Котики рынка. Сооснователь monobank Олег Гороховский о конкурентах, ПриватБанке, продаже бизнеса и стоимости одного клиента — интервью

28 ноября 2020, 14:30
НВ Премиум

monobank — проект команды экс-приватовцев Fintech Band — в 2020 году привлек более 2,7 миллионов клиентов, а к 2022 году планирует удвоить эту цифру и стать единорогом. Как это сделать на бедном украинском рынке, где всё больше конкурентов?

НВ Бизнес расспросил совладельца monobank Олега Гороховского о специфике работы банка без отделений, реальных и желаемых конкурентах, акциях Tesla и торговле криптовалютой, о проекте Koto и стоимости привлечения одного клиента. Не могли мы не спросить модного банкира о взаимодействии с НБУ и о его прошлом месте работы — ПриватБанке, в котором бизнесмен владел небольшим пакетом акций, отвечал за розницу. А после национализации — сыграл в одной команде с Игорем Коломойским и братьями Суркисами, оспаривая в суде процедуру bail-in, по которой депозиты связанных лиц конвертировались в капитал госбанка.

Видео дня

Коронакризис: осложнения и возможности

— После вашего интервью украинскому Forbes тиражировалась информация, что пандемия и карантин стоили monobank 123 миллиона гривен недополученных доходов. Как проект переживает этот период?

— Во время карантина, начавшегося в конце марта, два фактора разнонаправленно повлияли на monobank.

Первый: действительно, немного ухудшилось качество кредитного портфеля (особенно в апреле и мае). Одной из причин этого я вижу нечеткие месседжи НБУ рынку и клиенту касательно того, что такое кредитные каникулы, которые он предоставил. Нацбанк сказал, что банки не могут начислять штрафы и двойные проценты в случае нарушения условий заёмщиком, но он не четко сказал, что нельзя не обслуживать кредит, что обычные проценты платить нужно. Мы потратили много времени и сил, чтобы объяснить это клиентам. Тогда мы увидели ухудшение качества кредитов (NPL) на 2−3%, но на данный момент проблемность активов восстановилась на том же уровне, на котором была до начала карантина (в январе-феврале): просрочка по кредитам более 90 дней не превышает 5%.

Второй фактор: произошло удешевление ресурсов. Это отличает нынешний кризис от предыдущих. Как правило, сильная турбулентность сопровождается не только кризисом доходности, но и кризисом ликвидности: у банка становится меньше доходов, потому что клиенты совершают меньше операций, а у клиентов повышается тревожность и они начинают изымать свои средства из банков. В таком случае для банков дорожают ресурсы, могут возникать сложности с ликвидностью. Но в этот раз ситуация достаточно неожиданная: кризис доходности есть (клиенты уменьшили объемы операций, ведь практически не стало путешествий, а в апреле-мае — и офлайн-покупок, кроме продуктов и аптек), но клиенты не забирали деньги. Наоборот: на счетах увеличивались остатки. Люди, с одной стороны, меньше стали тратить, а, с другой стороны, как я понимаю, те проценты, которые банки платят по остаткам, по депозитам, для многих — важный источник дохода и не факт, что рационально держать эти деньги дома. Мы увидели серьезный рост пассивов и это привело к тому, что на рынке снизилась стоимость ресурсов.

Можно сказать, что доходная и расходная части, в принципе, компенсировали друг друга, а снижение прибыли обусловлено в основном сокращением транзакционных доходов из-за объективного снижения активности клиентов. Подчеркну: не за счет роста проблемности активов, а за счет сокращения потребления.

— Сообщалось, что в 2020 году приблизительно 40% всех доходов monobank ушло на погашение административных расходов, включая зарплаты сотрудникам…

— 40% - некорректная цифра. Испорченный телефон. Наши основные операционные затраты — затраты на программу лояльности, формирование резервов на проблемный портфель, процентные расходы по депозитам. Мы получаем доход в виде ставки по кредитам и в виде комиссии от оборота по картам: каждый раз, когда карта приходит в торговую сеть, мы получаем 1,6%-1,8% от суммы транзакций, около 0,9% мы отдаем на программу лояльности. Это то, что касается экономики платежных операций. То же и в кредитной экономике: там есть стоимость ресурсов, там есть резервы на покрытие возможных потерь по кредитам… Есть соответствующие косты неоперационные, связанные с зарплатами. Это достаточно большой объем расходов — содержание такого бизнеса как monobank. Сегодня мы получаем порядка 40% доходов от операций с картами, 60% — доходы от кредитования. 40% доходов от операций с картами — это единственная цифра «40%», которую я знаю и мог транслировать.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X