Устранят ли риски грядущей приватизации

0 комментировать

Вместо 7 действующих законодательных актов – один новый. Таким образом Кабмин собирается запустить в Украине еле живой приватизационный процесс.

Уже даже в бюджете на следующий год заложили фантастическую сумму – 21,3 млрд гривен от приватизации. Впрочем, чтобы эта призрачная цифра хоть как-то приблизилась к действительности, необходимо проконтролировать устранение рисков, заложенных в первой редакции законопроекта № 7066, который Рада должна голосовать уже сегодня.

За последние 12 лет Украина не продала ни одного важного предприятия. Ежегодно план по приватизации не выполняется. В 2015 году план выполнили на 0,9%, в 2016 – на 1,1%. В 2017 спасли аукционы по продаже акций энергокомпаний. Но и это не помогло хотя бы приблизиться к заложенных в бюджете 17 млрд грн. А в это время политики продолжают контролировать деятельность государственных предприятий, благодаря такому контролю не приносящих прибыли.

С треском провалена приватизация Одесского припортового завода, которая должна была торжественно положить начало масштабной приватизации и показать всем потенциальным инвесторам, что процесс идет. Устав от поражений и нареканий Кабмин решился на серьезный шаг – изменить условия приватизации. Так появился комплексный законопроект, который предлагает изменения в сфере приватизации. Для начала все объекты приватизации планируют разделить на две группы: "большие" и "малые". Также будет в целом расширен список объектов приватизации. Но, конечно, важен ряд других положительных моментов, которые были усилиями депутатов и экспертов преобразованы с рисков в преимущества проекта. В каком они виде выйдут из сессионного зала – вопрос внимательного слежения "за руками" во время рассмотрения и голосования проекта.

Первый большой и серьезный риск, который подавался как большая победа – запрет участия в приватизации "юридическим лицам или связанным с ними лицам, зарегистрированным в государстве, признанном Верховной Радой Украины государством-агрессором".

Норма о якобы "стране агрессоре" (а на самом деле обо всех западных иностранных фондах, имеющих в том числе активы Российской Федерации) существенно сужала круг потенциальных покупателей и выводила из процесса многих иностранных субъектов. Именно из-за формулировки "или связанные с ними лица". На практике это могло бы привести к тому, что огромные международные компании, которые, являются российскими, но имеют, например, дочерние компании или даже просто являются миноритарными акционерами компаний, созданных в России, были бы лишены права участвовать в приватизации.

Это положение протягивалось под красивыми популистскими лозунгами о защите государственной собственности от представителей страны-агрессора. Но на самом деле, такие ограничения играют на руку нашим родным олигархам, которые при отсутствии конкуренции, за бесценок скупают объекты приватизации. Тогда как международные инвесторы очень красиво устраняются от приватизации и не приносят лишних хлопот "патриотическим" покупателям.

Во-первых, возникает вопрос – для чего же тогда мы определили санкционные списки? Гораздо логичнее было бы привязаться именно к ним и сделать невозможным участие лиц из санкционных списков (и их родственников и других связанных лиц) в приватизации. Во-вторых, странно, но Фонд государственного имущества был очень заинтересован в том, чтобы сохранить первоочередные нормы. Но на вопрос, а как вы собираетесь имплементировать их на практике, его представители дать четкого ответа не могли. Очень похоже на то, что первоочередная редакция позволяла получить огромный простор для определения участников приватизации в ручном и удобном для нужных людей режиме. Так, потенциальных покупателей не допускали бы к аукциону, мотивируя это найденным несчастным русским элементом через "связанных лиц". Редакция первого чтения давала бы очень широкий спектр ограничений, из которых уполномоченный орган мог подогнать одно из них под лишнего покупателя. Или в то же время Фонд госимущества мог бы спокойно и не обнаружить настоящее российское происхождение потенциального покупателя, если бы это было необходимо. Ведь проверить всю структуру компаний, найти всех связанных юридических и физических лиц всегда трудно, особенно, когда такая задача не стоит.

Борьба за устранение этих положений напоминала качели – то участники многочисленных рабочих групп соглашались с аргументацией и были готовы исправить эти положения, то они внезапно вспоминали об опасности со стороны страны-агрессора (которая на самом деле с этими положениями никакого отношения не имеет). Особенно горячо отстаивал редакцию первого чтения Фонд государственного имущества. Причем делал это очень странным образом. Фонд, который постоянно на словах поддерживал расширение круга покупателей (ведь наполнение бюджета – желанная цель), на самом деле предлагал формулировки, которые бы предоставляли Фонду дополнительные возможности не допускать потенциальных западных инвесторов к приватизации.

Хотя на словах представители Фонд постоянно говорили о национальной безопасности и страшном российском следе, который отберет у нас все государственное имущество. В то же время аргументы об искусственном ограничении действительно заинтересованных международных инвесторов и западных иностранных фондов и возможных коррупционных схемах с ручным выбором потенциальных покупателей, Фонд просто пожимал плечами и говорил, что и у него вообще никакой заинтересованности нет.

