Зачем нужен регулятор для накопительных пенсий

4 сентября 2018, 15:00

Законопроект №6677 поставлен на повестку дня голосования в первую же неделю нового политического сезона.

Склоняюсь сегодня к тому, что нельзя принимать законопроект №6677 сейчас из-за мощного противодействия законопроекту №2413. Что для меня подтверждает полное бессилие власти в процессах надзора, а это значит, что есть все признаки подготовки отдельных групп к мошенничеству с деньгами людей. Мы должны осознавать, что пока идут подготовительные процессы к запуску второго уровня, в то же время готовятся и не добропорядочные господа.

Видео дня

Цель второго уровня пенсионного обеспечения измеряется единственным адекватным показателем – это средний уровень жизни обычной семьи, где есть пенсионер.

Вклад частного финансового сектора в такой рост уровня жизни пенсионера и его семьи пока довольно сомнительный, поскольку третий уровень, в котором участвуют негосударственные пенсионные фонды и страховщики жизни, едва сконцентрировав 2,5+8 соответственно млрд грн. В то же время, первый уровень, замещающий до 40% трудового дохода, оперирует в этом году больше чем 320 млрд грн. Тем временем махинации в частном финансовом секторе непосредственно поспособствовали усилению экономической нестабильности и падению доверия.

То, что власть до сих пор допускает мошенников в небанковский финансовый сектор, которые используют деньги домохозяйств для своего обогащения, оказывает существенное влияние на экономические процессы и более впечатляющие последствия, чем обычно принято обсуждать в кругу международных экспертов.

Вроде все понятно. Есть соблазн украсть консолидированные во втором уровне пенсионного обеспечения деньги. Легко и безответственно. Так как это было ранее в банковском секторе. Никто не побьет, в тюрьму не посадит. Таким образом, чтобы система защиты заработала, должна быть в стране структура/орган/система предотвращения хищения денег людей. Эта проблема стала в полный рост в дискуссиях по внедрению законопроекта №6677.

О том, что неплохо начать разговор о регулировании, речь идет десятки лет. И после 2014-го года последняя попытка что-то изменить была завершена внесением Президентом Украины первоочередного по регламенту законопроекта №2413, который часто называют Сплит. До сих пор не принятого парламентом. Законопроект предусматривает концентрацию функций надзора в НБУ – над страховщиками, в НКЦБФР – над системой негосударственного пенсионного обеспечения. Это секторы финансистов, работающих с деньгами физических лиц.

Противники передернули дискуссию по сохранению сбережений граждан в плоскость формы. Говорят, что дискуссия идет по форме. Полностью не соглашаюсь с этим тезисом. Речь идет о том, кто способен (орган в стране) осуществлять пруденциальный надзор. Это надзор, который обеспечивает (предусматривает) и предотвращает невыполнение обязательств перед теми людьми, которые обезопасили себя, используя частный финансовый сектор. В полном объеме. Надзор, который защищает не финансовый бизнес, а именно украинского потребителя. И это не только полномочия/мандат регулятора, но и финансирование процедуры надзора, и кадры. Последнее является важным, потому что пруденциальный надзор базируется на профессиональных суждениях. Комплекс такого надзора сегодня есть только в НБУ, пусть и не идеальный, частично у потенции в НКЦБФР. И дискуссия о том, кто его введет, своевременна и уместна. В то же время противники передергивают эту дискуссию, не добавляя никакого конструктива, кроме того, что они против.

Могу только констатировать, что настрой на работу против Сплита затянет процесс привлечения частного финансового сектора к накоплениям и системе социальной защиты в целом (медицинской, пенсионной и т.п.), на годы. И будет играть на руку силам, которые не хотят надзора, но хотят второй уровень пенсионного обеспечения и уже сейчас пытаются подступиться к деньгам людей.

Далеко не уверена, что НКЦБФР и НБУ всегда будут делать все в пользу бизнеса, но в чем мы уверены, так в том, что НКЦБФР и НБУ всячески будет предотвращать мошенников. Институционально НБУ на этом фоне выглядит как наиболее обеспеченная структура, имеющая органы управления, в которых можно находить баланс интересов, в отличие от других регуляторов.

А дальше будем жить и творить отношения, взаимодействие и законодательство вместе, развивая новые общественные отношения.

А не получится Сплит, тогда единственным выходом останется создание государственной системы. Потому что когда невозможно регулировать частный сектор, государство создает государственные монополии, а на следующем уровне еще хуже – частные монополии. Поэтому из трех зол мы выбрали мощное регулирование. К сожалению, в финсекторе давно не существует так называемой полной экономической свободы, потому что мы управляем ресурсами физических лиц, где соблазн легко и безответственно украсть – очень велик.

Все эти разговоры не новые для нашего государства. Решение не легкие. Но еще хуже топтаться на месте. Годами.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X