Поддержка, гибкость, благодарность. Какие изменения произошли в ІТ-секторе с начала войны, — рассказывает экспертка

29 ноября, 16:38
Новости компаний
Офис компании ELEKS (Фото:ELEKS)

Офис компании ELEKS (Фото:ELEKS)

В последние годы тема гендерного равенства, недискриминации и противодействия домашнему насилию стала одной из наиболее внедряемых работодателями в рамках корпоративной социальной ответственности бизнеса. Не стояли в стороне и компании в Украине. Так, в рамках проектов UNFPA, Фонда ООН в области народонаселения, «Трамплин к равенству» и «ЕС за гендерное равенство: вместе против гендерных стереотипов и гендерно обусловленного насилия» при финансовой поддержке Европейского Союза и Швеции в сотрудничестве с ООН Женщины и офисом вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины было создано несколько важных инициатив. В частности, Рейтинг ответственного бизнеса и Корпоративный Альянс, который уже объединяет 40 компаний. Мы спросили участников Альянса, изменились ли их подходы с начала полномасштабной войны в Украине, какие практики имеют работодатели сейчас и как поддерживают семьи в это сложное для всех время.

Видео дня

Екатерина Андрущенко,

руководительница отдела по связям со специалистами IT-компании ELEKS

Ваша компания является частью проекта UNFPA «Бизнес против насилия и за гендерное равенство», а также входите в рейтинг дружественных к семьям компаний в Украине. Расскажите, пожалуйста, почему решили поучаствовать в этом проекте? И почему он для вас важен?

ELEKS присоединился к этой важной инициативе в прошлом году, потому что это соответствует ценностям нашей компании. Компания ELEKS была основана более 30 лет назад супругами Скрипниками. И даже сейчас работает Алексей Иванович Скрипник в компании ELEKS. Если говорить о предпосылках, то для нашей компании очень важно, чтобы наши коллеги могли быть услышаны, чтобы была возможность соблюдать баланс между работой и частной жизнью. Для IT-отрасли достаточно важен такой фактор как выравнивание и сохранение гендерного равенства, поскольку сейчас мы видим, что есть некоторый перекос в пользу специалистов мужского пола. Но мы очень переживаем за то, чтобы был гендерный баланс, чтобы приблизить соотношение к 50 на 50.

Алексей и Алексей Иванович Скрипники на праздновании 30-летия компании, 2021 год (Фото: ELEKS)
Алексей и Алексей Иванович Скрипники на праздновании 30-летия компании, 2021 год / Фото: ELEKS


На протяжении последних лет баланс между работой и личной жизнью, семьей уже стал приоритетом современной корпоративной культуры. А что в компании изменилось, которую вы представляете, с началом полномасштабной войны, от 24 февраля? Что вы ощутили на опыте своей компании?

Действительно мы увидели, что баланс работы и жизни довольно резко пошатнулся. Так же происходило и во время ковида. Однако война внесла свои коррективы, и на первый план вышел такой фактор, как обеспечение безопасности для всех членов семьи вместе с домашними животными. Что мы делаем? Мы поддерживали наших коллег в первые месяцы войны — организовывали эвакуацию, помощь, медикаменты, консультации, сейчас поддерживаем наших коллег, предоставляя им гибкий график работы. Каждый может выбрать тот график работы, который ему больше подходит и удовлетворяет потребности проекта. Также у нас есть психологический центр, в который могут обратиться наши коллеги либо за помощью, либо за советом. Мы делаем почти каждую неделю эфиры с профессиональными психологами на разные темы. Есть у нас и группы поддержки, есть и тематические встречи на тему родительского и воспитания, и даже арт-терапия для самых маленьких «элексовцев». Также мы организовывали летом Дни детей в офисе, с развлечениями, было очень полезно как родителям, так и детям побыть вместе, позволить себе испытывать радость и приятные эмоции.

Рабочее пространство, офис во Львове (Фото: ELEKS)
Рабочее пространство, офис во Львове / Фото: ELEKS

Классно! То есть вот такая психологическая поддержка, а также гибкий график, они сейчас в приоритете в отношении сотрудников. А если обобщать, с какими вызовами по отношению к сотрудникам и их семьям столкнулась компания во время войны?

