Что правда, а что миф вокруг ареста имущества Николаевского судостроительного завода Океан

23 января 2020, 14:36

Скандал из-за возможной остановки судостроительного завода «Океан», который начал восстанавливаться после долгих лет кризиса и банкротства, обнажил целый ряд мифов. Развенчиваем пять основных

После моей публичной поддержки в адрес завода я получил много вопросов, почему я это делаю. Так как судьба завода «Океан» (что бы с ним не происходило), безусловно, повлияет на город и его инвестиционный и экономический потенциал, поэтому я беру на себя ответственность попробовать «дезактивировать» мифы, которые чаще всего озвучивались в СМИ, в постах и комментариях.

Видео дня

Итак, я выделил пять ключевых мифов о заводе «Океан»:

1. Государство потеряло «Океан» в декабре 2018

Встречаются даже заявления, что «потеряв «Океан» в результате приватизации в 2018 году, «государство теперь снова возвращает в свою собственность». В нашем обществе почему-то «арест прокуратуры» тут же воспринимается как инструмент возвращения завода. Но это далеко от правового поля.

Потому что во-первых, не существует процедуры реприватизации.

Во-вторых, завод «Океан» не был государственным на момент, когда получил нового владельца в 2018 году. А то, что поспешили назвать «приватизацией» — на самом деле было продажей имущества завода на открытых торгах в процедуре ликвидации юридического лица — ОАО  «Николаевский судостроительный завод «Океан».

Завод «Океан» был приватизирован почти 20 лет назад. Не в 2018, а в 2000 году. Тогда его купила голландская судостроительная группа с мировым именем DAMEN SHIPYARDS GROUP. После голландцев, заводом владели норвежцы. Затем — россияне.

Именно с последними «акционерами» связан самый сложный и противоречивый период в истории завода, когда завод «прятали» на оффшорных компаниях, туда же выводили все, что зарабатывал завод, наращивали долги «Океана», и в результате довели до неплатежеспособности.

Николаевцы хорошо помнят, как завод несколько лет едва сводил концы с концами, теряя специалистов и потенциальных клиентов, как корабелов привлекали на сомнительные работы без трудоустройства и выплаты зарплаты.

Именно в ходе выхода из долгов и поиска инвестора путем предусмотренной законом процедуры ликвидации обанкротившегося ОАО НСО «Океан» и был проведен конкурс по продаже имущества завода, на котором впервые за 18 лет завод снова получил украинского владельца. Это случилось 3 декабря 2018.

Так что, в декабре 2018 Украина не потеряла завод «Океан», она его снова нашла, вернула.

Сегодняшние инвесторы купили не благополучное предприятие, а предприятие со сложной судьбой, плохой репутацией последних лет, кадровым кризисом

Причем сегодняшние инвесторы купили не благополучное предприятие, а предприятие со сложной судьбой, плохой репутацией последних лет, кадровым кризисом. Большинство оборудования было повреждено, территория и здания в упадке и поросли многолетней ботвой. И это вам расскажет любой николаевец.

Наложенный судом по просьбе прокуратуры арест может быть чем угодно, но только не защитой интересов страны или города. Потому что такие активы, как завод «Океан», сами по себе денег не приносят. Для того, чтобы такое предприятие вернулось к жизни, «вписалось» в глобальный рынок современного судостроения, нужна стратегия, сильная команда специалистов и еще несколько лет системных инвестиций. Инвестировать в такой завод мог только тот, кто видит, на каких рынках может работать предприятие.

Арест завода сегодня ставит под сомнение намерения правительства восстановить украинскую промышленность, которая способна наполнить бюджет. Под вопросом также находится и защита интересов инвесторов.

Если сегодня так легко можно наложить арест на имущество предприятия-банкрота, законно купленное на открытом аукционе, то что говорить о других активах, которые прокуратура также через время после покупки может «арестовать».

2. «Океан» продали слишком дешево

Дешево или дорого — относительные величины. Давайте сравним. Когда государственный завод «Океан» приватизировали в 2000 году, голландцы (DAMEN SHIPYARDS GROUP) заплатили за него $5,2 млн. В гривневом эквиваленте это 26 300 млн гривен. В то время на заводе работало 10 000 человек. Завод был полноценным, современным по меркам начала 2000-х судостроительным предприятием.

За 5 лет пребывания на заводе голландцев, «Океан» построил несколько десятков полнокомплектных судов. Голландцам было выгодно работать в Украине, потому что тогда была организована свободная экономическая зона. Иностранные комплектующие не облагались налогами и высококачественная сборка судов в Украине была крайне выгодна.

В 2004 году «зону свободной торговли» отменили, и голландская компания перепродала завод норвежцам, а те, в свою очередь, — российским предпринимателям. При последних акционерах «Океан» был доведен до банкротства, его годами грабили, вырезая оборудование на металлолом. Количество сотрудников сократилось в десять раз и долг по зарплате превысил 92 млн грн. И при этом, за «Океан» в 2018 году на открытых торгах было заплачено почти ту же цену в долларах США, которую заплатили голландцы в 2000 году. Но, внимание, это 122 000 млн грн. Насколько это больше чем 26,3 млн, которые заплатили иностранцы 20 лет назад за процветающее предприятие? Выводы делайте сами.

