Крупнейший игрок. Цены на бензин, курс доллара и точки роста для Украины — как сеть ОККО зарабатывает во время войны

30 июля, 08:35
Эксклюзив НВ
Василий Даниляк и Андрей Онистрат (Фото:скриншот Youtube-канал «Бегущий Банкир»)

Василий Даниляк и Андрей Онистрат (Фото:скриншот Youtube-канал «Бегущий Банкир»)

Как выглядит топливный рынок во время войны, почему бензин не подорожал после очередной девальвации гривни, сколько людей выехали из Киева и сколько вернулись, когда закончится война — самое интересное из полуторачасового рассказа топ-менеджера сети ОККО.

Автор и ведущий youtube канала «Бегущий Банкир» Андрей Онистрат взял большое интервью у вице-президента топливной сети OKKO Василия Даниляка. НВ Бизнес выбрал из него самое интересное и адаптировал для текстовой версии.

Видео дня

Почему цены на АЗС не выросли после увеличения официального курса доллара

С июня по сегодняшний день мы наблюдаем падение цен на нефтепродукты на мировых рынках: в среднем $350 — на тонне бензина, $330 — дизтоплива. Из-за увеличения обменного курса подорожание должно быть — плюс $430 на тонне. И вообще цена должна вырасти на $80. Но у крупных операторов — большие поставки. И мы понимаем, что Platts (индикатор цен в мире. — Ред.) дальше будет немного спадать. Поэтому в принципе по дизтопливу [у нас] нет желания пересматривать цену. Может быть незначительное поднятие по бензинам, потому что бензины сейчас есть в дефиците.

Почему может подорожать бензин

Приблизительный баланс рынка нефтепродуктов на июль выглядит следующим образом: все операторы завезут 570 тыс. тонн дизельного топлива, 120 тыс. тонн бензинов, и примерно 80 тыс. тонн сжиженного газа (еще 20 тыс. тонн произведут в Украине). Бензинов немного мало. Почему? Нашим крупным поставщиком является Румыния. В Румынии и Польше сезонный всплеск потребления, люди ездят по отпускам, путешествуют. Во-вторых, месяц назад в Австрии на заводе OMV произошел пожар, ремонт продлится до октября. И фактически завод OMV в Румынии, который мог отправлять свободные ресурсы в Украину, начал отправлять их на Австрию. Так же — завод Slovnaft в Словакии. Соответственно, у нас возник небольшой вакуум. И именно из-за дефицита, а не из-за цены на мировом рынке, могут быть немного подняты цены на бензин. На дизель — вряд ли.

Как выглядел рынок топлива до войны

За 2021 год Украина потребила 12 млн тонн нефтепродуктов. Из них 2,5 млн тонн производилось в Украине — в основном Кременчуг и совсем мало Шебелинка. И 9,5 млн тонн — чистый импорт. Из него 7 млн — дизельное топливо. Оно примерно на 37% ехало из Беларуси, 35% — из России, 10% — из Литвы. Небольшие партии заходили из разных стран через порты Черного моря — из Румынии, Болгарии, Израиля, Греции. Средний заезд из трубы или с завода на наши нефтебазы — 7−10 дней. 92-й бензин рынок на 100% импортировал из Белоруссии. 95-й: 75% — из Беларуси, 28% — из Литвы через территорию Белоруссии. И 2% — очень эпизодические вещи, Венгрия или Словакия.

Что изменилось и из-за чего возник дефицит

Если представить Украину как четырехугольник, то фактически три стороны оказались полностью закрытыми для захода нефтепродуктов. Возможность завозить была только через западные границы. Мы быстро отреагировали, подняли все контакты. На тот момент у нас была хорошая финансовая позиция, какие-то нереальные суммы платили заранее — более $ 100 млн за 20 дней. И пока продукт ехал, все остатки (где-то 90 тыс. тонн на начало войны) начали падать, потребление подскочило. Март мы прошли на остатках. А в апреле один продукт еще не подъехал, второй начал заканчиваться. Соответственно с апреля начались проблемы на АЗС.

Кто еще импортировал топливо?

Больше всего — ОККО, WOG, UPG, KLO, Альянс Энерготрейд — это крупнейший поставщик битума в Украину. Они переориентировались на дизельное топливо. Удивительно очень мало везла бывшая группа Приват, пока не разбомбили Кременчугский НПЗ. В июле они уже видны.

Оказывается, можно обеспечить страну горючим даже с западных границ. И это очень классная история. [Но и ] рынок просел где-то на 40%.

Что ждет рынок

Отрасль и рынок ожидают очень непростые времена — войны за долю рынка. Если у Привата было до войны 22%, а сейчас — 15%, то он не согласится, очевидно, будет отвоевывать. Такие компании, как Shell, Amic — тоже. За время войны выросли в доле рынка, наверное, мы, WOG и UPG. Все остальные потеряли.

Сколько заправок и нефтебаз ОККО полностью уничтожены

Мы до сих пор не знаем. Точно разбита — на повороте на Пущу Водицу и Ирпень, еще одна — в Николаевской области. Понимаем, что [разбита] львиная доля из пяти мариупольских заправок. Повреждена часть харьковских заправок — там у нас всего 27 станций.

Всего у нас 426 станций и из операционной деятельности исключены где-то 33, имеющих разный статус. Ремонтировать их невозможно и опасно, да и работать иногда не для кого. Херсон, Мелитополь, Бердянск — под оккупацией. В Донецкой и Луганской областях — пару штук. Все остальное мы восстановили.

Что касается нефтебаз. В марте нам развалили нефтебазу в Черняхове Житомирской области и Львовскую нефтебазу. Кроме того у нас под оккупацией большая нефтебаза и перевалка в Херсоне. В Херсоне также приехала какая-то компания из Крыма на наши заправки, Shell, не знаю ли WOG, просто зашли и сказали: все, теперь это наше, мы работаем.

В целом по стране

Неизвестно. У нас 18 нефтебаз, из них две разбили и одну оккупировали. У наших конкурентов из WOG разбили четыре нефтебазы в четырех областях, по одной у KLO — в Василькове, Amic — в Бородянке. Возможно какие-то военные базы. Я думаю, более 20 разбили, мы просто не все знаем.

О судах с РФ за поврежденное имущество

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X