В конце концов, члены профильного комитета приняли во внимание адекватные аргументы и устранили эти риски. В редакции, которую комитет предлагает ко второму чтению, покупателями не смогут быть физические и юридические лица, включенные в санкционные списки, и связанные с ними лица (а термин "связанные лица", поверьте, затрагивает довольно широкий круг субъектов – см. Закон Украины "О защите экономической конкуренции»), а также РФ, компании, в которых РФ 10% и более процентов или лица, находящиеся под контролем последних. Более того, Фонд государственного имущества не будет исследовать структуру собственности покупателя (для чего он, собственно, не имеет ни инструментов, ни полномочий). Этим будет заниматься Антимонопольный комитет, который, кстати, также не позволит приобретение объектов, если потенциальными покупателями выступят действительно запрещены законодательством лица.

Очень важно, чтобы на последнем этапе – голосовании в сессионном зале – проект не вернул все проблемы первого чтения. Ведь под Радовским куполом сидит немало желающих приватизировать огромные объекты и при отсутствии реальной конкуренции на аукционе.

Вторая зрада, которую заложили в первое чтение и попытались превратить в перемогу – назначение советников.

С одной стороны, проект вводит новый институт советников, которые должны повысить прозрачность и эффективность приватизационных процедур. С другой – первичная редакция проекта оставляла их привлечение вариативным и зависимым от воли правительства.

Рядом депутатов были представлены предложения, которые бы ограничивали такие дискреционные полномочия Кабмина. После долгих дискуссий и длительных разговоров в профильном комитете был сформулирован достаточно сбалансированный механизм. Так, советники будут привлекаться обязательно, кроме случаев, если на конкурс по отбору советников не пришел ни один кандидат. При таком механизме достигается определенный баланс – и участие советника не будет рандомным, и при отсутствии заинтересованных советников процесс приватизации не будет тормозиться.

Но, к сожалению, не все недостатки устранены. Хотя проектом и предполагается конкурс на назначение советников, но не прописана процедура, по которым он будет происходить.

Третьим фронтом борьбы стало устранение любимой бюрократической традиции – собрать побольше бумажек.

В редакции ко второму чтению удалось уменьшить количество документов, которые должны подавать потенциальные покупатели. Так, участники малой приватизации должны подавать только паспорт (если это физическое лицо) или выписку из реестра, информацию о конечных бенефициарах и финансовой отчетности (если это юридическое лицо). И, что важно, – никаких других документов орган приватизации требовать не сможет. Кроме этого, проверка победителя уже будет происходить после окончания аукциона. Это позволит избежать злоупотреблений по отказам потенциальным покупателям малой приватизации. Такие упрощения помогут сделать малую приватизацию быстрее и эффективнее, а главное – привлечь как можно больше потенциальных покупателей, и, я надеюсь, наконец обеспечить конкуренцию при проведении соответствующего аукциона.

Четвертым вопросом, который решался с боем и на высоких тонах, стали оценка и стартовая цена объектов приватизации.

После многочасовых обсуждений была сформулирована такая ​​формула определения стартовой цены

  1. для объектов малой приватизации стартовой ценой является балансовая стоимость;
  2. для объектов большой приватизации – цена, определенная советником, а при его отсутствии – экспертом по соответствующей методике.

Не менее интересным было обсуждение вопроса о привлечении советников к приватизации объектов, оценка которых уже была проведена. Здесь на сцену снова выходил Фонд государственного имущества, вооруженный мантрой о быстрое наполнение бюджета, который говорил, что не нужно повторно оценивать и никаких советников тем более привлекать, ведь уже все и так сделано. Как оказалось, данный вопрос поднимался исключительно из-за одного объекта, оценка которого действительно уже проведена, – Одесского припортового завода, где привлечение независимого советника, очевидно, для некоторых не желательно.

Еще одним существенным улучшением, которое удалось пробить в редакцию ко второму чтению, является участие Антимонопольного комитета в приватизационных процессах.

Редакция ко второму чтению предусматривает, что, если победитель конкурса не получает в течение трех месяцев разрешение Антимонопольного комитета на концентрацию (а это может произойти, если такое приобретение приведет к монополизации на соответствующем рынке), то победителем становится следующий участник, если он соглашается купить объект по цене первого победителя. Кроме этого, и является наиболее важным – право собственности на объект приватизации не переходит к покупателю, пока он не получит разрешение АМКУ. Ожидаю, что соответствующие нормы отдельные депутаты будут сбивать в сессионном зале. Не хотят они обращаться в АМКУ за разрешением. По их логике, пусть право собственности переходит на объект приватизации к победителю, а будет это иприводить к очередной монополизации или не будет – неважно. Но мы же понимаем, что за этим стоят несколько человек, которые предпочитают укрупнять свои активы несмотря ни на какой монополизации.

Что имеем в итоге?

Многочисленные и многочасовые рабочие группы и заседания позволили устранить некоторые серьезные риски проекта. Но гарантировать их полное исключение нельзя – от сессионного зала можно ожидать любых подарков. Поэтому надо внимательно следить за рассмотрением проекта Верховной Радой, за поправками, которые будут подтверждать и "сбивать" депутаты, чтобы не допустить возвращения к вредным нормам, которые могут устранить настоящую конкуренцию на аукционе, ввести ручной режим допуска потенциальных покупателей и, как результат, распределить активы между несколькими людьми. Чего, надеюсь, не произойдет.

«Диалоги о будущем»

Новое Время представляет: «Диалоги о будущем» с Уильямом Тейлором, Павлом Шереметой и Дмитрием Кулебой.

Киев-Вашингтон-Брюссель
Какое место занимает Украина в этом треугольнике? Какой нашу страну видят в Европе и США?

Прийти на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: