Искусство невозможного. Как изменилась международная поддержка Украины

10 января, 14:14

Политика — искусство возможного ©. Последний год показал: границы возможного могут быстро раздвигаться. Война стала нашей действительностью. Но Украина сделала возможными многие вещи в мировой политике, которые были за рамками воображаемого.

Невозможное 1. Война

В феврале разведки стран-партнеров предупредили украинскую сторону о запланированной атаке россии и предложили Зеленскому бежать. Его ответ облетел мир: «Мне нужно оружие, а не такси».

Видео дня

Украине прочили продержаться три дня. Ну, максимум две недели. Война длится уже больше 10 месяцев. Мир сначала готовился передавать украинским партизанам NLAW и Джавелины и вывозил из Киева посольства. Освобождением с боями городов на Киевщине и Харьковщине и освобождением Херсона Украина доказала, что может не только выстоять, а побеждать. Сейчас на вооружении ВСУ стоят Хаймарсы и современные системы ПВО IRIS-T, а посольства США и Швеции в Украине постят информацию о новых вакансиях. Украина получает оружие, поставки которого называли невозможным еще несколько месяцев назад. Нам доверяют все более сложные и мощные системы.

К «невозможному» относились также жесткие санкции против россии. Сейчас уже существует потолок цены на нефть, российские банки отключены от SWIFT, страны Европы активно работают над преодолением многолетней энергетической зависимости от российского природного газа. Это казалось невыполнимым даже после аннексии Крыма в 2014 году. Тогда в Европе строили Норд Стрим, а чиновники говорили о россии как о надежном партнере. Сейчас россию признали страной-террористом уже несколько отдельных государств и Европейский Союз в целом.

Еще две «невозможности» ожидают своей очереди и требуют политических усилий. Первая — предоставление Украине дальнобойного оружия. Безнаказанность и примирение порождает все более грубую агрессию, открыто террористические действия, направленные на гражданское население. Если Украина сможет уничтожать самолеты и корабли агрессора на его территории — ракеты с них не долетят до мирных городов. Вторая — включение россии в черный список FAFT. Страны из этого списка становятся париями в финансовом мире, и это именно то, что должно произойти с Россией, страной, которая не только финансирует, но и организует террористические атаки против гражданского населения других государств. Кроме Украины, в списке пострадавших, как минимум, Сирия и Грузия.

Невозможно 2. Деньги

Война на территории государства — это, как правило, экономический коллапс. Но Украина до последнего времени доказывала, что сможет выстоять экономически и финансово. Выстояла банковская система, правительство продолжало платить пенсии и зарплаты, гривня девальвировала, но не потеряла роль главного средства платежа. Благодаря этому после принятия решений ad hoc и болезненных перебоев весной-летом, международная финансовая помощь наконец-то приобрела более системный характер, партнеры поверили, что правительство в состоянии распорядиться средствами, а дизайн финансирования восстановления Украины стал темой номер один нескольких международных конференций наивысшего уровня и множества меньших дискуссий и публикаций.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Совокупная международная бюджетная помощь Украине в 2022 году составила $27 млрд. Основные страны-доноры — США, ЕС, Германия, Канада, Великобритания. Их вклад составляет треть расходов украинского сводного бюджета-2022 по состоянию на начало ноября. Совокупная потребность в финансировании с февраля превысила 45 млрд дол. США и нехватку средств от международных партнеров перекрыли монетарным финансированием НБУ и внутренними заимствованиями.

Но Украина платит за свою устойчивость большую цену, чем западные партнеры вместе взятые, Украина еженедельно в течение февраля-сентября теряла по $4 млрд стоимости активов, и эта цифра не учитывает начавшееся в октябре и продолжающееся уничтожения гражданской энергетической инфраструктуры.

Финансовую поддержку партнерам нужно сделать еще более системной, обеспечив регулярность, надежность и возможности финансировать срочные потребности в восстановлении и реконструкции прямо сейчас, не дожидаясь окончания боевых действий. Важно стремиться к минимизации эмиссионного финансирования, а также, по возможности, отдавать предпочтение грантовым ресурсам кредитам, даже льготным, так как вместе с экономическим падением рост долга сделает долгосрочные политики восстановления сверхсложными.

При этом безвозвратные средства на реконструкцию могут и должны поступать из источников, связанных с агрессором. Россия должна заплатить средствами своего центробанка или своих олигархов. Последние события дают повод надеяться, что это произойдет, и очередное невозможное станет возможным. Во-первых, необходимо принять законодательство на уровне стран ЕС и других стран-партнеров, которое позволит конфискацию и передачу Украине средств российских олигархов и российского центробанка. Промежуточные решения — инвестирование активов и направление процентов на восстановление Украины, а также заимствование под залог этих активов — также могут иметь место.

3. Страна-кандидат

Если бы не война и устойчивость и настойчивость Украины, 20 лет «Политики Восточного партнерства ЕС» легко превратились бы в 40 лет, а до членства в Евросоюзе ассоциированным странам — Украине, Молдове и Грузии — было бы столь же далеко. Во время войны Украина смогла доказать — она часть Европы, ее архитектуры безопасности. Перспектива членства в ЕС, почти нереалистичная еще несколько лет назад, становится вопросом выполнения набора понятных предпосылок.

Но де факто часть четырех европейских свобод Украина уже получила, с молниеносной скоростью. Помощь беженцам, в сущности, стала выражением свободы движения людей. Украинцы свободны работать и перемещаться в странах ЕС — эту свободу дала директива о временном убежище. Свобода товародвижения частично реализуется посредством освобождения украинских товаров от импортных пошлин, отмены тарифных квот и мер безопасности в отношении товаров из Украины сроком на один год. Украинские электросети стали частью ENTSO-E — European Network of Transmission System Operators for Electricity. Украинские автоперевозчики больше не должны получать специальных разрешений, чтобы ездить по Европе, а украинская железная дорога, вероятно, скоро станет частью европейской сети TEN-T. О подобной скорости не могли даже мечтать в рамках выполнения Соглашения об Ассоциации, которое проложило путь к получению этих свобод, но страдало медленной имплементацией, причем с обеих сторон.

Семь шагов к открытию переговоров о членстве — немедленное и важное домашнее задание для Украины. Но не менее важны другие шаги в сотрудничестве с ЕС, требующие активных действий и переговоров в Брюсселе и других столицах:

  • Нужно попытаться добиться более перманентного статуса отмены импортных пошлин и тарифов для украинских товаров, в идеале получить «промышленный безвиз» (Agreement on conformity assessment and acceptance of industrial products, ACAA) и соглашение о взаимном признании авторизованных экономических операторов на таможне.
  • Следует согласовать взаимное признание профессиональных квалификаций, получить режим внутреннего рынка для почтовых и курьерских перевозок, цифровых услуг, телекоммуникаций.
  • Следует присоединиться к транспортным соглашениям, включая соглашение о совместном авиационном пространстве и внутреннем рынке морских перевозок.

Институционально Украина может и должна сделать все, чтобы прогресс в продвижении к ЕС стал необратимым, и чтобы даже до получения полного членства в Евросоюзе Украина могла пользоваться свободами, позволяющими более глубокую интеграцию.

Показать ещё новости
Радіо NV
X