Почему и как корпорации притворяются венчурными инвесторами

25 февраля 2020, 14:30

В Украине назревает появление корпоративных венчурных фондов, поэтому самое время разобраться с этим явлением

Наряду с традиционными венчурными фондами, бизнес-ангелами и акселераторами, в мире в стартапы инвестируют также традиционные корпорации. Чаще всего — по модели корпоративного венчурного капитала (Corporate venture capital, CVC). В Украине появление корпоративных венчурных фондов уже назревает, поэтому самое время с этим явлением ознакомиться подробнее.

Видео дня

Корпоративный венчур — серьезная тема

Airbnb, Uber, Stripe, TransferWise, Alibaba — все эти стартапы объединяет не только статус известных стартапов современности, изменивших мир. У них также есть корпорации среди своих инвесторов. И это далеко не единичные случаи.

Корпорации — весомая сила в венчурном рынке. Инвестиции CVC в среднем составляют $30 млрд в квартал, а доля раундов финансирования с корпоративным участием — 20%. Только в сфере финансовых услуг (Fintech) участие корпоративного венчурного капитала в стартапах возросло на 500% за 2014−2019 годы.

Своими фондами обладают как инновационные лидеры (Intel, Google, SoftBank) или мировые гиганты (Airbus, BMW, Siemens, Merck, AXA, JP Morgan), так и олдскульные на первый взгляд компании (производитель котлов Viessmann и автомобильной оптики Hella). Из списка Fortune 100 активный CVC фонд имеют 75% компаний. Это уже не дань моде, а реальная необходимость для бизнеса завтрашнего дня.

Чем корпоративные фонды отличаются от обычных

Для старта нужно понять, как работает обычный фонд. Он собирает деньги от внешних инвесторов (Limited partners, LP) в управление на 10 лет и инвестирует в стартапы, чтобы потом продать свою долю (Exit) дороже. От обычных фондов прямых инвестиций венчурный капитал отличает высокая рискованность (поскольку большинство стартапов терпят фиаско). Такая математика в индустрии заставляет венчурных капиталистов охотиться только на компании, имеющими потенциал вырасти в 10−100 раз, стать единорогами (компания с оценкой выше 1 млрд долларов) и компенсировать убытки от 80% провальных инвестиций.

Венчурная математика не так сильно бьет по CVC. Им не нужно постоянно охотиться на единорогов, они могут удовлетвориться exits в 2−3 раза. В общем пуле денег и риска инвестиции в стартапы для корпораций — это капля в море (для многих 500 тысяч евро инвестиций — это на уровне погрешности округления при выручке в 2+ млрд). А еще для традиционного бизнеса ощутимой ценностью являются стратегические инсайты, которые иногда важнее кэша.

Всем фондам свойственно обладать investment thesis — куда и почему они вкладывают деньги. Венчурные фонды должны вкладывать в те сферы, которые по их ожиданиям станут крупными и горячими в будущем. Корпорациям же вполне комфортно фокусироваться на том, что наиболее релевантно для их бизнеса. Как в своей индустрии, так и там, куда можно разрастись (Viessmann, Siemens, Airbus, Allianz, Hella — их фондам поставлена задача открывать смежные к основному бизнесу сферы).

Стратегическая компонента в корпоративном мире очень ценится. Поэтому CVC фонды будут как минимум обмениваться инсайтами с материнской компанией — для этого создается специальный процесс. Пока инвестиции прорастают — компания занимается сбором стратегической информации для себя о стартап-экосистеме. Иногда CVC еще весомее — их привлекают к придумыванию новых пробуктов или даже собственно разработки стратегии бизнеса.

Со стороны стартап-экосистему CVC можно благодарить за то, что они не всегда гоняются за единорогами и могут покрыть другую нишу стартапов — предоставляя шанс на существование тем, чья максимальная потенциальная капитализация измеряется десятками или сотнями миллионов, а не миллиардами. А также им можно вменять то, что они раздувают оценки стартапов (так, CVC фонды готовы входить в раунды по более высокой цене).

Зачем корпорациям венчурные фонды

Корпоративные фонды могут себе позволить играть не по правилам обычной венчурной математики, однако это не значит, что им не хочется наварить на стартапах. Особенно в условиях крайне низких процентных ставок на западных рынках, когда возникает вопрос, куда же девать лишний кэш.

