Дубогрыз по средам. Зеленский, Ахметов и дети, госбанки дорого обходятся, НБУ думает над ставкой

8 декабря 2021, 23:59

Главные финансовые события недели и что они означают.

Неделя ожидания. И неопределенности. Нападет ли Россия, когда в Украину придет новый штамм Omicron и чем он опасен, помирятся ли Зеленский с Ахметовым. Похоже, все эти вопросы, кроме, может быть, опасности Omicron’а, останутся актуальными и до Нового года.

Видео дня

С ожиданиями ясно, а что с событиями?

Очередная экономическая инициатива президента — в Украине появятся "экономический паспорт" и «Фонд будущих поколений». Такие законопроекты Владимир Зеленский внес в Верховную Раду, пометив как неотложные. Задача — обеспечить деньгами украинцев, родившихся начиная с 2019 года. По достижению совершеннолетия каждый из них, по задумке Офиса президента, должен получить по 600 тыс гривен на образование, жилье, или будущие пенсии. Деньги на это планируется взять от роста рентных поступлений за добычу полезных ископаемых, прежде всего, железной руды. Фонд будущих поколений — распорядитель, по аналогии с Пенсионным фондом.

Что здесь интересно? Инициатива ожидаемо получила огромную порцию критики от СМИ и экономистов. Основные претензии. Хватит ли денег: цены на руду могут не только расти, а и падать, как и доходы от ренты. Почему лишь тем, кто родился в 2019 и позже (рожденные 31 декабря 2018-го под раздачу уже не попадают). Почему бы не снизить налоги, а как приумножить сэкономленное, украинцы и сами разберутся. Будет ли (еще несуществующий) Фонд эффективным распорядителем и сможет ли эффективно инвестировать (или хотя бы не спустить) полученные от ренты суммы — история государственных фондов говорит об обратном. Могу только согласиться и добавить еще аргумент «против»: кто может гарантировать, что до 2037 года все пойдет как задумано? Например, что деньги, накопленные в Фонде, не понадобятся для борьбы со следующим кризисом. Или на выплату пенсий — их всегда не хватает. В стране с горизонтом планирования максимум в год-полтора планы даже на 5 лет вперед, кажется, никогда не выполнялись. Что уж говорить о 19-ти.

Впрочем, с точки зрения рейтингов инициатива прекрасная. И особенно важная в контексте борьбы с Ахметовым. Попытки снизить ставки ренты на руду будут восприняты исключительно как «Ахметов против будущего наших детей», с понятными медийными последствиями для имиджа бизнесмена.

Почему это важно? Новые государственные инициативы появляются едва ли ни каждую неделю. Велике Будівництво, Велика реставрація, Президентський Університет, Доступна Іпотека, из свежего — Національний Авіаперевізник и вот теперь «Деньги для будущих детей». Выглядит так, что власть, читай, президент и его окружение окончательно разуверились в возможности добиться экономического роста силами бизнеса и предпринимателей, без участия государства. Это не радует.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Верховная Рада утвердила Государственный бюджет на 2022 год. Как и ожидалось, в сравнении с версией, предложенной ко второму чтению, расходы увеличились на большую сумму, чем доходы — плюс 23.3 млрд по расходам, плюс 10 млрд по доходам. Хотя на общем фоне суммы некритичны: расходы прогнозируются на уровне 1.5 трлн грн (это 28.3% от прогнозируемого номинального ВВП), доходы — 1.3 трлн (24.8% ВВП), дефицит бюджета — 3.5% ВВП, очень оптимистичный показатель.

Почему это важно? Бюджет, вопреки негативным ожиданиям в середине года, выглядит «бюджетом здорового консерватизма». Скромный, по меркам Украины, дефицит. Консервативный прогноз номинального ВВП в 5.4 трлн грн — в реальности будет гораздо выше, как из-за инфляции, так и благодаря экономическому росту. Уменьшился объем государственных гарантий, до 3% доходов (раньше всегда было гораздо больше). В наших популистичных реалиях это хороший признак: тратить на новые, неожиданные «хотелки» власти будет сложнее.

