Как побороть коррупцию. Право на запись правонарушения и спецсредства

26 сентября 2019, 11:30

Даже открыто записав на видео, что происходит, вы вряд ли сможете предъявить это в суде. Абсурд? Нет, тонкости законодательства

Продолжаю серию публикаций и предлагаю поговорить о праве на запись правонарушения и спецсредства.

Видео- и аудиофиксация

Как ни кажется это абсурдным рядовому гражданину, но даже открыто записав на видео, что происходит, вы вряд ли сможете предъявить это в суде. Это можно считать тотальным сговором, но судьи как один категорически не принимают в качестве доказательства видео и аудиоматериалы, как правило, без достаточного законного обоснования для такого отказа. Это не только общеизвестный факт для юристов, но проверено многократно в личной юридической практике.

Видео дня

Закоренелые взяточники даже будут вам смеяться в камеру, зная, что ваши старания напрасны, так как защищены стеной процессуальной практики, где нет места таким доказательствам.

Это же касается и телефонных разговоров. Практически во всех современных смартфонах встроен диктофон, который может записывать звонки. Как-то мне позвонили и потребовали взятку. Я представил запись в правоохранительные органы, а также в суде. Думаете, кто-то был наказан? Ноль. В другой раз мне звонили и угрожали, конечно, я не смог привлечь обидчика к ответственности. А однажды на судебном заседании судья приказал мне убрать диктофон, а на мой вопрос «На каком законном основании? Работа государственных органов публичная, а этот судебный процесс открытый», — я получил порцию зашкварной брани. Но показательным был другой случай, который занял Топ-1 в моей личной аудиоколлекции. Я не получил судебные документы, и на мое требование передать судебные документы в соответствии с законом старший секретарь суда заявила, цитирую: «Здесь не действуют „ваши“ законы, мы сами решаем, как и что посылать». Этот перл должностного лица я направил председателю суда и в судебную администрацию. Но ответ был забавный, они «проверили обстоятельства и не нашли нарушений». На черное можно сказать белое, ведь аудиозаписи для них не существует.

Однако, здесь есть важный вопрос. Если работа должностных лиц является публичной и им нечего противопоставить, то при фиксировании нарушений граждан, или тех же чиновников не во время выполнения обязанностей, вы сталкиваетесь с правом на личную жизнь, на тайну переписки и связи. Поскольку судебная система в силу своей порочности не смогла провести разумную границу в понятии «частного», именно законодатель должен теперь определить это законом, и положить конец порочной судебной практике.

Например, в случае кто-то на глазах совершает правонарушение, то может быть записан свидетелями на видео/аудио/фото, так же если это увидел или мог бы увидеть любой посторонний. Такая запись должна быть принята законным доказательством к рассмотрению, независимо от того, это случайная запись, или вы предполагали вероятность правонарушения и заблаговременно начали фиксировать. Здесь, однако, должны предостеречь «принята законным доказательством к рассмотрению» не значит, что она имеет безусловную доказательную силу, как и любое доказательство она может и должна быть исследована на достоверность и подлинность.

Конфиденциальность звонка или личного разговора тет-а-тет также не может считаться нарушенной, если фиксацию ведет одна из сторон такого разговора, даже скрыто. А какая разница скрыто или нет, я записываю собеседника? Ведь разговор — это объективный факт, который слышат ваши уши и ваше звукозаписывающее устройство. И в независимости от чего, каждый должен нести ответственность за свои действия. Иначе, где логика? Требовать взятку — незаконно, и записать требование взятки — незаконно.

Линией разграничения, по которой отделяем право на частную жизнь и тайну, является проникновение третьей стороны без согласия в личное пространство.

Скажем, беседу подслушивает (записывает) лицо, непосредственно не являющееся ее стороной, то есть без разрешения хотя бы одной из сторон разговора. Это должно считаться незаконным вмешательством, но может быть санкционировано судом по запросу правоохранительных органов. А вот если вам звонят и ваш смартфон это записывает, то это проблема вашего собеседника, что он говорит, угрожает вам, требует взятку и тому подобное. Такое техническое фиксирование должно быть легитимным и достаточным доказательством для привлечения лица к юридической ответственности.