Только финансы корпорациям малоинтересны. Главная цель венчурных инвестиций для них — стратегическая. Они хотят вкладывать в то, что дополняет основной бизнес или хеджирует риск того, что их бизнес съедят

Однако только финансы корпорациям малоинтересны. Главная цель венчурных инвестиций для них — стратегическая. Они хотят вкладывать в то, что дополняет основной бизнес или хеджирует риск того, что их бизнес съедят. При этом они могут помочь стартапу развиться своими ресурсами (доступ к рынку, знаниями, финансами) — а значит, победить конкурентов и получить большую выгоду.

Другой аспект стратегических инвестиций — стоимость эксперимента. CVC — это способ малыми чеками вложить в стартапы, чтобы посмотреть, выстреливает продукт / технология / подход. Такие инвестиции обычно в 3−4 раза уменьшают эксперимент по сравнению с внутренними трудом корпораций, потому что стартапы быстрее, меньше и эффективнее, а также заточены на эксперименты, а не сохранение стабильности.

Кроме того, в развитых инновационных экосистемах собственный фонд и инвестиции — это право пообщаться с множеством стартапов (иначе они, особенно самые крутые, просто проигнорируют обращение) и перенять новые идеи, инсайты о продуктах, технологии, культуре и подходах.

Свежее исследование 500 Startups показало, как распределяются цели копроративних фондов. В первые годы после создания главный мотиватор — хедж, страховка от того, что новые прорывные технологии, бизнес-модели и стартапы «откусят» бизнес. На втором месте — венчурные инвестиции как право доступа к лучшим стартапам с целью партнерства. Наименее привлекательной мотивацией в долгосрочной перспективе оказался маркетинг и PR на инновациях.

Как запустить корпоративный фонд

Придумать стратегию и выделить на это бюджет — самый легкий этап создания корпоративного венчурного фонда, поскольку эти функции корпорациям хорошо известны. Гораздо труднее фондом правильно управлять, поскольку это два разных мира.

Ведущие CVC мира — это отдельные от материнской компании фонды, где единственным LP является собственно корпорация. Корпорация привлекает к управлению Фондом профессиональных венчурных инвесторов, а также интегрирует в инвестиционный комитет своих представителей (чтобы придерживаться правильного стратегического курса). Для инвестиций на ранних стадиях, особенно в стартапы, которые не напрямую коррелируют с традиционным бизнесом компании, это — лучший выход.

Параллельно создается процесс обмена стратегической информацией. Самые распространенные форматы — это регулярные отчеты фонда о стартапах и участие CVC в стратегическом процессе. Отчеты имеют целью показать, какие стартапы фонд сейчас держит на радаре и какие выводы об индустрии, технологии или новые бизнес-модели можно из этого сделать. Обладая такими знаниями, управляющим партнерам CVC вполне логично быть участником стратегических комитетов и процесса разработки стратегии в компании — с полноценным правом голоса.

Существенные проблемы всегда возникают с финансистами. Они привыкли, что инвестиции идут из баланса компании, а инвестпроекты попадают под бюрократию и оцениваются по отдельности по краткосрочным КРИ. В мире реальных венчурных инвестиций и стартапов это не работает. Корпоративные CFO — главные убийцы стартапов во взаимодействии с традиционным бизнесом. Поэтому этот подход нужно заменить венчурной практикой — оценивать весь портфель вместе и в долгосрочной перспективе, а также не инвестировать напрямую из баланса на ранних стадиях.

Аргументы по применению моделей венчурного капитала в корпоративном секторе? Статистика показывает, что только в США с 1974 года более 40% публичных компаний были профинансированы венчурным капиталом. Вместе они сгенерировали 85% всех расходов на R&D, создали 65% общей капитализации публичных компаний. Кроме того, компании с венчурным капиталом ответственные за почти все вновь созданные рабочие места в стране с 1977 года. Итак, индустрия венчурного капитала хорошо разбирается в том, как создавать бизнес — стало быть, этим подходам стоит доверять.

Если же традиционная компания еще не готова полноценно входить в игру CVC и создавать собственный фонд, но держать руку на пульсе стартапов и зарабатывать на этом интересно — можно стать Limited Partner (LP) в традиционном венчурном фонде. При этом с фондом можно договориться о регулярных стратегических сессиях и правах наблюдать за всеми стартапами, которые появляются на радаре. У LP нет права голоса в инвестициях (именно поэтому они limited), но доступ к инсайтам о стартапах более ценный. У Apple, например, собственного фонда нет, зато входит в состав LPs в мегафонде SoftBank Vision Fund. Тот, в свою очередь, функционирует на орбите японского телекома SoftBank — но крайне обособленно.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X