Дубогрыз по средам. МВФ грязно выругался, феерия банковских сделок, вирус на рынках и китайский привет

1 декабря 2021, 09:00

Главные финансовые события недели и что они означают.

Главная новость недели, безусловно, пресс-конференция Владимира Зеленского. В контексте денег и финансов наиболее важное — обвинения в адрес Рината Ахметова. Таких резких высказываний про богатейшего украинца доселе не допускал ни один президент. И наоборот: слово «ложь», которым Ахметов в личном заявлении охарактеризовал несколько пассажей в его адрес, для сдержанного олигарха выглядит как площадная брань.

Видео дня

Слова словами. Пока что на фронте Зеленский-Ахметов не ясно ничего. Ни будут ли активные действия, ни даже есть ли фронт вообще. Хотя, похоже, что-то есть: Верховная Рада утвердила законопроект 5600 (известный как «антиахметовский») в той редакции, в которой налоги на добычу железной руды растут. Наблюдаем. Возможно, порадуемся удаче Ахметова, если его менеджеры успели выкупить на рынке хоть немного еврооблигаций ДТЭК и Метинвеста, резко подешевевших после обвинений президента. И сэкономить на обслуживании долгов.

Ругаются не только Зеленский с Ахметовым. Международный Валютный Фонд опубликовал обновленный текст соглашения Украина-МВФ, по которому Украина получила второй транш кредита, $700 млн. В тексте, кроме прочего, 12 так называемых структурных маяков — действий, которые Украина должна выполнить, чтобы получить третий, последний транш.

Что здесь интересно? Формулировки. В тексте — неприкрытое недовольство Фонда Украиной. Не выполнили 7 из 9 предыдущих структурных маяков. Не добились прогресса по большинству направлений. Пообещали привести тарифы на газ к рыночным — вышло ровно наоборот. Реформа корпоративного управления в госкомпаниях провалена. Фразы, которые касаются НБУ — «существенная эрозия человеческого капитала», «серьезные операционные риски», «преимущественно шаблонный подход к надзору за банками», «необходимы решительные действия» — на дипломатическом языке площадная брань, способная вогнать в краску самого поручика Ржевского. Пожалуй, никогда еще не приходилось получать официального документа со столь резкими формулировками. МВФ серьезно раздражен.

И что? Ничего. Деньги выделены, получены, программа продлена. Форма одна, суть противоположная. Два в одном: «Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес», как в мультфильме «Простоквашино».

Что дальше? Чтобы получить третий, последний транш, и успешно завершить программу, необходимо выполнить 6 структурных маяков уже до конца года. Еще шесть — постепенно на протяжении января-мая. Например, усилить (своими словами — поменять) банковский надзор НБУ, разработать четкий план продажи Приватбанка и Ощадбанка, разобраться с требованиями к наблюдательным советам банков (большая часть «маяков» так или иначе касается банковского сектора). По сути в сроки уложиться нереально даже в турборежиме. Возможно по форме — подготовить и отправить в МВФ наспех сверстанные документы и программы, без намерения их выполнять.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Значит ли это, что третьего транша не будет, и программа останется невыполненной? Как и все другие программы работы Украины с МВФ. Не обязательно. Предыдущие «маяки» тоже не выполнили, как оказалось, не страшно.

На банковском рынке очередная порция готовящихся сделок. Теперь их сразу две за неделю. Грузинский TBC Bank хочет купить Пиреус Банк МКБ у греческих собственников. Банк Кредит Днепр, сам не так давно купленный Александром Ярославским, подал в Антимонопольный комитет заявку на приобретение Першого Інвестиційного Банка (ПинБанка).

Праздник продолжается: 7 объявлений о грядущих покупках банков за два месяца, если включать сюда Ощадбанк. Еще и на фоне рекордных прибылей банковской системы: прибыль за 10 месяцев 2021 года, 58.354 млрд грн, всего на 2 миллиона не дотянула до рекордной за историю годовой прибыли в 2019-м.

Почему это важно? Если покупка Пиреуса грузинским банком правда, это первый за много лет случай, когда на украинский рынок приходит профильный иностранный инвестор, крупный банк. При этом покупая не лицензию, а действующий банк. Пускай и не с лучшими финансовыми показателями. Остальные сделки — либо долгоиграющая история, либо покупка лицензии. Кроме, возможно, ПинБанка. Зачем Александру Ярославскому, и без того инвестировавшему в Кредит Днепр почти 800 миллионов, не считая суммы сделки, еще один банк — загадка. Возможно, номинальная покупка, передача в управление. Возможно, привлекательная цена (меньше 200 млн грн): как вариант, «расчистить» банк от кредитов и депозитов акционеров, и продать его «как лицензию». Возможно, просто, как говорится, вошел во вкус, где одна сделка, там и две.

Возвращаясь к TBC. «Крупный грузинский банк» далеко не оксюморон. По величине активов TBC сопоставим с Ощадбанком, на украинском рынке он занимал бы второе-третье место. Плюс то, чего нет ни у одного украинского банка: акции торгуются на Лондонской бирже, рыночная капитализация более $1.1 млрд. Никому из украинских банков, кроме Приватбанка, такое сейчас не под силу.

Китайская компания Beijing Skyrizon подает на Украину в Постоянный арбитражный суд в Гааге. Стоимость иска — $4.5 млрд: компенсация убытков за «пять лет несправедливого отношения и применения незаконных мер в Украине». По сути речь о национализации принадлежащей китайцам Мотор Сичи. Анонсированной, кстати, еще в начале марта, но так и несостоявшейся.

Что здесь интересно. Национализации еще не было, а иск, если верить китайской прессе, уже есть. Причем с формулировкой «за несправедливое отношение к инвесторам». Попытка повлиять на решение РНБОУ о национализации и вернуть все как было? Возможно. Так или иначе, риски, что китайцы станут сопротивляться и не захотят отдавать Мотор Сич полюбовно, реализуются. Учитывая что решение о национализации Мотор Сичи (частной компании еще с 1995 года) было, по своей сути политическим, принятым под неприкрытым давлением западных партнеров, интересно, что Украина получит взамен. В бюджете лишних 100 миллиардов гривен нет.

Крупнейшие фондовые рынка мира пострадали от новостей о распространении еще одного штамма коронавируса, Omicron. Даже не столько от новостей о вирусе, а от ожидаемых новых локдаунов и закрытия границ. Британский индекс FTSE 100% упал на 3.44%, европейский Eurostoxx на 3.66%, американский Dow Jones на — 2.53%. Худший результат в этом году. В понедельник ситуация немного исправилась, но во вторник падение продолжилось, еще на 1−2%. Нефть на мировых биржах за это время подешевела на 10−12%.

Почему это важно? Фондовый рынок сейчас волатильный (изменчивый), как, возможно, никогда ранее, не считая кризисов. Цены даже на самых стабильных рынках — акций, облигаций — могут резко прыгать на 5−10% буквально за день. С одной стороны — высокая ликвидность, много денег благодаря количественным смягчением (печати денег ведущими центробанками), с другой — неуверенность инвесторов и короткий горизонт планирования. Пора привыкать. Наверняка это не последний штамм вируса и не последние закрытия границ. Остается радоваться, что в Украине фондового рынка нет. Неизвестно, как бы менялся рейтинг власти, читай, президента, если бы среднестатистический украинец, вложившийся в акции и биржевые индексы, вдруг узнавал, что за день потерял 5−10% сбережений.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X