Немного саморекламы. Центр CASE Украина выпустил аналитический отчет о том, во сколько плательщикам налогов обходятся государственные банки. Сумма астрономическая: за последние 12 лет на госбанки было потрачено 370 млрд грн или $21 млрд — это больше чем две трети кредитов, полученных за это время от МВФ. Причем дело не только в расходах на Приватбанк после национализации. Например, только на компенсацию убытков госбанков за это время было пущено более 100 млрд грн, без этих трат банки пришлось бы признавать неплатежеспособными. Больше всех отличились Ощадбанк и Укрэксимбанк — 46 млрд грн и 42 млрд грн соответственно, или, по историческому курсу валют, $3.6 млрд, и $3.2 млрд. Никакой приватизацией или дивидендами эти деньги уже не отбить.

Почему это важно? Сейчас госбанки, к счастью прибыльные — благодаря как удачной ситуации на рынке, так и действиям менеджмента, в первую очередь, Укрэксимбанка. Может показаться странным тем, кто «не в рынке», но команда Евгения Мецгера, известного скандальной историей с нападением на прессу, сделала очень много для вывода хронически убыточного банка в прибыльные. Однако проблемы, которые раньше приводили к убыткам и тратам денег налогоплательщиков, никуда не делись. Прежде всего это моральный риск менеджеров — зная, что государство, если понадобится, компенсирует убытки, менеджеры более склонны к рискованным и сомнительным с точки зрения прибыльности (дипломатичная формулировка) решениям. Во-вторых, политически мотивированное кредитование — когда государство использует банки для краткосрочных целей — кредитование госпроектов, «затыкание дыр» в бюджете за счет облигаций внутреннего госзайма (что мы видели в полной мере в прошлом году). Такие действия в новейшей истории всегда приводили к убыткам и соответствующим расходам бюджета. Чтобы это прекратилось, корпоративного управления и обновления команды топ-менеджеров недостаточно — госбанкам нужен акционер, который заботился бы о прибыльности, а не о политике и социально-рейтинговых инициативах.

Возможно ли хотя бы частично продать госбанки? Вопрос риторический. С одной стороны, спрос на них есть, пускай не со стороны частных покупателей (большие «традиционные» банки уже лет десять как не в фокусе у инвесторов), а от международных организаций. IFC хочет войти в капитал (то есть купить около 25% акций) Укргазбанка, ЕБРР — Ощадбанка. В теории и при желании власти, частично продать два госбанка можно до конца 2022 года, не затягивая процесс до 2025-го. Тем более, госбанки готовы к приватизации куда лучше, чем любая из компаний, которые приватизирует Фонд Госимущества. То есть понятны потенциальным покупателям, со всеми их рисками. С другой стороны — политика: продажа любого из госбанков вызовет недовольство избирателей («Родиной торгуют!»), которое с удовольствием подогреет оппозиция. Тем более, продавать придется намного дешевле даже собственного капитала, таковы реалии рынка. Да и желание иметь в распоряжении «карманные госбанки» — например, чтобы прокредитовать кого-то нужного — никто не отменял. В общем, та самая история, когда «низы не могут, а верхи не хотят» приватизировать, конечно же.

Нацбанк в четверг, 9 декабря, объявит решение по поводу ключевой ставки. Последний раз в этом году: следующий раз Монетарный комитет НБУ соберется 18 января. Вариантов немного: сохранить на нынешнем уровне 8.5%, поднять до 9% или до 9.5%.

Что здесь интересно? Кроме, конечно, самого решения. Деталь — решения НБУ во многом зависят от последних данных об инфляции; однако на этот раз Госстат обнародует свежие данные тоже 9 декабря, то есть, когда решение НБУ уже будет де-факто принято. Придется брать прежние данные: инфляция в октябре 10.9%.

Что решит НБУ? Оставить все как есть? Получит в ответ критику коллег-экономистов: не борется с инфляцией, которая и без того двузначная. Особенно если ноябрьская статистика окажется неприятной. Плюс новый ожидаемый локдаун может ускорить инфляцию. Повысить ставку на 100 базовых пунктов (то есть на 1%), как на то, показалось, регулятор намекнул в недавней статье? Получит недовольство политиков — во власти много сторонников мягкой монетарной политики (своими словами, низкой ставки и печати денег). Мол, США печатает, Европа печатает, чем мы хуже? Промежуточное решение — плюс 0.5 пункта? Не угодишь ни тем ни другим.

Рискну предположить, что НБУ на этот раз все-таки сохранит ставку, и если инфляция в 2021 году все же превысит прогноз (9.6%), то отреагирует в январе. По аналогии с прошлым годом. Разве что Госстат поделится инсайдом с коллегами, и инсайд будет таким, что реагировать придется уже здесь и сейчас.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X