Страна постоянно растущего инвестиционного потенциала

24 сентября 2018, 15:55

В мире происходит взрыв и революция индустрии инвестиций в еду и агрикультуру (термин "сельское хозяйство" безгранично устарел), а Украина снова оказалась за бортом из-за собственных ошибок, вместо того, чтобы стать глобальным лидером этой трансформации. 

Перспективы индустрии лучше оценивать по уровню заинтересованности профессиональных и институциональных инвесторов. Например, взрыву глобальной индустрии IT предшествовал всплеск интереса инвестиционных фондов к этой индустрии в 90-х годах, который даже привел к пузырю "dot com bubble" 2000 года. Невзирая на лопнувший пузырь, массовый приток "профессионального" капитала породил сегодняшних столпов глобальной экономики - компании, которые возглавляют мировые финансовые рейтинги, капитализация части которых превысила триллион долларов: Apple, Facebook, Amazon и т.д. Неоднократно в инвестиционном мире происходит "самореализующаяся спираль ожиданий", когда пришедший капитал повышает оценки активов, привлекая еще больше капитала и в разы увеличивая стоимость активов, водружая индустрию на рельсы взрывного роста.

Видео дня

С 2004 по 2017 количество профессиональных инвестиционных фондов, фокусирующихся на индустрии еды и агрикультуры, увеличилось в 12 раз, с 38 до 446. Капитал под управлением этих инвесторов превышает $73 млрд.

Если говорить о том, в какие классы активов идет этот капитал - то явные лидеры: агро-земля (43% фондов с фокусом на землю) и растущие частные компании, еще не вышедшие на биржу (32% фондов со стратегией "Private Equity"). Остальные примерно поровну с существенным отставанием.

Львиная доля этих инвестиций приходится на страны Северной Америки (53%), Южной Америки (16%), и Европы (8%).

Вызывает интерес факт, что динамика цен на агро-землю в США за этот же период аналогично демонстрирует взрывной рост, что не свойственно для такого класса "материальных" активов, как земля. Цена гектара в "кукурузном поясе" США (по плодородию сопоставима с Украиной) за период с 2004 до 2017 год выросла с $6 тыс. до $16 тыс. Связано ли это исключительно с увеличением инвестиций специальных фондов сказать сложно, но их частичное влияние на этот рост неоспоримо.

Украина, в контексте глобальной индустрии еды и агрикультуры, имеет все карты на руках, чтобы стать крупнейшим получателем такого капитала: первая страна в Европе по площади чернозема; первое место в мире по экспорту подсолнечного масла (32% мирового экспорта); 3-е место по экспорту кукурузы (8%); 4-е по экспорту ячменя (9%) и 6-е место по экспорту пшеницы (7%). Этот "профессиональный" капитал мог бы стать плацдармом в трансформации украинского агро из экспортера сырья в индустрию, производящую продукты с высокой добавленной стоимостью, не говоря уже просто о притоке капитала в страну. Этого не произошло, как из-за стандартных украинских проблем: игнорирование прав собственности, коррупция, конфликт с Россией; так и из-за некоторых существенных структурных барьеров для инвесторов непосредственно в индустрии: моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения; монополизации некоторых узких мест инфраструктуры и низких квот на украинскую продукцию для рынка ЕС.

Отсутствие рынка земли лишает возможности инвестировать в Украину лидирующую группу глобальных профессиональных инвесторов - фонды по инвестициям в землю. Помимо этого мораторий, а точнее неизвестность по поводу способа его отмены, выбивает из игры и вторые по размеру фонды "Private Equity", т.к. принципы работы фондов не предполагают инвестиции в страну или индустрию, где на инвестиционном горизонте (в среднем 5 лет) предвидятся непредсказуемые изменения базовых условий. Также запрет делает невозможными инвестиции в проекты с долгой окупаемостью, такие как системы орошения, ведь подобные проекты на арендованной земле - безумие.

Монополизм Укрзализныци тормозит развитие частных вагонных операторов и приводит к ежегодной нехватке вагонов для транспортировки агропродукции из зон производства в порты. Соседи Украины - Чехия, Венгрия, Польша и Россия, нашли решение проблемы в приватизации, полностью приватизировали вагонный парк, оставив в управлении только инфраструктуру и локомотивную тягу, либерализовали тарифы на транспортировку. Это привело к приходу частного капитала в компании по управлению вагонными парками, что решило проблему с нехваткой вагонов.

Парадоксально, но договор о зоне свободной торговли с ЕС устанавливает низкие квоты для доступа украинской агропродукции на рынки ЕС. Курятина - показательный пример, где украинские экспортеры выбирают годовые квоты за 4 месяца (по итогам 2016 года). Для обхода этих квот и для доступа к рынку ЕС, такой компании как Мироновский Хлебопродукт пришлось инвестировать в финальную переработку в ЕС, поставляя туда только полуфабрикат. В итоге, инвестиции, которые могли быть сделаны в Украину, достались ЕС.

Подводя итог, можно сказать, что наши собственные ошибки привели к тому, что Украина, невзирая на глобальный всплеск в данной индустрии, за редким исключением не получила инвестиций профессиональных и институциональных инвесторов, фокусирующихся на индустрии еды и агрикультуры. К сожалению, в борьбе за глобальное лидерство в этом секторе, Украина опять за бортом и приходится снова довольствоваться лишь неумолимо растущим потенциалом.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X