Восемь мифов о победе Нафтогаза в Стокгольме, или Как у украинцев победу крали

28 февраля 2020, 17:20

Ровно два года назад мы получили окончательное решение Стокгольмского арбитражного трибунала по делу о контракте на транзит газа, заключенного 19 января 2009 между НАК Нафтогаз и ОАО Газпром

Закончился самый большой коммерческий арбитражный процесс в истории человечества по контракту (на транзит + на поставку газа) общей стоимостью четверть триллиона долларов и исковыми требованиями с обеих сторон на половину этой суммы.

Видео дня

Казалось бы, эта история уже окончена. И вроде бы существуют вполне очевидные факты — о том, что это была действительно большая победа для Украины. Наибольшая экономическая и юридическая победа Украины над самым принципиальным противником. Вроде бы должно быть всем понятно, что «на кону» была не только сумма, сопоставимая с ВВП нашей страны, но и независимость, тепло в каждом доме, вопрос национального достоинства.

Но вокруг нашей с вами победы до сих пор хватает мифов и манипуляций. Их намеренно распространяют внешние и внутренние враги Украины. Предлагаю с ними бороться.

Миф. Общая сумма победы Нафтогаза составила $3 миллиарда. А по первому делу, по контракту на поставку газа, Нафтогаз вообще сначала проиграл.

Факт. По решению арбитража Нафтогаз получил от Газпрома $5 миллиардов, и успешно отбил требования Газпрома на сумму более $82 миллиардов.

Общая сумма компенсации, которую определил суд по делу о контракте на транзит газа составляла $4,63. Сразу после решения, мы получили $2,1 миллиарда — через взаимозачет за газ, который провел арбитраж. Иными словами, получили в виде газа. Живыми деньгами накануне Нового года мы действительно получили $2,9 миллиарда (эта сумма как раз включает проценты). Итого получается $5 миллиардов.

В деле по контракту на поставку газа Нафтогаз также получил ошеломляющую победу. Нам удалось полностью отбить требования Газпрома по положению контракта «бери или плати» на сумму более $80 миллиардов. Плюс нам удалось пересмотреть цену газа, и поэтому арбитражный суд постановил, что мы должны заплатить только за реально отобранный газ, причем на $2 миллиарда меньше, или практически в два раза меньше, чем мы должны были бы заплатить Газпрому без пересмотра цены.

Если бы мы проиграли, наименьшее, что мог бы сделать Газпром —это перестать платить за транзит, причисляя эти платежи в погашение долга, и предъявить претензии уже к государству. Как следствие, уже в 2018 году Украина бы вошла в жесткий экономический кризис, бюджетники остались бы без денег.

Если бы мы проиграли, наименьшее, что бы мог сделать Газпром — это перестать платить за транзит, причисляя эти платежи в погашение долга, и предъявить претензии уже к государству. Как следствие, уже в в 2018 году Украина бы вошла в жесткий экономический кризис, бюджетники остались бы без денег. «Пятая колонна» и сепаратисты торжествовали бы. На это и рассчитывала Россия.

Наши враги намеренно не хотят, чтобы мы все понимали, от какой смертельной для Украины угрозы нам удалось избавиться. Почему? В частности потому, что они рассчитывают вновь заманить нас в ловушку.

Миф. Арбитраж принял политическое решение, ссылаясь на проблемы с экономикой Украины.

Факт. Стокгольмский Арбитражный суд в своем решении сослался на контрактные обязательства сторон и на законы, а не на политику или «жалость к Украине».

Арбитражный суд, включая арбитра, которого номинировал сам Газпром, в своем решении четко отметил, что Газпром должен заплатить компенсацию недополученной прибыли Нафтогаза за невыполнение Газпромом своих контрактных обязательств. Похожая ситуация с пересмотром цены — контрактом предусмотрено право сторон на пересмотр цены, а Газпром неправомочно отказывался это делать. Относительно требований со стороны Газпрома по положению «бери или плати», арбитраж признал их «неразумно чрезмерными» с точки зрения законодательства Швеции, которое договорились применять сам Газпром и Нафтогаз. Иными словами, Газпром в свое время «Обманул» Нафтогаз, что не только общий принцип «бери или плати», а и конкретные условия контракта соответствуют европейским правилам. А по законодательству Швеции так «обманывать» потребителей нельзя.

