Почему мы должны занимать под 11%, если у нас инфляция 2,1%? Министр финансов о дискуссии с НБУ, курсе гривни, долгах, Нефьодове и Верланове

21 мая 2020, 10:02
НВ Премиум

Министр финансов Украины Сергей Марченко рассказал НВ Бизнес о деталях переговоров с МВФ, о сути дискуссий с Нацбанком, о стоимости займов и курсе гривни, необходимых для выполнения госбюджета

Сергей Марченко, уже работавший в Министерстве финансов во времена президентства Петра Порошенко вместе с Оксаной Маркаровой, возглавил ведомство в один из сложнейших периодов в экономике Украины.

Видео дня

Слово «дефолт» стало очень часто звучать в медиа и соцсетях. По итогам второго квартала ожидается падение экономики Украины на более чем 10% — и это все в год, на который приходятся пиковые выплаты по государственному долгу. Только приступив к обязанностям министра финансов Украины Марченко пришлось закончить работу своего предшественника Игоря Уманского, представив парламентариям версию обновленного госбюджета 2020, с учетом антикризисных мер. А также принять очень спорное решение — сменить реформаторское руководство Налоговой и Таможенной службы — основных госорганов, отвечающих за наполнение государственной казны.

Дефицит обновленного госбюджет вырос на 300 млрд грн. Без кредитов МВФ профинасировать такой дефицит невозможно.

Бизнес-сообщества Украины, украинские и иностранные инвесторы стучали и кричали во все двери и окна Офиса президента и Верховной Рады, чтобы власти как можно быстрее выполнили основное требование Международного валютного фонда — приняли так называемый антиколомойский закон про банки. И, несмотря на активное противостояние политического лобби бывшего собственника ПриватБанка Игоря Коломойского, которого этот закон затронет больше всего, нардепы смогли обработать рекордное количество — более 16 тыс правок — в этот проект и принять его. Президент Владимир Зеленский заявил, что подпишет этот закон.

Журналист НВ Бизнес встретился с министром финансов Сергеем Марченко, чтобы выяснить, что будет с долгами страны, почему дефолту не бывать, какой курс гривни приемлем для госбюджета, какова позиция Минфина в отношении политики НБУ и идеи дополнительной эмиссии гривни. Мы спросили министра и о том, кто и почему решил уволить Максима Нефьодова и Сергея Верланова.

— Украине в 2020 году требуется около 17 миллиардов долларов на финансирование дефицита бюджета и обслуживание долгов. Сколько в целом вы планируете получить средств от МВФ в этом году и какова сумма кредитов от других международных финансовых организаций, которые подвязаны к программе МВФ?

— На данный момент до конца года нам нужно заимствовать около 457 миллиардов гривен, но сюда входит все: и внутренние заимствования, и внешние. Внутренние займы мы планируем перевыпустить, сделать так называемый rollover. Не вижу проблемы перевыпуска внутренних долгов. Что касается внешних долгов, то мы стараемся финализировать нашу программу с МВФ и выйти на борд в ближайшее время. Это позволит получить от МВФ приблизительно 3,5 миллиардов долларов в этом году, плюс это позволит разблокировать финансирование Мирового банка — еще до миллиарда. Это также позволит нам получить макрофинансовую помощь от ЕС — 500 миллионов евро, которые уже были, плюс 1,2 миллиарда евро, которые мы можем получить дополнительно.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу
НВ
Фото: НВ

Это основные concessional loans, которые планируем получить до конца года. Потенциально они закроют всю потребность во внешнем финансировании. Если увидим необходимость дополнительного финансирования, будем занимать на внутреннем рынке. Активный внутренний рынок тоже должен быть одним из наших основных источников.

— Где планируете занимать? Вы говорите, на внутреннем рынке, потому что сейчас, после принятия так называемого антиколомойского закона у нерезидентов начал возвращаться интерес к ОВГЗ? Кто сегодня финансирует внутренний госдолг?

— Часть — госбанки, часть — частные банки. Интерес действительно появляется. Его усиливает наш интерес к внутреннему рынку и готовность там занимать. Был какой-то период, когда примерно месяц мы не занимали. Это было связано с тем, что была определенная кризисная турбулентность и на внутреннем рынке, и на мировых рынках. Да и не было такой острой необходимости занимать.

Наше желание — занимать в более длинных инструментах и с более низким уровнем доходности

Сейчас мы опять выходим на внутренний рынок заимствований, но хотим снижать кривую доходности.