С точки зрения гражданского права, если такой разговор (деяние) не содержит уголовных признаков, то вы не сможете без разрешения собеседника его где-то использовать. Эти нормы есть и их не нужно менять. Но даже не имея такого разрешения для использования в гражданских отношениях, вы должны иметь полное право без всяких оговорок представить это в правоохранительные органы.

Безусловно, это право должно быть применено не только в антикоррупционных делах. Я часто также сталкивался в судебной практике с тем, что фото, видео и аудио записи, не принимают суды по делам о защите прав потребителей. Якобы, если вы делаете в супермаркете фото без разрешения, то это незаконное доказательство. Но это также ошибочная логика. Деятельность будь то магазина, ресторана или финансового учреждения — это публичная деятельность, и если на прилавке лежит некачественный товар, или вы видите манипуляцию с ценой, или вам отказывают в гарантии на товар — все это объективные факты, которые вы имеете право зафиксировать, так же, как это видят и слышат ваши глаза и уши.

Для полноты стоит отметить, что не последним моментом в правоприменении стало дело майора Мельниченко в 2011 году, охранника президента Кучмы, который записывал на диктофон высоких должностных лиц. К сожалению, это дело не только не решило вопрос, но его некоторые формулировки еще больше углубили проблему.

Этой законодательной инновации боятся как огня политики с чиновниками, недобросовестный бизнес и сами судьи. Безусловно она станет потрясением для всей системы.

Отмена «спецсредств»

Спецсредства — это вотчина СБУ. Сейчас шариковую ручку с видеокамерой и подобные вещи можно купить на Алиэкспресс за несколько долларов. Однако, получение по почте таких вещей, владение и использование опасны. На вас могут открыть уголовное производство из-за использования так называемых «спецсредств». Например, черниговский предприниматель заказывал на Алиэкспресс наручные часы с диктофонами и продавал в своем магазине, но СБУ решило, что он занимается противоправной деятельностью.

Один из экспертов комментирует, что «спецсредства», это не урегулированное законом понятие, а СБУ по своему усмотрению толкует, что является противоправным. Мало того, уголовная ответственность, как и само понятие «спецсредств», отсутствует в развитых странах. Но Украина идет по пути России, где такие случаи, когда покупатель пришел на почту забрать заказ из онлайн магазина, а оказался за решеткой — вообще стали нормальным явлением.

Примеры товаров онлайн магазина Aliexpress
Фото: Примеры товаров онлайн магазина Aliexpress

Как становится очевидным, этот пункт непосредственно связан с предыдущим и здесь кроется важная деталь. Без отмены «спецсредств», первый пункт — то есть право фиксировать правонарушения — не заработает. Результатом будет пустое право, которое невозможно реализовать, потому что спецсредством можно будет ситуативно признавать любое устройство, а значит — вне закона.

Как-то в пользу оставления уголовной ответственности за спецсредства я услышал мнение, что якобы, пусть это будет, потому что это дело правоохранителей ловить преступников и пользоваться техническими средствами. Но давайте признаем, что это не работает. Украинская правоохранительная система на всех уровнях дел показывает свою неэффективность. Она просто даже физически не в состоянии охватить масштаб проблем с коррупцией, кое-где будучи частью этой проблемы.

Поэтому возможности по правовой самозащите должны появиться у граждан, и понятие «спецсредств» или исключить совсем (вообще, это пережиток из советского КГБ). Или, если все же будут найдены аргументы в пользу оставить, то нужно разграничить их по техническим признакам, а по факту нарушения или не нарушения таким средством личного пространства и тайны связи. Проще говоря, если я нахожусь в комнате и веду личную беседу, и диктофон у меня работает в виде пуговицы, то это не является применением спецсредства, потому что я являюсь стороной этого разговора (см. аналогичные объяснения в первом шаге «Право на видео и аудио фиксацию правонарушений»). А вот если третье лицо подложило хотя бы самый обычный диктофон без ведома и согласия хотя бы одного из участников разговора — это уголовное нарушение. То есть важно не само устройство и его технические характеристики, а факт нарушения им частного пространства.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X