Наши враги хотят, чтобы все думали, что это не мы победили, а это нас «пожалели». На самом деле мы в честной борьбе отстояли свои права, установили справедливость, и не позволили притеснять Украину. При этом мы должны понимать, что украинскую сторону в свое время действительно «обманули», и мы должны вынести из этого соответствующие уроки.

Миф. Это просто Тимошенко подписала плохие контракты

Факт. Это «приговор» системе власти, которая сложилась в Украине

Тимошенко договорилась с Путиным об отдельных коммерческих аспектах, контракты согласовывали и подписывали Нафтогаз и Газпром. Переговоры и подписание контрактов были только «вершиной айсберга». При этом многое уже зависело от того, как стороны потом придерживались условий этих контрактов, и как украинская сторона использовала возможности для защиты своих прав, которые предоставляли эти контракты.

Россия рассматривала вопрос поставки и транзита газа как одну из главных составляющих по сути колониальной политики по отношению к Украине. Поэтому к этим контрактам Россия относилась соответственно. И эти контракты неправильно рассматривать вне контекста. Россия всячески стимулировала критичную зависимость Украины от российского газа.

Украину лишили возможности импортировать газ из Средней Азии. Стимулировалась коррупция и популизм украинских политиков, которые приводили к неэффективному потреблению газа, упадку собственной добычи, существованию посредников между Газпромом и Нафтогазом.

На этапе уже исполнения контрактов, Нафтогаз был фактически отдан под контроль бизнес-партнеров Газпрома, и поэтому нас не может удивлять тот факт, что они не использовали возможности, которые предоставляли эти контракты для защиты интересов Украины.

Специалисты в Нафтогазе, которые должны были не дать Газпрому «обмануть» своих руководителей, не проверяли заверения Газпрома о соответствии европейским правилам, потом оправдываясь тем, что они думали, что обо всем этом уже было договорено «наверху» и они не могут ничего изменить. Именно в таких условиях подписывались контракты.

А на этапе уже исполнения контрактов, Нафтогаз был фактически отдан под контроль бизнес-партнеров Газпрома, и поэтому нас не может удивлять тот факт, что они не использовали возможности, которые предоставляли эти контракты для защиты интересов Украины.

Миф. Украина выиграла прежде всего благодаря [Фамилия политика или политического назначенца, который мне нравится]

Факт. Роль политиков и политических назначенцев в лучшем случае сводилась к помощи или непрепятствования работе профессионалов

Начну с того, что «у победы много отцов, поражение всегда сирота». Но в нашем случае эта проблема уже перешла допустимые пределы, и теперь это уже вопрос борьбы с паразитирующим порядком, который является одним из столпов системы власти в Украине.

