопросом престижа профессии учителя уже сейчас нужно заниматься на уровне государственной программы, ведь качество образования имеет «отсроченный эффект», который может удивить своим результатом лет через 15−20.

— Хотелось бы верить, что в случае Украины это будет «приятный сюрприз».

МК: Именно поэтому на базе КМДШ мы разрабатываем Образовательный Центр которое будет быстро и качественно готовить преподавателей нового поколения. Сейчас мы отрабатываем новые подходы и форматы работы нашего ОЦ Insight для внутренних нужд КМДШ, и как только мы будем готовы выпустить продукт наружу, с радостью откроем двери перед всеми педагогами нашей страны.

КМДШ
Фото: КМДШ

— Вопрос образовательного центра Insight на базе КМДШ это тема для отдельной статьи я так понимаю?

МК: 100%, это к Академическому директору — Ирине Туляковой.

Остался риск репутационный — что вы вкладываете в него?

МК: То, что сейчас новые частные школы должны иметь стабильную стратегию развития, действующие ценности школы, последовательно выстраивать работу с родителями и реально давать качественное актуальное образование, отличное от старой системы. Быть готовыми нести ответственность за результат своей работы.

Что ты имеешь в виду под ответственностью за результат?

МК: Я имею в виду, что ребенок находится значительную часть своей жизни в школе, и, по моему мнению, это должна быть не просто «школа», это должно быть ценностное пространство, где дети могут не бояться быть собой, принимать решение, нести за него ответственность, понимать, что любые слова и действия влияют на их будущее, будущее их государства, страны и окружающих людей. Они должны понимать, что работать надо тяжело, мыслить позитивно, побеждать командно. Одним словом, выпускаясь из школы подросток должен быть «прокачанным» академически, «софтверно» (soft skills) и ценностно быть достойным гражданином современного мира. Это и будет RTB (reasons to believe) для будущих клиентов образовательного учреждения.

Что особенного с точки зрения менеджмента образовательного бизнеса у КМДШ?

МК: Не хочу хвастаться, но мне кажется что аналогичного на нашем рынке вообще не существует, максимум фрагментированно кто-то делает определенные элементы. Хотя мы не делаем ничего сверхъестественного, мы просто делаем то, что успешно работает в корпоративном бизнесе и адаптируем эти подходы для школы.

Что именно?

МК: Попробую коротко сформулировать как Целостный подход, состоящий из двух частей.

Первая часть — это бизнес подход к управлению, что включает в себя:

  • Миссию;
  • Видение;
  • Ценности;
  • Позиционирование;
  • Организационную структуру;
  • Четкие цели и их каскадирование на все уровни структуры постредством KPI;
  • PMO (рroject management office).

Вторая часть — это сильный образовательный продукт, который включает такие элементы как:

  • Современное пространство;
  • Системный рекрутинг лучших специалистов;
  • Тьюторско-психологическая служба;
  • Уникальную образовательную и обучающую программы;
  • Систематизированные лучшие методики преподавания;
  • Прописанные политики, стандарты и правила;
  • Современные IТ инструменты;
  • Долгосрочные договоры;
  • Стратегическое партнерство с Международными образовательными лидерами;
  • Образовательный центр для преподавателей.

То есть у ваших конкурентов этого нет?

МК: У конкурентов есть определенные элементы, между собой связанные или не связанные, однако достаточно попросить показать их оргструктуру и цели на год чтобы понять насколько все отлажено. Например у нас есть Центральный офис, в его состав входят следующие подразделения:

КМДШ
Фото: КМДШ

  • Академический департамент;
  • Финансовый департамент;
  • HR департамент;
  • Департамент Маркетинга;
  • Департамент Продаж;
  • IТ департамент;
  • Департамент Развития сети;
  • Юридическое подразделение;
  • Закупки;
  • Департамент Развития внешкольных форматов.


Большинство руководителей, возглавляющих эти направления, пришли из разных сфер, каждый отчитывается ежемесячно перед учредителями по своим KPI и проектам.

Цели можете назвать?

