Я не верю в госкомпанию как форму собственности — Владислав Бурда

16 августа 2020, 13:36
Спецпроект
Владислав Бурда, собственник ReadHead Family Corporation (Фото:Наталия Кравчук)

Владислав Бурда, собственник ReadHead Family Corporation (Фото:Наталия Кравчук)

Большой бизнес одиночек уходит в прошлое. На его место приходит коллективный управленческий разум и тотальный контроль. В рамках спецпроекта «Капитаны перемен» НВ представляет серию интервью с топ-менеджерами — членами Ukrainian Corporate Governance Academy, принявших изменения раньше других.

Владислав Бурда, собственник ReadHead Family Corporation, 48 лет.

— Перед вами — автор законопроекта о запрете иностранцам работать в наблюдательных советах госкомпаний. Как вы ему объясните, в чем суть и необходимость корпоративного управления в Украине?

Видео дня

— У меня очень много друзей работало в госкомпаниях. Их в конечном итоге ожидает серьезная депрессия. Роль представителей владельцев в госкомпаниях выполняют министры, а министры у нас меняются намного чаще, чем президенты. А президенты у нас, слава Богу, меняются чаще, чем в Беларуси и России. Удовлетворять требования настолько быстро меняющихся заказчиков, которые не успевают стать компетентными в том бизнесе, которым управляет директорат, — это Mission impossible. Надеюсь, что весь [государственный] бизнес, который возможно приватизировать, будет приватизирован.

Я не верю в госкомпанию как форму собственности. Любая частная компания начинается с одного бизнесмена или группы предпринимателей. Они действуют быстро и рисково. Вначале они рискуют своим или заемным капиталом. Но затем, взлетев, забывают о подотчетности. Если предприниматель воспринимает свой бизнес как то, что должно остаться и после него, тогда он задумывается о тех, кто за его детищем наблюдал бы. Если предприниматель готов на высшую интеллектуальную игру, он создает board [наблюдательный совет], который испытывает: действительно ли тот берет максимальную планку, действительно ли его топ-менеджмент лучший и так далее. Никто другой не протестирует предпринимателя — ни его жена, ни его сотрудники, ни его друзья. Когда появляются независимые люди, которые могут задавать жесткие вопросы и говорить прямую правду, то перед ним начинает меняться картинка мира. Самая важная миссия, ради чего существует корпоративное управление, — создание преемственности. Если board сумел создать преемственность, он выполнил свою миссию.

— Кто из ваших коллег, однокашников по Академии корпоративного управления больше всего удивил вас и чем именно?

— Лудо Ван дер Хейден. Это наш преподаватель. Я же ведь не только член board академии, я здесь учился.

Я не верю в госкомпанию как форму собственности.

Лудо сказал: если вы посмотрите на слоган Французской революции Свобода. Равенство. Братство, то там есть элементы капитализма, социализма, коммунизма. Самое главное в капитализме — это возможность выбора по заслугам, то есть свобода. Социализм — это равенство, он позволяет людям быть равными. Коммунизм — братство. Если какому‑то брату нужно больше, давайте ему дадим — на всех хватит. То есть раздать по потребностям. И вот работа board заключается в том, чтобы крутиться вокруг этих трех элементов для того, чтобы принять неординарное решение.

— В чем необходимость board в семейном бизнесе и от какого размера бизнеса нужно задумываться о нем?

— Расскажу вам шутку. Я когда‑то был на одном немецком семинаре. Там одна женщина задала вопрос: моей дочке четыре года, когда нужно с ребенком начинать говорить о сексе? И немецкий сексолог немедленно ответил: вы опоздали на четыре года. Это иллюстрация board — чем раньше ты начнешь думать, тем лучше.

— Board вашей мечты, в котором вы бы хотели работать, но еще не доросли?

— У меня был такой board из всех 10 boards в моей жизни, из которых сегодня актуальных — семь.

Был один board, который я считаю идеальным по всем функциям. Он состоял из трех иностранцев — один немец (Хермут Корман), один американец (Джозеф Астрахан) и один швейцарец голландского происхождения (Рейнаут ван Леппен), а также секретарь Алина Критина. Плюс я пятый. Это был board ReadHead до позапрошлого года, пока Хермут Корман не ушел на пенсию. Все были географически из разных стран, разных возрастов — от 40 до 70 плюс. Кстати, Корман написал самую толстую книжку про семейный бизнес — 900 страниц. Так вот, он ввел в практику, что перед каждым совещанием мы встречались в Вене, садились с ним на полдня, и я проговаривал все проблемы предприятия. Он составлял повестку. Это было просто гениально, как он это делал.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X