В первую очередь это обеспечение безопасности. В короткие сроки наши офисы во Львове, Ивано-Франковске, Тернополе превратились в приюты для наших коллег и их семей, мы организовывали эвакуацию и переезд из тех городов, где было опасно, в условно безопасные места в пределах страны. Я понимаю, что сейчас нельзя сказать, что какие-то города более безопасны. Но все равно, когда началось полномасштабное вторжение, для нашей компании было очень важно оперативно обеспечить эвакуацию из тех городов, где было опасно, в наши офисы на западной Украине. Мы оборудовали наши офисы всем необходимым, чтобы коллеги могли временно пожить и чувствовать себя в безопасности, принять душ, иметь возможность приготовить себе еду. Также мы помогали коллегам с переездом за границу, нанимали автобусы, формировали списки, как и когда наши коллеги могут уехать. В основном это женщины, конечно. Также для того, чтобы поддержать наших коллег мужчин, мы предлагали перевезти за границу, в частности в наш Краковский офис (Польша) или офис в Сплите (Хорватия), их жен и детей. Далее у нас проходил процесс адаптации на новом месте, как в Украине, так и за рубежом. Всемерно поддерживали процесс легализации на новом месте, за границей в частности. И опять же мы продолжаем обрабатывать разные психологические запросы, постоянно реагируем на них, изучая текущие потребности наших коллег.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Офис в Кракове (Фото: ELEKS)
Офис в Кракове / Фото: ELEKS

И собственно во время войны обостряется много социальных вопросов и проблем. К примеру, проблема гендерно обусловленного насилия. Скажите, пожалуйста, внедряет ли ваша компания практическую поддержку сотрудников или сотрудниц, пострадавших от домашнего насилия. К сожалению, такое происходит и в нашем государстве тоже.

К счастью, в нашей компании о таких случаях мы не слышим. Однако у нас есть возможность поговорить об этом с психологом, то есть, мы можем организовать быстрое реагирование, поговорить об этом с психологом. Есть возможность получить юридическую консультацию от нашего юридического отдела. И если бы такой случай произошел, мы, как подписанты этой декларации (Декларации UNFPA для гендерного равенства и предотвращения домашнего насилия), мы внутри компании имеем разработанный алгоритм, как бы мы на это реагировали и включались бы в этот процесс. Но еще раз подчеркиваю, что о таких случаях мы не знаем.

Сколько сотрудников в вашей компании насчитывается, можете сказать? И, возможно, процентное соотношение мужчин и женщин, чтобы мы понимали.

Сейчас в Элексе насчитывается, если мы говорим о программистах, то это более 2000 программистов, которые сосредоточены как в Украине, так и за рубежом. А если говорить об общей численности нашей компании, то это около 2600 сотрудников уже сейчас. И если мы говорим о соотношении, то сейчас это примерно 35−36% женщин, а остальные мужчины.

Для IT-компании 35% женщин, мне кажется, очень классный показатель. Прокомментируйте, пожалуйста.

Да, это довольно неплохой показатель, но все же мы имеем такую цель увеличивать каждый год. У нас еще есть такие программы, когда мы привлекаем наших коллег женского пола к тому, чтобы они были менторками или спикерками на различных программах, которые таргетированы, или на молодые таланты, на начинающих. Или даже сейчас одна моя коллега принимает участие в проекте НРЗБ, рассказывая о том, как можно перейти в IT-индустрию. Даже такие кросс-отраслевые активности мы поддерживаем.

Возможно, нас сейчас читают люди, которые хотели бы работать в IT-индустрии, но думают, что это не для них, или что они не слишком много знают для этого, или они не программисты. Но понятно, что в IT-компании не только программисты работают, это большой миф, который мы часто развенчиваем. Сейчас мы возвращаемся к истории, к сожалению, с насилием. Ежегодно с 25 ноября уже совсем скоро до 10 декабря проводится глобальная кампания, которая называется 16 дней активизма против насилия, чтобы привлечь внимание к проблемам преодоления гендерно обусловленного насилия. Планирует ли компания, которую вы представляете, приобщиться к этим активностям? И как именно, если вы планируете?

Да, мы планируем приобщиться. И мы хотели бы распространять знания, проводить эдукацию среди наших коллег. И планируем пригласить экспертов для того, чтобы они на широкий круг внутри компании осветили эту тему, и у нас проходила такая дискуссия с углубленным таким распространением знания. Это об эдукации по состоянию на сейчас.