  • От сторонников Тимошенко можно услышать, что победили прежде всего потому, что она подписала такой хороший контракт. Как я уже объяснил, контракт имел значительные недостатки, не говоря уже о том, она его не подписывала. Если же говорить о положениях контракта, которые позволили нам обращаться в Стокгольмский арбитраж и судиться по праву Швеции, то это заслуга Игоря Диденко, тогдашнего заместителя главы Нафтогаза, а не Тимошенко.
  • От сторонников Яценюка можно услышать, что победили прежде всего потому, что это Яценюк «Ушел в арбитраж» против Газпрома и был лидером этого процесса. На самом деле, Яценюк принял лишь политическое решение «начать» другой арбитраж (не по транзитному делу, а по делу по контракту на поставку газа). Но это было потом, а сначала Яценюк послал Коболева в Москву договариваться, чтобы Газпром сохранил «скидку Януковича» и отсрочил выплату долгов. И в арбитраже по делу относительно контракта на поставку газа Яценюк настаивал на юридической позиции, которая оказалась проигрышной, и мы выиграли благодаря тому, что разработали альтернативную позицию.
  • От сторонников Порошенко можно услышать, что победа стала возможной благодаря его политическому лидерству. Сам Порошенко публично поддерживал арбитраж, но, например, такие чиновники во времена президентства Порошенко, как Гройсман, Волк, Демчишин, Насалик сыграли негативную роль в арбитражном процессе.
  • От сторонников сегодняшней власти можно услышать, что это только благодаря политическими договоренностям новой власти с Россией удалось получить деньги от Газпрома. Во-первых, эти деньги, 2,9 миллиарда, это только часть того, что мы выиграли в Стокгольмском арбитраже. Во-вторых, Газпром прямо указал, что платит эти деньги по решению арбитража, а для этого сначала нужно было выиграть в арбитраже. Ну и, в-третьих, получение этих денег было только вопросом времени, поскольку мы арестовали активы Газпрома за рубежом и готовились к принудительному взысканию. Кстати, за все время задержки с уплатой начислялись немалые проценты. Особенно странно слышать, что будто это анбандлинг помог получить эти деньги. Анбандлинг не только не имел отношения к этому, он даже к продолжению транзита имел очень опосредованное отношение. Те, кто так говорит, или не понимает, или сознательно манипулирует.
  • Мне иногда говорят, что я в последнее время редко вспоминаю Коболева, голову Нафтогаза, в контексте победы в Стокгольме. Бесспорно, глава компании причастен ко всем победам компании. Но я сознательно акцентирую внимание именно на профессиональной стороне, а не на политической. Без отношения к конкретной фамилии главы компании, который в Украине традиционно назначается политиками прежде всего по политическим причинам, глава компании не управляет непосредственно командой, которая вела арбитраж. Кроме того, каждый из нас делает свой выбор относительно того, активно менять систему власти, или пытаться сохранить статус-кво.
Я хочу очень четко донести до всех мысль, что эта победа стала возможной прежде всего благодаря действиям профессионалов и вопреки порядкам, заведенным в системе власти, а не благодаря им.

И я хочу очень четко донести до всех мысль, что эта победа стала возможной прежде всего благодаря действиям профессионалов и вопреки порядкам, заведенным в системе власти, а не благодаря им.

Миф. Победу завоевывали западные юристы, украинская команда ни при чем

Факт. Западные юристы действовали согласно с инструкциями, которые им давал Нафтогаз, и они были лишь частью общей команды

Это на самом деле одна из самых опасных манипуляций. Но перейдем к сути. Возьмем в качестве примера кинопроизводство. Кино снимают кинооператоры, в кадре работают актеры. От их профессионального мастерства действительно многое зависит. Но никому не приходит в голову говорить, что автор сценария или режиссер, например, ничего не делают и только присваивают себе славу. Ведь в каждом процессе есть разные уровни ответственности.

В нашем случае прежде всего важно доказать экономическими расчетами, что условия отдельных положений контрактов являются кабальными для Нафтогаза. Мы должны были доказать злоупотребление «газпрома» своим монопольным положением на рынке, обосновать пересмотр цены на газ до рыночного уровня, компенсацию недополученной прибыли и тому подобное. Кроме того, мы с командой должны искать свидетелей и сами свидетельствовать в арбитраже.

Юристы должны подобрать оптимальные юридические инструменты для защиты нашей позиции. Не умаляю их заслуг, но все же ответственность том числе потенциально уголовная) лежала на внутренней команде Нафтогаза.

Но меня огорчает прежде всего то, что аргументы про якобы ключевой вклад юристов лишают нас с вами права гордиться настоящей и тяжелой победой, которая очень нужна сегодня всем. И что еще хуже — только культивируют у нас комплекс неполноценности.

Миф. Победить Газпром было просто.

