Твит за $2,9 млн и виртуальный вкус чипсов. Что такое NFT?

13 апреля 2021, 18:00

Если вы следите за интернет-экономикой, вряд ли от вашего внимания ускользнул термин NFT. О так называемых невзаимозаменяемых токенах заговорили повсюду — и начали ими торговать.

В сети продают NFT на картинки, твиты и статьи. Что это: очередной пузырь экономики внимания или революционная технология?

Что происходит

Давайте сначала зафиксируем терминологию. Что же такое NFT? Это невзаимозаменяемый токен, который используют, чтобы продавать цифровые активы. Если играть в аналогии — штрих-коды, которые подтверждают аутентичность купленного вами файла. Или, развивая идею, NFT — расписка о собственности, которая хранится в распределенном хранилище (чаще всего блокчейне Ethereum) и которую невозможно отредактировать по чьему-бы то ни было желанию. Покупая NFT, вы не забираете из свободного оборота предмет, который он описывает — зато формально фиксируете, что являетесь его собственником.

Видео дня

Для интернета это фундаментальная возможность поменять экономическую модель. Токены могут решить проблему, которая преследует любую цифровую медиа-компанию или креатора — как искусственно создавать дефицит в условиях, когда любую работу можно клонировать в два клика. И как зарабатывать там, где раз за разом побеждает дистрибуция бесплатного контента.

Хороший пример такой дилеммы — недавний спор правительства Австралии с интернет-корпорациями. Поисковики и соцсети обязали платить издателям за размещение ссылок на австралийские новостные порталы (в основном принадлежат News Corp. медиамагната Ричарда Мэрдока). Google сразу смогла договориться о компромиссе, а вот Facebook на несколько дней попросту забанил новостные ссылки в австралийском сегменте.

Теперь Facebook может столкнуться с той же проблемой в Канаде, где обсуждают отчисления в пользу издателей за репосты. Намерения правительства понятны — пресса зарабатывает все меньше, а корпорации — больше. Но издания могли бы обратиться к NFT, вместо того, чтобы искать помощи у антимонопольных органов в правительствах. Например, The New York Times уже продала NFT на одну из своих колонок за полмиллиона долларов. Это скорее редкий феномен — но и он показывает, как зарабатывать без платных подписок и рекламы.

NFT меняют представления об авторском праве как таковом. Обычно оно распространялось на сам объект и позволяло скрыть его из публичного доступа или обеспечить эксклюзивное пользование. Теперь все иначе. Автор может сотни и тысячи раз токенизировать свои проекты, хорошо заработать и создать целую нишу для инвестиций. В данном случае автор — не обязательно отдельно взятый художник.

При этом сами по себе NFT — по сути метаданные. В них хранится крайне мало информации: описание предмета торгов и ссылка на первоисточник. Они появились не сегодня. Так называемые "цветные монеты", или биткоины с добавленной информацией, появились в обращении еще в 2012—2013 годах. Но масштабы интереса к технологии несопоставимы — если в 2020 году общий объем торгов с NFT составил $250 млн, то лишь за март 2021-го их продали более чем на $220 млн.

Сумасшедшие цифры. Но еще большее удивление вызывают лоты, которые уходят с виртуальных аукционов. Вот несколько лучших примеров:

  • Глава Twitter Джек Дорси продал свой первый твит как NFT-токен — за $2,9 млн. Деньги пошли на благотворительность.
  • Украинский художник Вася Колотуша создал виртуальный вкус для чипсов Pringles. NFT на анимацию с золотой банкой продают на открытом аукционе — сейчас самая высокая ставка перевалила за $2 тыс.
  • Художник Майк Винкельман, работающий под псевдонимом Beeple, в начале марта выручил за свою работу «Everydays — The First 5 000 Days» космические $69 млн. Торги вел аукцион Christie’s.

Почему все не так просто

Так что, NFT спасут интернет и мир? Не все так просто. Неожиданный момент — влияние NFT на окружающую среду. Как и любые токены, эти нужно майнить, то есть добывать при помощи сложных компьютерных вычислений. Транзакций с токенами требуют еще больше энергии. Как подсчитывает издание Quartz, за жизнь средний NFT-токен выделит 211 килограммов CO2. Немало.

Почему же в таком случае игра стоит свеч? Преимущества, которые дарят NFT, гораздо больше недостатков. Углеродный след или хранение файлов — технологические моменты, а вот поменять принцип работы авторского права и систему авторских отчислений гораздо сложнее.

The New York Times уже продала NFT на одну из своих колонок за полмиллиона долларов

Возьмите хотя бы музыкальную индустрию. Ее лихорадит уже несколько десятков лет — заработки артистов размывает цепочка из лейблов и звукозаписывающих студий. Карантин, который оставил музыкантов без выступлений, только подсветил проблему и напомнил, что даже всесильные стриминг-сервисы — не панацея. С NFT артисту не нужен огромный список посредников — он может напрямую монетизировать свое искусство. Только за февраль 2021 года продажи музыкальных NFT составили $25 млн. Скромное начало — но ничего не мешает технологии масштабироваться и расти.

Это рынок или хайп?

Противоречивая технология, вокруг которой вращаются большие деньги и общественный интерес — звучит как хорошая инвестиционная возможность. Так и есть. Но вкладывать в NFT нужно не так, как в акции или корпоративные бонды.

Главное, что следует понять — токены это предметы культовой экономики. Их стоимость в буквальном смысле зависит от того, насколько известен автор или феномен, который описывает его работа. Можно не сомневаться, что выгодно купленный NFT от Илона Маска будет только расти в цене. Но будут и NFT-однодневки, шансы на перепродажу которых — мизерны. Токены сильнее подсветят вопрос экономической асимметрии. В обиходе он известен просто: «Победитель забирает все, проигравший — остается ни с чем».

NFT — технология, которая снимает тысячелетние барьеры. Исторически, был лишь малый список валют и активов, которые можно было оперативно продавать и покупать без больших транзакционных потерь. Иными словами, золотой слиток легче продать в сжатые сроки за справедливую цену, чем дизайнерскую мебель. Потому что золото — всегда востребованный и универсально признанный актив. Но если вы не торгуете самим товаром, а продаете расписку на владение им, которая меняет собственника за несколько кликов — это другая ситуация.

NFT, в отличие от закрытых биржевых инструментов, доступны каждому. Они позволяют любому автору диктовать правила игры и оставаться на плаву, не закрываясь от широкого круга зрителей. Впервые в истории можно продать саму по себе известность. Проблема лишь в том, что эта шаткая формула держится на коллективном договоре. Если все будут считать, что NFT — это ценно, впереди мир ждут и куда более крупные сделки с невзаимозаменяемыми токенами.

Итоги

Сложно придумать более логичное развитие этого странного периода человеческой истории, чем массовая торговля расписками на блокчейне. Мир окончательно погрузился в экономику внимания, где можно заработать миллионы, создавая вокруг себя мощный информационный фон.

Любой скриншот, текст, анимация или видео внезапно стали потенциальным торговым активом — и любой популярный автор словно нашел под кроватью огромный золотой сундук. NFT будоражат ум не потому, что это экзотическая технология — как видно, ничего отчаянно сложного под ее капотом нет.

Дело в другом. В экономической реальности, которая задыхается от слабого структурного роста и неравенства, внезапно появилась вещь, способная развернуть расклад сил. NFT — не искусство само по себе. Это новый метод создавать инвестиционные продукты, которые будут идти в ногу со временем. Осталось, чтобы эту идею продолжали поддерживать долларом.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X