Налоговая реформа в Украине: уроки и краткие итоги

6 июля 2021, 09:29

Так сложилось, что в Украине термин «реформа» получил довольно радикальную трактовку. Любое изменение, обозначенное этим словом, должно автоматически восприниматься как нечто хорошее.

Соответственно, украинцы воспринимают все, что было до реформы, как плохое, такое, что нужно уничтожить или хотя бы вынести за скобки во время самого процесса реформирования.

Видео дня

На данный момент по тем или иным причинам лишь небольшое количество реформ в Украине действительно стали успешными. В связи с этим, к сожалению, слова «реформа» и производное от него «реформатор» воспринимаются почти бранными.

Как бы там ни было, пройдя через горнило налоговой реформы, я вынес несколько уроков, которыми хотел бы поделиться.

Урок первый. Операционная деятельность требует едва ли не больше внимания, чем, собственно, реформа

Реформы — это изменения, которыми необходимо управлять. Как показывает время после Революции Достоинства, фокус на реформах, какими бы амбициозными они ни были, не гарантирует успеха тем, кто воплощает их в жизнь. Фрустрация от «операционки», которая тебя настигает, всегда будет мешать воплощать изменения. Поэтому прежде всего необходимо фокусироваться на операционной деятельности, и в этом нет ничего плохого.

Должен признать, что изменения в налоговой в мое время не нашли должного признания в широких общественных кругах, несмотря на результат: рост поступлений в бюджет, борьбу со схемами по НДС, нелегальным рынком подакцизной продукции и тому подобное.

Хотя мной почти полностью был заменен руководящий состав ГНС, я был вынужден автоматически перевести почти 23 тысячи рядовых сотрудников и работников среднего звена из старой в новую службу по одной очевидной причине: всем нам нужно платить налоги, осуществлять хозяйственную деятельность, и остановить эту машину на практике представляется невозможным.

Пример таможни времен моего коллеги Максима Нефьодова также показывает, как замечательные инициативы, например, ИТ или инфраструктурные, могут стать заложниками насущных проблем, в частности поступлений.

Урок второй. Изменения требуют планирования и четкой коммуникации

К сожалению, в Украине популизм является очень модным. Давать завышенные обещания и, как следствие, создавать завышенные ожидания. Поэтому, как мне кажется, во всех сферах жизни следует действовать по примеру постоянных демократий: меньше обещать — больше делать и достигать. И объяснять, объяснять, объяснять.

Урок третий. Реформы невозможны без политической поддержки и учета интересов стейкхолдеров

Когда делаешь реформы, очень легко начать мыслить по принципу Парето, который говорит, что для многих явлений 80% успеха обусловленные 20% усилий. Соответственно, очень легко найти рациональное обоснование, почему большой массив «неважного» игнорируется.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Вместе с тем, считаю, что необходимо придерживаться так называемой «основательной политики», то есть пробовать достигать консенсуса с различными группами влияния относительно проблем, которые, на первый взгляд, только кажутся неважными. Если интересы стейкхолдеров систематически не учитывать, то впоследствии они обязательно выстрелят тебе в спину. В результате, возможно, динамика реформ будет медленнее, зато результат — более устойчивый и долговременный.

Однако вышеуказанное является все же операционными деталями. Главное — поддержка власти. Каким бы правильным ни был твой путь, что-то построить без высокой политической поддержки — невозможно. Если ваши реформы не пользуются политической поддержкой, возможно, они — просто не ко времени.

Обзор налоговых реформ 2018−2020 годов

Перейдем к конкретике, результатам реформ, ответив на вопрос: Какие основные изменения за последнее время произошли в налоговой сфере и чего ждать?

В сфере администрирования, безусловно, наиболее знаковым событием, обусловившим нынешний налоговый административный ландшафт и, как следствие, новую налоговую политику, стало разделение Государственной фискальной службы на Государственную налоговую (2019), Государственную таможенную службы (2019) и Бюро экономической безопасности (2021). Налоговая милиция, которая сейчас продолжает действовать под вывеской ГФС, я надеюсь, ликвидируется до конца года.