Факт. Наша победа «Висела на волоске». Мы были в шаге от поражения.

Если бы все было так просто, мы бы только были рады. Но, к сожалению, это так не работает. Например, в контрактах черным по белому были прописаны наши обязательства относительно «бери или плати», на которые украинская сторона согласилась в 2009 году, и объективно мы их выполняли. То, что обязательства были абсолютно кабальными — еще нужно доказать так, чтобы не оставалось никаких сомнений.

У нас было восемь линий юридической защиты, сработала только последняя.

Потому что если бы был хотя бы один вопрос, то сработал бы общий принцип, что «контракты должны выполняться». Собственно на это и ушло почти 4 года. У нас было восемь линий юридической защиты, сработала только последняя. Нашей последней надеждой была норма шведского права, которая обычно применяется для защиты бытовых потребителей, которые покупают утюги и стиральные машинки не читая, что написано мелким шрифтом в сопутствующих документах. Это и было «волоском», на котором висела наша победа, поскольку мы, крупная компания с кучей юристов, защищались от требований на $80 млрд по крупнейшим в мире коммерческим контрактам, цепляясь за нормы закона, который защищает простых шведов, покупающих бытовую технику за несколько сотен долларов, вообще не читая документы.

В случае с контрактом на транзит газа, мы требовали компенсацию за недопоставку газа для транзита, хотя все четко понимали, что договор не содержал нормы «качай или плати». Со стороны это выглядело так, что мы сошли с ума — мы не хотим платить по принципу «бери или плати», который черным по белому прописан в контрактах, но хотим, чтобы Газпром платил нам по принципу «качай или плати», которого в контракте не вообще не было. Даже наши внешние юристы и эксперты сначала не могли понять, как мы можем подавать иск на Газпром по транзитному контракту.

Нам действительно пришлось цепляться за положения контракта о компенсации причиненного вреда, хотя это и является стандартным для договоров, но обычно применяется для совсем других ситуаций. Кроме того, нам пришлось доказывать, что недополученная прибыль равна нанесенному ущербу. Учитывая огромную сумму компенсации, которую мы требовали и которую нам присудили, мы должны со всех сторон доказать, что это не только законно, а справедливо с экономической точки зрения. Со стороны Газпрома были тысячи страниц обоснований того, почему это не так. Но наши аргументы, также на тысячи страниц, были более убедительными. Причем, если бы у арбитражного трибунала были сомнения, нам мы ничего не присудили.

Миф. Это мы отказались покупать дешевый российский газ, поэтому и был арбитраж. И из-за конфликта с Газпромом газ для украинцев стал дороже.

Факт. Контрактная цена на газ в 2014 году была выше европейской, и это Газпром прекратил поставки газа.

Как бы ни хотелось так думать некоторым бывшим политикам, это не мы отказались покупать российский газ. Это Газпром после побега Януковича поднял цену на газ почти вдвое. И он имел на это право, так как в 2010 и 2013 годах приведение контрактной цены фактически к рыночному уровню осуществлялось через «скидки», которые российская сторона имела право отменить в одностороннем порядке. Вот так в свое время Россия брала на «крючок» украинских политиков, которые обещали дешевый газ.

Также сразу после побега Януковича Газпром потребовал неотложную уплату многомиллиардных долгов за уже поставленный газ, и перекрыл трубу, пока мы не рассчитаемся. Поскольку по объективным причинам мы не могли этого сделать, Газпром формально даже первым обратился в Стокгольмский арбитраж, чтобы требовать с нас деньги. Что было дальше — всем известно.

Что касается «дешевого российского газа», то мы как раз и требовали в арбитраже пересмотра цены, потому что она по контракту была выше, чем в Германии. Так произошло потому, что в контракт была заложена формула с привязкой к нефтепродуктам. В суде нам удалось снизить цену российского газа для Украины. По «контракту Тимошенко-Путин» цена газа была $485 за тысячу кубических метров. По решению арбитража — $352. Финансовый эффект от пересмотра цены составил $1,8 миллиарда.