МК: У нас довольно типичны показатели: EBITDA, NPS, Student’s progress, запуск новых школ/форматов

Насколько выгодна школа для акционера сегодня?

МК: У нас есть школы уже не первый год дотирующиеся, то есть они убыточны, есть школы прибыльные, мы смотрим на всю сеть в целом, и ставим перед собой цель обеспечивать качественный образовательный продукт, стабильно приносящий прибыль, параллельно повышая уровень удовлетворенности продуктом со стороны клиента.

Хватает ли прибыли для масштабирования сети?

МК: Инвестиции привлекаются под новые школы отдельно, если бы мы рассчитывали только на результаты операционной деятельности, то должны были иметь только одну школу) А их у нас в планах иметь 10.

Как Центральный офис взаимодействует с сетью? На примере интеграции HR в работу школы?

Я имею в виду, что ребенок находится значительную часть своей жизни в школе, и, по моему мнению, это должна быть не просто «школа», это должно быть ценностное пространство, где дети могут не бояться быть собой, принимать решения, нести за него ответственность, понимать, что любые слова и действия влияют на их будущее, будущее их государства, страны и окружающих людей.

МК: Мы ставим перед собой цель сделать так, чтобы Администрация школ была сфокусирована на работе над учебной программой, общении с учителями и тьюторами и построении прочных партнерских отношений с клиентами, чтобы вся неакадемическая нагрузка была снята с директоров школ. На примере hr — это системный рекрутинг, обсуждение потребностей в обучении, администрирование отпусков/больничных, администрирование зарплат и вопросы карьерного роста. Последние два пункта всегда согласовываются и обсуждаются с директором школы и Академическим Директором КМДШ. Кстати, именно при содействии HRD мы инициировали обучения для всего менеджмента КМДШ, для того чтобы изменения в вопросе менеджмента в школах КМДШ происходили с обеих сторон: снизу вверх и сверху вниз.

Что ты имеешь в виду под «изменением»?

МК: Это я о традиционном менеджменте в типовой школе, где директор и завучи занимаются 50−70% времени бумажной работой и отчетностью, 20% работой с родителями и 10% персоналом. Мы же хотим, чтобы в школе был современный менеджмент, где 80% времени уделяется академическому развитию и работе с людьми, чтобы директор и его заместители, также являющиеся полноценными управленцами, помогали педагогам становиться более эффективными и мотивированными к работе. И когда есть четкая измеряемая цель, актуальные определенные критерии качества образования, когда учителя и тьюторы понимают общее видение организации и свое влияние на развитие школы, это дает невероятный синергетический результат.

КМДШ
Фото: КМДШ

Насколько далеко от идеального видения школы существующие школы КМДШ?

МК: Трудно оценить, однако еще многое нужно сделать. У каждого ТОПа есть по 5−6 годовых проектов, предусматривающих значительный шаг вперед, это при том что Центральный офис уже год работает. Думаю через 1−2 года мы точно будем близки к операционному идеалу.

Что помогает вашей команде двигаться вперед?

МК: Это, собственно, сама суть деятельности школы. Тот impact, который мы своей деятельностью осуществляем на развитие образования в Украине, те ментальные изменения в обществе, которые мы видим на примере преподавателей, открытость к новому, поддержка и рост каждого в нашей ценностной среде.

Конечно, большой вклад в наше движение вносят наши акционеры, они очень внимательно следят за нашим движением, полностью доверяют нам и поддерживают не только финансово, но и морально. Также помогают родители (клиенты), ведь мы являемся партнерами в воспитании наших детей. Родители помогают нам видеть свои недостатки и доверяют нам их исправлять. Мы регулярно проводим опросы для понимания уровня удовлетворенности школой и, как говорил ранее, это один из наших ключевых kpi’s. И, конечно, мы стремимся к тому уровню, чтобы задавать стандарты качества образования не только в Украине, но и на мировых площадках!

КМДШ — инновационная частная школа полного дня.
Образовательно-формационная программа, международное сотрудничество, наличие лицензии, углубленное изучение иностранных языков.
Больше об обучении можно узнать на сайте КМДШ.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X