Вы говорите, что таких проблем у компании нет, но вы участвуете в таких проектах. Почему, объясните пожалуйста?

Да конечно. Это о том, что мы в компании исповедуем такую ценность — каждый член компании важен, каждое мнение важно, мы стараемся услышать разные мнения. В этом году мы резко стали более глобальной компанией, поскольку многие наши коллеги переехали в другие страны, а также мы активно начали нанимать за границей. Мы понимаем, что культурное разнообразие важно, нам всем вместе нужно совместно работать, находить общий язык, точки взаимодействия, общие интересы в такой более комфортной теплой среде. Поэтому, собственно, мы и поддерживаем право на гендерное равенство и противодействие домашнему насилию. Ведь мы считаем, что без этого невозможно сосуществовать в цивилизованном мире.

Такие цивилизационные даже сейчас вопросы, так их можно охарактеризовать. А собственно какие вопросы сейчас во время войны удается решать собственными силами, а в каких все-таки нуждаетесь в помощи государства? Например, как помочь семьям, у которых есть пострадавшие от войны или мобилизованные мужчины, женщины?

В нашей компании также есть мобилизованные. Что мы делаем на уровне компании? Мы всячески обеспечиваем их теми средствами и вещами, в которых они нуждаются. У нас даже специально создана группа наших коллег волонтеров, которые работают над тем, чтобы обеспечить всем необходимым наших коллег и их родственников, близких друзей, которые мобилизованы и проходят службу. Кроме того, мы держим связь с семьями этих коллег и в случае необходимости реагируем на разные запросы.

А сколько таких людей мобилизовано? И как это происходит? Потому что я сталкивалась с отрицательными примерами. Когда человек сообщал, что он идет в ВСУ сам, это его решение, или о том, что его мобилизовали, начальство просто говорило «до свидания». И это настолько досадно, это незаконно. А как это происходит у вас?

По состоянию на сегодняшний день у нас примерно более 50 коллег мобилизованы, и они проходят службу в ВСУ. Мы с начала полномасштабного вторжения вышли с коммуникацией о том, что мы поддерживаем выбор каждого и будем ожидать продолжения сотрудничества после возвращения со службы. Кроме того, ELEKS с начала этого года довольно много делает благотворительных взносов. По состоянию на сегодняшний день за восемь месяцев войны компания ELEKS перевела благотворительную помощь на почти 3 миллиона долларов, в том числе пользу специального счета ВСУ и нашему давнему фонду-партнеру — Повернись Живим. И действительно, это незаконно — прощаться с коллегами. Но наверняка есть работодатели, которые принимают это решение. Не могу их поддержать в этом.

К помощи государства вернемся. В какой бы сейчас нуждалась ваша компания?

Мне кажется, что государство сейчас делает достаточно много. Но сотрудничество бизнеса и государства все же было бы очень сейчас уместно в таких проектах, как уже думать о будущем, восстановлении тех городов или предприятий, пострадавших от последствий войны. Также о психо-эдукации в широких массах населения. Программы поддержки военных. Нам следует думать о том, как вернуть военных в гражданскую жизнь. И мне кажется, что здесь сотрудничество бизнеса и государства очень важно.

А помните, еще до войны были очень активные разговоры о том, что государство не общается с бизнесом. Представители бизнеса говорили: «Услышьте нас, пожалуйста, у нас нет каких-либо чрезвычайных требований, пожалуйста, не мешайте нам работать». Изменилась ли ситуация к лучшему во время войны в этом смысле?

Мне кажется, что ситуация изменилась к лучшему благодаря активной работе IT Ассоциации Украины и региональных IT кластеров, имеющих хорошую связь с государством на разных уровнях. Нас сейчас слышат лучше, но есть еще над чем работать.

О подборе персонала также поговорим. Потому что с одной стороны в стране сейчас безработица, она ощутима. А с другой, возникают ли у вас проблемы с подбором персонала? Потому что найти классного специалиста не так-то легко. И что делает компания, которую вы представляете, в этом смысле?