Основными идеями реформы ГФС, которыми мы руководствовались в 2018, было выделить отдельные функции — налоговую, таможенную и политику безопасности — в отдельные демилитаризованные, сервисные службы. Как вы знаете, за исключением БЭБ, закон о котором недавно вступил в силу и где сейчас конкурсная комиссия выбирает руководителя, это сделать удалось. Процесс развития — достаточно сложный и трудоемкий, но сегодня он практически полностью завершился.

В законодательной области — это прежде всего внедрение правил BEPS и так называемого «антиоффшорного» пакета. На сегодня эти нормы — реализованы в украинское законодательство. Таким образом, нам удалось избежать негативного сценария, при котором Украина могла бы попасть в различные «черные» списки с точки зрения стандартов G-20, начиная с этого года. Из-за этого, собственно, мы и задумывали эту реформу в 2018 г.

И последней большой идеей реформ в налоговой сфере, которая тоже зародилась в 2018 году под названием «добровольное раскрытие», является так называемая налоговая амнистия, или всеобщее декларирование.

Этот вопрос шел в паре с BEPS по той простой причине, что в первые годы независимости и даже в начале 2010-х граждане Украины не могли создать полностью легальные иностранные структуры, несмотря на устаревшее валютное законодательство, а также законодательство о наличии иностранных счетов и тому подобное. Подавляющее большинство компаний за рубежом создавались путем договора дарения акций, потому что это вроде не подлежало лицензированию и тому подобное. Институт добровольного раскрытия, собственно, и должен вывести весь этот массив в законную площадь. Что в результате из этого вышло, можно прочитать в моей предыдущей колонке. К сожалению, благими намерениями…

Современное состояние налоговой реформы

Учитывая сказанное выше, что же нас ждет в ближайшем будущем? Какие тренды можно выделить?

Кроме проведения упомянутой «амнистии», это — завершение формирования Бюро экономической безопасности (БЭБ), криминализация товарной контрабанды и законопроект 5600 о внесении изменений в Налоговый кодекс.

БЭБ. Основной риск заключается в том, что по завершению формирования нового правоохранительного органа функции по расследованию экономических преступлений так и останутся в других ведомствах (МВД, СБУ, ГБР). Поэтому мы будем иметь еще одну организацию, которая будет заниматься экономикой негативно влиять на администрирование налогов из-за возможной горизонтальной «войны ведомств». Я уже молчу об очевидных коррупционных рисках.

Криминализация контрабанды. До 2011 года она предусматривала гораздо меньший объем прав субъектов внешнеэкономической деятельности по доказыванию своей правоты. Если сейчас вопрос таможенной стоимости — это вопрос административно-правовой, то по возвращении уголовной ответственности — это вопрос превратится в уголовно-правовой. Конечно, уровень толерантности бизнеса этому риску гораздо уменьшится. Криминализация контрабанды — это не только дополнительный рычаг давления на бизнес, но и неэффективный с точки зрения наполнения бюджета шаг, который несет дополнительные коррупционные риски.

Законопроект № 5600. В этом документе мне кажется поворотным пункт, предусматривающий возможность для ГНС брать в налоговый залог имущество по несогласованным с плательщиком доначислениям. Напомню, что в 1998 году с момента принятия закона 2181, который фактически был процедурной частью налоговых законов до принятия Налогового Кодекса, обжалование налогового уведомления-решения делало его несогласованным. На сегодняшний день этот ландшафт может радикально измениться.

Таким образом, наблюдаем, что маятник изменений качнулся в другую сторону. После периода защиты прав бизнеса, либерализации правил, транспарентности, который наступил после 2014 года и продолжался фактически до начала 2020 года, налоговая политика и администрирование начало склоняться в сторону усиления роли государства. Что это значит? Государство становится больше, у государства становится больше прав, полномочий, соответственно, бизнес зажимается в более жесткие правила и рамки.

С одной стороны, цель этих рамок — выравнивание правил игры, уменьшение серой и черной экономик, уменьшение негативных правил, которые разъедают общее поле. С другой стороны, конечно, эти правила повышают фискальное давление, уменьшают приток инвестиций в государство и тому подобное. Выход из этого замкнутого круга — задача не из легких. Рано или поздно к этому вопросу еще вернутся.

Показать ещё новости
Радіо NV
X