Что изменится, если примут. Преимущества и недостатки нового законопроекта «О медиа»

1 февраля 2021, 16:30

Новый законопроект «О медиа» активно обсуждается. Что именно вызывает дискуссии и поможет ли закон свободе слова в такой редакции.

Соавтор — Артур Колдомасов, эксперт Аналитического центра ADASTRA.

27 декабря 2019 в Верховной Раде зарегистрировали проект закона «О медиа», который стал своеобразным яблоком раздора между представителями медиа и правительством. Его критикуют за возможную угрозу свободе слова и создание новых инструментов для цензуры. Национальный союз журналистов даже обратился в Верховную Раду с просьбой отклонить этот законопроект. Однако, как мы знаем, у каждой медали есть две стороны. Давайте рассмотрим каждую из них и, для начала, ответим на вопрос: какие положительные изменения может принести предложенный документ?

Видео дня

1. Обновление старого законодательства. Если обратиться к нашему законодательству, то можно увидеть, что большинству законов, в пределах которых функционируют отечественные СМИ, уже более 20 лет. Оно уже не соответствует современному технологическому и экономическому развитию. В результате появляются «мертвые нормы», то есть такие, которые существуют, но не реализуются в конкретных правоотношениях.

Также существует проблема разных правовых режимов для разных медиа, из-за чего нарушается принцип технологической нейтральности. По этому принципу предполагается невмешательство органов, осуществляющих государственное регулирование в сфере электронных доверительных услуг, в процесс разработки программно-технических комплексов, средств электронной подписи или печати и инструментов криптографической защиты информации, не препятствовать достижению функциональной совместимости между ними.

2. Адаптация законодательства Украины к законодательству ЕС. Еще одним плюсом данного законопроекта является то, что он разработан с целью имплементации директивы Евросоюза об аудиовизуальных медиауслугах. Это является одним из заданий Украины в соответствии с Планом мероприятий по выполнению Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Эти изменения должны были произойти до 1 сентября 2019 года, но ни один предыдущий законопроект об аудиовизуальных медиа Верховная Рада не рассмотрела.

3. Ограничения, связанные с гибридной войной против Украины. В законопроекте появляется попытка ввести в законодательство пункты, касающиеся ограничений, связанных с вооруженной агрессией. Раздел IX содержит список таких ограничений по содержанию информации, ретрансляции медиа государства-агрессора, структуре собственности и финансирования СМИ, а также выдаче временных разрешений на вещание на территориях с особым режимом вещания и другие ограничения относительно деятельности субъектов медиасферы во время вооруженной агрессии.

Кроме того, в законопроекте говорится, что к европейскому и национальному продукту не может относиться программа или фильм, если по меньшей мере один производитель, продюсер или лицо, на средства которого осуществлено финансирование производства, является гражданином государства-агрессора (государства-оккупанта). Или юридическим лицом, у которого владельцем, контроллером или бенефициаром на любом уровне цепи владения корпоративными правами является лицо, являющееся гражданином или резидентом государства-агрессора, или юридическое лицо, зарегистрированное в таком государстве или с местонахождением в таком государстве. Этот раздел можно считать положительной стороной законопроекта, потому что одним из фронтов войны, развязанной РФ, является информационный. Для обеспечения информационной безопасности правительство принимало ряд законов, начиная с 2014 года. Раздел IX законопроекта «О медиа» пытается систематизировать уже имеющиеся ограничения и усовершенствовать отдельные нормы, связанные с защитой информационного пространства Украины.

4. «Онлайн-медиа», языковые квоты и более прозрачный Нацсовет. Среди плюсов еще можно отметить первую попытку регулирования онлайн-медиа, потому что, в то время как интернет опережает телевидение, понятие «интернет-медиа» или «онлайн-медиа» отсутствуют в действующем законодательстве. Также проект закона оставляет квоты на украинский продукт и язык. Из хорошего можно выделить и то, что по законопроекту члены Нацсовета должны назначаться по более прозрачной процедуре, потому что для этого вводится конкурсная комиссия.

5. Статус журналистов. Позитивом является также тот факт, что наконец уточнен статус журналистов. Это должно исключить случаи, когда политик провозглашает себя журналистом и от таких событий, как назначение в 2019 году «специальным корреспондентом» Андрея Портнова. Положительным моментом стало и то, что в законопроекте не предусмотрено лицензирование или лишние ограничения при регистрации онлайн СМИ. Также важно, что прописано то, что сайты невозможно блокировать без решения суда.