Когда Россия перекрыла нам газ, никто не верил, что мы сможем найти альтернативу. Но мы это сделали, решив проблемы с инфраструктурой, оформлением, финансированием и тому подобное. Мы покупали газ у европейских стран по цене ниже, чем была у Газпрома.

Да, в платежках сейчас действительно большая цифра, чем была прежде. И к этому очень любит апеллировать одна бывшая премьер-министр. Но она не объясняет своей аудитории, что газ был дешевым только потому, что цена для населения была административно установлена на уровне, намного ниже цены, по которой покупался газ у Газпрома. Украинцы все равно от этого страдали, хотя не напрямую, а через государственный бюджет (т.е. так же из наших с вами денег), просто политики это скрывали.

Миф. Все равно мы пошли договариваться с русскими и простили им долги.

Факт. Мы добились полного исполнения решения арбитража, а иски в новом арбитраже фактически обменяли на продолжение транзита.

Этот миф косвенно касается нашей победы, но достаточно часто звучит последние несколько месяцев, поэтому требует опровержения.

Во-первых, нужно рассматривать эту историю комплексно. Самый важный (по вполне объективным причинам) результат судов против Газпрома — это аннулирование наших долговых обязательств. Согласитесь, было бы не слишком весело, если бы нашим главным кредитором была страна, что оккупировала наши территории и убила 13 тысяч украинцев. Хотя, конечно, тот факт, что мы смогли получить еще и компенсацию в $5 миллиардов, делает эту победу еще более значимой.

Во-вторых, мы не простили россиянам все. Антимонопольный комитет действительно аннулировал штраф Газпрома в рамках урегулирования взаимных претензий, но это произошло только после того, как были стянуты все активы Газпрома на территории Украины, а за границей остаток этого штрафа было практически невозможно взыскать.

Наши новые иски на $12 млрд — это деньги, за которые еще нужно бороться, потенциально — годами. А транзит — это живые деньги уже сейчас, которые, к сожалению, очень нужны украинской экономике. Мы руководствовались интересами украинцев в тех условиях, которые есть сегодня.

И в-третьих, мы не перестанем судиться с Россией и отстаивать интересы Украины. На прошлой неделе мы подали обновленный иск на $8 млрд против Российской Федерации по поводу утраченных активов Нафтогаза в оккупированном Крыму.

Кроме того, как уже говорил, не исключаем возможности новых исков против собственно Газпрома. В обоих случаях имеем оптимистичные прогнозы.

Чуть ли не у каждой страны есть свои символы победы — у кого-то это места битв, у кого места свержения тоталитарного режима или провозглашения независимости. Стокгольм имел все шансы занять почетное место в нашем национальном перечне символов побед. Мы с командой также приложили усилия, чтобы сделать Стокгольм символом победы. Для кого-то это теперь так, для кого-то, к сожалению, нет.

Мне искренне жаль, что так много (про)российских политиков, журналистов, экспертов и блогеров приложили столько усилий, чтобы лишить нас этой победы. Чтобы мы и дальше тормозили из-за комплека неполноценности, чтобы не претендовали на новые свершения и терялись в распрях.

Но пользуясь случаем, еще раз подчеркну, что Стокгольм — это не про персональный кейс, это про национальный пример того, как украинцы могут побеждать, если работают слаженно, профессионально и честно.

И что не менее важно, Стокгольм — это о силе права, а не праве силы. Ведь выбрав судиться в стране с верховенством права, а не договариваться с Россией и торговать независимостью, мы, как нация, еще раз подтвердили европейский выбор Украины. Соперничать с шулером бесполезное и заведомо проигрышное дело. Зато мы теперь точно знаем, что достаточно сильны, чтобы соперничать даже с Газпромом и Россией в честной борьбе. Этот урок нам критично важно усвоить.

Еще раз спасибо нашей маленькой и профессиональной команде. Впереди — новые вызовы.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X