В самом деле вам скажу, что с начала войны количество вакансий в IT-секторе уменьшилось. Мы также наблюдаем сейчас, что люди не очень торопятся менять место работы. Они держатся за места, где они сейчас есть. Потому что это опять-таки о стабильности и о факторе безопасности. Поэтому сказать, что сейчас нет проблем с подбором персонала, я не могу. В то же время возможно, из-за того, что вакансий стало меньше, условно закрытие их происходит, возможно, более быстрыми темпами. Но опять же найти хорошего специалиста в той или иной технологии как было сложно, так и остается сложно. Поскольку их количество не выросло.

А помогает ли в поиске персонала статус компании, дружественной к семье? Что происходит в вашей компании в этой сфере?

У нас работают как семейные люди, так и не семейные. Конечно, для тех наших коллег, у которых семья на первом плане, наши практики по гибкому графику, по разным событиям, которые мы организовываем для детей, для семей, они имеют значение. И они оказывают определенное влияние на принятие решения. Опять же, эти практики дают свой результат, когда кандидаты ищут информацию о том, какая это компания, какая у нее корпоративная культура, или же спрашивают рекомендацию у своих коллег, которые когда-то работали в компании, или у знакомых, которые сейчас работают в компании. Могу сказать, что да, конечно, помогает.

День детей (Фото: ELEKS)
День детей / Фото: ELEKS

Вы говорили, что 35% ваших сотрудников являются сотрудницами, то есть женщинами, для IT-сферы это очень крутой показатель. Так вот считаете ли вы и в вашей компании, что принципы гендерного равенства являются признаком европейской компании? И является ли это элементом интеграции украинского бизнеса в европейское корпоративное сообщество?

Мне кажется, что это такой эволюционный путь. То есть я не могу сказать, что именно наличие каких-то практик относительно того, как мы улучшаем гендерное равенство, уже дает нам признак, что мы являемся европейской компанией. Да, немного длиннее этот путь, над этим надо работать. И не только в этом разрезе. Но да, конечно, если мы сравниваем практики в частности в других странах, не в Украине, мы понимаем, что для европейского рынка, для кандидатов это имеет значение, придерживается ли компания практик гендерного равенства, есть ли какие-то специальные условия, разработаны ли программы для разных групп внутри компании.

Каким уникальным опытом вы можете поделиться относительно политики лояльности к сотрудникам и их семьям во время войны?

Мы пошли по пути улучшения опыта наших сотрудников и начали спрашивать, а чего вам не хватает, слушать их. У нас есть внутренняя корпоративная система, которая запрашивает определенный сет вопросов. И мы на основе этих вопросов анализируем, чего не хватает нашим коллегам, и реагируем внутри компании, предлагая различные программы/решения. Также могу похвалить наш психологический центр, поскольку это не просто лекции по определенным темам. Это больше тем, которые беспокоят наших коллег. Мы их слышим и предлагаем. Когда мы поняли, что есть потребность в групповых психологических группах, мы начали их проводить внутри компании. На сегодня это уже 45 проведенных психологических групп. Одна группа состоит из пяти-семи человек. И для нас это о том, что мы, как минимум, помогли определенному количеству людей чувствовать себя получше. В начале войны мы также всем нашим коллегам сказали, что есть возможность делать индивидуальные запросы на психологическую помощь, как для специалистов ELEKS, так и для членов их семей, и даже если есть необходимость найти какие-то лекарства, мы могли помочь их найти, организовать доставку. тому подобное. Это о таком кастомном подходе помощи. А также наши коллеги, уехавшие за границу со своими детьми, они нуждались в определенное время в украинских книгах. И мы решили сделать такой онлайн-магазин с фандрейзинговой целью, чтобы коллеги в Польше и Хорватии могли приобрести книги. Мы продумали логистику и схему заказа, организовали доставку. Коллеги были в восторге и раскупили все книги.

ELEKS
Фото: ELEKS

Что бы вы хотели сказать вашим работникам и работницам, их семьям, а возможно всем украинцам?

Я хочу сказать всем большое спасибо за то, что мы держимся, за стойкость, за энергию, за поддержку друг друга. И я верю, что наша победа совсем скоро, уже близко, и нужно еще немного подержаться.

Послушать интервью можно на подкасте: https://podcasts.nv.ua/ukr/episode/16840.html

Показать ещё новости
Радіо НВ
X