Вопрос, почему мы должны занимать выше 11%, если у нас годовая инфляция 2,1%, меня беспокоит. Поэтому наша задача, в том числе в дискуссии с Нацбанком, создать условия для доходности до приемлемых уровней.

— Вы имеете в виду Нацбанк и снижение учетной ставки?

— Естественно.

— До какого уровня?

— До которого они считают необходимым. Но в условиях, когда у вас годовая инфляция, year to year 2,1%, а к декабрю — 1,5%, у меня возникает вопрос: почему мы должны занимать так дорого. Здесь не идет речь о страновых рисках. Это внутренний инвестор и мы предлагаем короткие бумаги. Сейчас есть взаимопонимание на уровне Нацбанка и госбанков, что государственные ОВГЗ могут стать нормальной альтернативой депозитным сертификатам Национального банка.

— Допускаете ли вы размещение гособлигаций на внешних рынках? Аналитики говорят, что необходимость таких размещений есть.

— Пока я бы не комментировал возможность такого размещения. Это зависит от многих условий: от нашей потребности занимать, от доходности, которая будет на тот момент на рынке. И от общемировой ситуации. Турбулентность, которая наблюдается на международном рынке капитала, не позволяет нам занимать. Как будет к концу года — сложно предсказать. Будем по возможности находить те инструменты, которые будут выгодны государству Украина.

— Сегодня много разговоров о независимости НБУ. Ваше мнение: необходима ли такая сильная институциональная независимость НБУ, которая появилась с 2015 года? Опять же некоторые эксперты допускают, что, возможно, если ситуация на внешних рынках, не изменится, придется напечатать гривню, пойти на так называемое количественное смягчение, о котором тоже идут дискуссии.

— Так напечатать гривню или сделать quantitative easing?

— Вопрос к вам, как вы к этой идее относитесь?

— Должен ли быть независимый Национальный банк? Ответ — да, конечно. Второй вопрос, вытекающий из первого: должны ли согласовываться политики Национального банка и правительства? Тоже ответ очевиден — да. У нас — схожие цели и не может политика Нацбанка идти вразрез с политикой правительства. Теоретически это возможно, но это не значит, что мы не должны дискутировать. Сейчас ищем и находим точки соприкосновения. Если правительственный дефицит бюджета 7,5% ВВП, то одним из источников финансирования может быть в том числе необходимость занимать на внутреннем рынке с помощью ОВГЗ. Не идет речь об эмиссии, о независимости Нацбанка, печатании гривни, как вы сказали. Это условности.

НВ
Фото: НВ

Даже не говорю, что Национальный банк должен на вторичном рынке покупать ОВГЗ. Хотя потенциально, когда вы говорите quantitative easing, это дает возможность Национальному банку покупать ОВГЗ на вторичном рынке. Они имеют эту возможность. Вопрос в том, что кроме задачи инфляционного таргетирования и сохранения инфляции на уровне, который НБУ установил, у него есть еще две задачи — макроэкономическая стабильность и обеспечение экономического роста.

В данном случае, (я считаю, что у нас сейчас продуктивная дискуссия), мы находим взаимопонимание и Национальный банк нас слышит. Например, сейчас НБУ выпустил долгосрочный инструмент рефинансирования. Он дает возможность банкам получать длинные деньги, в том числе для инфраструктурных проектов, которые могут быть использованы для покупки ОВГЗ…

Сейчас сложность какая? Инфляция 2,1% - это условное благо. Я мягко говорю условное, поскольку, когда у вас падение экономического роста, уже почти 10−11 месяцев падает промышленное производство, когда у вас негативное сальдо торгового баланса, вам тяжело будет раскачать экономическую динамику при такой инфляции. И Нацбанку мы об этом говорим, потому что это не только наши вопросы и проблемы. Необходимо создать условия для устойчивого экономического роста.

— У вас есть свой прогноз развития экономики в этом году?

— У нас есть годовой прогноз, мы ожидаем падения ВВП 4,8%, он не поменялся, это прогноз Минэкономики. Другие страны, например, Британия, США, прогнозируют сокращение ВВП во втором квартале 20−25%. У нас может быть не так, как в этих странах, мы не настолько зависимы от внешних шоков и от внутреннего спроса, который сократился. Но у нас тоже будет падение.

— Давайте еще раз, чтобы резюмировать: вы против необеспеченной эмиссии гривни, так же, как и НБУ, правильно? К примеру, как в 2015 году.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X