Более того, чтобы войти в процедуру банкротства, инвестор был вынужден купить кредиторские требования частных кредиторов, на что потратил $14 млн.

Купив завод, за год только на ремонт было потрачено $1,5 млн

Купив завод, за год только на ремонт было потрачено $1,5 млн.

Считаем в целом: 4,5 + 14 + 1,5 = $20 млн обошелся завод инвестору с учетом затрат на покупку и ремонт по итогам первого года. Это почти вчетверо больше, чем было заплачено за «Океан» в 2000 году.

3. Государство понесло убытки от продажи «Океана» в частные руки

Для тех, кто все еще не понял — повторю опровержение мифа № 1: в 2018-м «Океан» не приватизировали. Его продали в процедуре банкротства ПАО МСЗ «Океан», новым владельцем частного завода стал николаевский бизнесмен Василий Капацина.

По моему скромному мнению, государство не потеряло от такой продажи, а наоборот — спасло предприятие.

Мне понятно как главе города. Всего за год — с новым, николаевским владельцем, «Океан» начал наконец платить налоги и стал исполнителем сверхсрочных и важных заказов. Сегодня на заводе работает 700 человек, завод заплатил 45 млн грн налогов в прошлом году, выполнены десятки заказов на судоремонт, начали строить суда (причем сразу для европейского заказчика).

Я горжусь еще и тем, что у нас в Николаеве на заводе «Океан» были изготовлены конструкции Шулявского и Пешеходо-Велосипедного мостов для столицы. У нас строились металлоконструкции для Полтавской новой объездной дороги. Заводчане работали в три смены, чтобы вовремя сдать конструкции для моста в Станице Луганской. А это было личное распоряжение Президента Владимира Зеленского.

Но главное, может быть, даже не это. А то, что николаевские корабелы начали возвращаться работать в Николаев из-за рубежа.

4. «Океан» принадлежит Вадиму Новинскому

Это — один из самых распространенных мифов современного судостроения. Пришло время и его развеять.

Нет, «Океан» не принадлежит Вадиму Новинскому и никогда не принадлежал.

Кстати, я прекрасно понимаю, куда уходят корни этого мифа. В Николаеве SMART MARITIME GROUP Вадима Новинского владеет другим судостроительным заводом — верфью SMG, которую николаевцы знают как Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ).

К тому же, действительно, некоторое время в 2011—2012 годах «Океан» был под оперативным управлением топ-менеджеров, которые работали на Вадима Новинского. Но ни Вадим Новинский, ни любая из компаний, подконтрольных Вадиму Новинскому, ни отдельно его люди, — никогда не владели заводом «Океан».

5. Настоящему инвестору Василию Капацыне не нужен судостроительный актив, ему нужна территория, чтобы построить порт. Завод он закроет

Корни этого мифа также понятны. Инвестор Василий Капацина — почетный президент Николаевского морского порта. С 2005 по 2010 годы он руководил Николаевским портом. Под его руководством были реализованы проекты развития портовой инфраструктуры, в порт зашли такие транснациональные компании как COFCO и BUNGE, ArcelorMittal, а Инвесторами было вложено около $500 млн. Этот опыт дает мне понимание, что у завода «Океан» тоже есть большие перспективы.

Понятно, что благодаря расположению, профилю деятельности и масштабам территории завод «Океан» — является портом. Отрицать это — абсурд. Тем более, что официальная страница завода сама информирует нас об использовании мощностей завода, в том числе, для разгрузки крупногабаритных грузов, например, ветряков.

Но Капацина стал инвестором «Океана» под четкое обязательство сохранить профиль завода — судостроение и судоремонт. В разговоре он заверил меня, что завод сохранит свой основной профиль деятельности. Из указанных выше примеров, делаю вывод, что за год деятельности инвестор не нарушил своего слова.

Завод активно ремонтирует суда, начал строить. $1,5 млн инвестиций в 2019 г — это инвестиции в модернизацию именно судостроительного и судоремонтного потенциала. Заявленные $5 млн инвестиций в 2020—2022 — это тоже средства, которые должны пойти на восстановление и модернизацию судостроительного потенциала завода.

Не стану прогнозировать, и тем более брать на себя ответственность за бизнес. Но не удивлюсь, если в «Океане» взаимовыгодно уживутся и процветающий судостроительный завод, и судоремонтная верфь, и порт. Если это даст работу николаевцам, вернет их домой (что кстати сейчас является основной стратегией президента Владимира Зеленского), наполнит бюджет города и поможет вернуть Николаеву славу города корабелов, почему нет?

В конце концов, в Николаеве есть вся инфраструктура для успешной работы конкурентного на мировом рынке судостроительного кластера, который требует не сомнительных арестов, а всесторонней поддержки активных и патриотичных инвесторов.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X