Несмотря на все положительные элементы этого законопроекта, именно его отрицательные стороны делают будущий Закон «О медиа» таким противоречивым. Некоторые из них являются распространенным явлением для многих законопроектив, другие — специфические для медиаотрасли.

1. Устаревший подход. За время работы над законопроектом (то есть с 2012 года), к сожалению, он уже успел «состариться». В 2020 году интернет является основной площадкой для СМИ, но в законопроекте основной акцент сделан на регуляции телерынка. Даже стиль написания и структурирование закона является скорее архаичным, чем актуальным для нашего времени, из-за чего его труднее анализировать. Законопроект «О СМИ» является одним из доказательств наличия важной проблемы большинства украинских законов — они замедленно движутся позади трендов, которые были актуальны несколько лет назад и не созданы на долгосрочную перспективу.

2. Размытые формулировки и утверждения. Если в некоторых частях акта определения и разъяснения являются слишком подробными, то в целом весь Законопроект 2693 не является четким, структурированным и понятным. Как следствие, сохраняется угроза цензуры СМИ через толкование и манипулирование размытыми формулировками.

Например, это касается понятия «онлайн-медиа» в законопроекте и вопросов их регуляции, а также отсутствия четких критериев, по которым в материалах определяют информационную безопасность. На первый взгляд, это определение кажется детальным и продуманным, однако, оно является слишком общим — не очерчено, распространение какой именно информации подлежит модерации (под это определение могут подпадать как крупные информационные порталы, так и малые блоги о своих хобби или лайфстайл, поскольку они распространяют информацию с помощью «сети интернет»).

3. Игнорирование нынешней ситуации и успешного зарубежного опыта. В этом контексте стоит упомянуть об обновленную процедуру отбора членов Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. В законопроекте концепция ее функционирования и переформатирование совпадает с моделями, которые действуют в двух государствах — США и Франции. Впрочем, риском остается положение о том, что конкурсную комиссию для проведения отбора членов Нацсовета по квоте президента образует сам президент, а организацией конкурса занимается Офис Президента (статья 77, пункт 1). Идея имплементации зарубежного опыта вполне адекватна, но все зависит от того, используются ли действительно удачные примеры. Согласно Всемирному рейтингу свободы прессы 2020 года США занимают 45 место, а Франция — 34 место. Да, это лучше, чем 96-е место Украины, но, как действует регуляция медиа в государствах-лидерах рейтинга?

В Норвегии регулятором является специальный орган, входящий в структуру Министерства культуры страны и имплементирует решения правительства и парламента страны, касающиеся регуляции медиа. В Швеции вопросом регуляции медиа занимается непосредственно правительство, а в Португалии членов совета-регулятора выбирает только парламент. Да, эти страны имеют иной политический строй, чем в Украине, однако это — примеры моделей, которые даже несмотря на это были бы лучшей альтернативой выбранной модели.

4. Отсутствие плюрализма. В законе видное место и предпочтение отдается большим телевизионным сетям. На это указывает то, что к доработке закона этом году были привлечены только представители украинских и иностранных медиахолдингов. Создатели законопроекта жалуются на то, что онлайн-медиа не могут совместно предоставить замечания для него, потому что в процесс доработки их представители добавлены не были. Однако следует учитывать большое количество интернет-СМИ и некоторые попытки консолидации сообщества по проблемам Закона «О медиа» (например, совместные обращения и петиции), которые должны были быть поводом для присоединения к работе над доработкой законопроекту.

5. Чрезмерная масштабность. Отрасль медиа является обширной и охватить все ее нюансы и тонкости в одном законопроекте очень трудно. Из-за этого он может оказаться совершенно неэффективным. Было бы уместнее разбить этот законопроект еще на несколько, посвященных регуляции в различных видах СМИ (например, «Закон об онлайн-медиа», «Закон о телевизионном рынке» и т. п.).

Выводы

Законопроект «О СМИ» — неоднозначный. С одной стороны, он нужен законодательству, ведь поднимает много важных тем для нашего медиапространства. Впрочем, очевидно, что эта работа не является примером идеального законотворческого процесса. В этом документе есть проявления основных «болезней» законодательства Украины: устарелость, неактуальность, неясность и ненужная масштабность. В попытке охватить все, создатели законопроекта не учли ряд противоречивых деталей и контекст, в котором живет государство. В результате, несмотря на все очевидные преимущества этого акта, в нем есть ряд пробелов, затрудняющих процесс деятельности СМИ.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X