«Даже если Коломойскому удастся разрушить все в Украине, американский суд остановить нельзя» — интервью с экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой

26 октября 2020, 08:22
НВ Премиум

Бывшая глава НБУ Валерия Гонтарева в интервью НВ рассказала о результатах расследования поджога ее дома, о суде Суркисов против Порошенко и троллинге Зеленского

Экс-глава Национального банка Украины (НБУ) Валерия Гонтарева включается в разговор с НВ из Великобритании. За ее окном серое лондонское небо, но сама Гонтарева улыбается и рассказывает, что за два года, проведенные в Лондоне, редко говорит на русском и украинском языках, а еще очень скучает о возможности поговорить по душам.

Видео дня

В прошлом главный банкир страны, ответственный за одну из самых эффективных в мире реформ национальной банковской системы, в Украине она подвергалась системным преследованиям недоброжелателей, среди которых и экс-владелец Приватбанка олигарх Игорь Коломойский. Его банк — крупнейший среди частных банков страны, был признан неплатежеспособным и национализирован. За профессиональную работу в финансовом секторе страны, Гонтаревой пришлось заплатить серьезную цену — постоянное моральное давление, угрозы и реальные акты агрессии: год назад осенью неизвестные сожгли ее дом под Киевом, а также автомобиль жены сына, ее полной тезки Валерии Гонтаревой. На этом несчастья осени-2019 не закончились, тогда же экс-главу НБУ на пешеходной дорожке в Лондоне сбил автомобиль, и она прошла долгий процесс реабилитации в одной из лондонских клиник.

Сегодня Гонтарева — резидент Великобритании, она работает в Институте международных отношений при Лондонской школе экономики, консультирует центробанки разных стран мира по вопросам монетарной политики, занимается развитием своего медицинского стартапа и готовится к открытию Центра исследования реформ. Она выглядит счастливой и охотно делится планами на будущее, впрочем, грустнеет, когда речь заходит об Украине и перспективах вернуться на родину.

Фото из личного архива Валерии Гонтаревой
Фото: Фото из личного архива Валерии Гонтаревой

— Что на сегодня известно о расследованиях инцидента с вами в Лондоне и дел о поджоге вашего имущества в Украине?

— В инциденте с машиной, который случился в Лондоне, полиция не нашла ничего подозрительного. Они изначально думали, что это обычный инцидент, и инициировали расследование только потому, что, пока находилась в госпитале, взорвали машину сына, потом люди в черных масках взломали дверь в квартиру, в которой уже 20 лет никто не жил и искать там было нечего. Но это было такое показательное выступление. И через неделю сожгли мой дом. После этого британская полиция гораздо пристальнее расследовала эпизод, когда меня сбили, но на сегодняшний день ничего подозрительного не выявлено. В полиции считают, что это ДТП и мы не будем на этом спекулировать.

— Как проходит расследование дел о поджоге вашего имущества в Украине?

— По делу в Украине ничего не происходит. Конечно, мы сразу же написали все заявления и дело возбудили. В обоих случаях это был очевидный умышленный поджог. На всех камерах видно, как мой дом сожгли за 28 секунд. Забросили два огромных рюкзака с горючей смесью и военный файер. Когда через 20 минут приехали пожарные, они не могли 300-метровый дом 3 часа потушить, такое количество горючей смеси было задействовано. Машину сожгли таким же образом, и мы обратились, чтобы два этих дела объединили в одно. Вот их объединили, а дальше ничего не происходит. Единственное новое — это утечка информации на сайте «Трубу прорвало» — разговоры [экс-главы Государственного бюро расследований Романа] Трубы, о том, что надо «кошмарить» Гонтареву, и что он получил такое задание из АП. То есть, это Администрация президента дала задание давить на меня психологически, а на следующую же ночь, машину взрывают, затем в квартиру вламываются и сжигают дом. Есть о чем подумать.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— У вас уже давно не было публичных перепалок с Коломойским, он перестал вас комментировать. Как думаете, почему?

— Мне кажется, ему юристы посоветовали перестать это делать. Он же не только по моему поводу выступал. Раньше у него была ода Гонтаревой, и любое интервью начиналось и заканчивалось Гонтаревой. Я не думаю, что он меня так разлюбил, я думаю, что это связано больше с его судебными процессами.

— Кстати, на ваш взгляд, Коломойский может сейчас применять те рычаги, которые есть у него в Украине, чтобы разбить криминальное дело против него в США?

— Конечно не может. В США совершенно независимая правоохранительная система. Поэтому используя локальные украинские суды, он может делать то, что вы видите он и делает. Вы посмотрите, что происходит, и сколько судов против Национального банка Украины, министерства финансов, Приватбанка. На прошлой неделе у меня была презентация, где я задавалась вопросом можно ли сделать реформы невозвратными. На самом деле, все можно повернуть, даже реки вспять поворачивают. У нас в стране так точно. Но американское правосудие здесь совершенно ни при чем. Даже если Коломойскому удастся разрушить все в Украине, американский суд остановить нельзя.

— Должна ли быть реакция украинских властей на это дело в США? Потому что государство Украина заявило, что своих граждан не выдает.

— Я же не за то, чтобы кого-то куда-то выдавали. Я вам только могу рассказать, что после национализации Привата, когда была обнаружена огромная финансовая дыра, тонны документов были переданы во все правоохранительные органы, включая НАБУ. Поэтому, когда я через 3,5 года слышу, что [глава НАБУ Артем] Сытник говорит, а вот завтра мы что-то сделаем, мне хочется спросить: а где же вы 3,5 года господа, были? Ну пусть он хоть сейчас что-то сделает. Тем более, вы видите, что весь мир уже выставляет ситуацию с Приватбанком как ультиматум.

— На каком сейчас этапе рассмотрение иска Суркисов? Суркис и его офшорные компании подали иск в Высокий суд Лондона против Петра Порошенко, и вы выступаете соответчиком.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X