Сколько людей потеряли работу в Украине из-за кризиса?

31 июля 2020, 09:40

Сказать точно, сколько людей уже потеряло работу, мы не можем. Но важно учитывать влиятельные факторы — скрытую безработицу и теневую занятость

Намедни Центр экономической стратегии представил данные исследования о ситуации на рынке труда. Одной из самых основательных цифр в нем стало количество скрытых безработных в Украине.

Видео дня

Большинство медиа на следующий день вышли с ошеломительной новостью о 3,1 миллиона скрытых безработных. Речь идет в первую очередь о людях, которые не потеряли работу официально, но были отправлены в неоплачиваемый отпуск, или переведены на частичную занятость.

На самом деле из-за особенностей опросов это только верхний предел оценки скрытой безработицы. По расчетам уровня безработицы видно, что данные социологических опросов дают гораздо более высокие значения, чем данные государственной статистики. Следовательно, можно предположить, что и данные официальной статистики по «скрытой занятости» были бы ниже.

На пике коронакризиса около 3,1 млн украинцев находились в состоянии скрытой безработицы, а это около 17% рабочей силы

Почему скрытая безработица важна и ее нужно учитывать

Скрытая безработица — это когда человека отправляют в неоплачиваемый отпуск за свой счет или в «простой», продолжая выплачивать часть заработной платы, или переводят с полной ставки на частичную. По данным социологических опросов, во время пика коронакризиса уровень скрытой безработицы был высоким, до 3,1 миллиона человек. При анализе данных как текущего кризиса, так и возможных последующих волн, следует не забывать об этой группе, чтобы не преуменьшать масштабы проблем.

Как рассчитывали верхнюю границу скрытой безработицы?

Сначала мы оценили количество людей, которые перешли на частичную занятость. Опросы Info Sapiens показывают, что если в марте лишь 7% от работающих украинцев были заняты неполный рабочий день, то в апреле этот показатель вырос до 20%. Экстраполируя эти цифры на рабочую силу, видим, что количество людей, перешедших от полной к частичной занятости, составляет около 1,9 млн (11% рабочей силы).

Другой формой скрытой безработицы является отправление работников в бессрочный неоплачиваемый отпуск. Если работодатель испытывает неопределенность относительно будущего (например, по продолжительности карантина или глубины экономического кризиса после него), то для него может быть выгодным отправить работников в долгосрочный неоплачиваемый отпуск.

Для оценки используем опросы Kantar Track, согласно которому, по состоянию на вторую половину апреля, 15% украинцев 18−55 лет, проживающих в крупных городах, были отправлены в неоплачиваемый отпуск. Это составляет около 1,2 млн украинцев (только в этой возрастной группе и только в крупных городах, поэтому эта оценка может быть заниженной).

Таким образом, на пике коронакризиса около 3,1 млн украинцев находились в состоянии скрытой безработицы, а это около 17% рабочей силы.

Теневая занятость делает украинцев более уязвимыми к увольнениям

Другая проблема, которая зачастую не прослеживается в официальной статистике — теневая занятость. Люди, которые работают неофициально, не защищены от увольнений, поэтому во время кризиса могут быть уволены первыми. Большая распространенность теневой занятости в секторах, наиболее пострадавших из-за коронакризиса, означает, что люди, которые там работают, являются наиболее уязвимыми. Эти люди находятся в «подвешенном» состоянии, они могут как вернуться к полноценной работе, так и быть уволены, в зависимости от экономической ситуации.

По данным Министерства экономики, в 2019 году 3,5 млн украинцев (19% рабочей силы) работали неформально. Все эти люди пребывают в группе повышенного риска быть уволенными. По данным Нацбанка, неформальная, или теневая, занятость была наиболее распространена в сельском хозяйстве и строительстве (около 60% работали неформально). Также высокий уровень теневой занятости в торговле (около 30%). Это означает, что хотя сельское хозяйство и строительство, на первый взгляд, не пострадали от кризиса, уровень увольнений в этих сферах может быть относительно существенным из-за того, что увольнять работников легко. А работники в сфере торговли пострадали дважды — во-первых, из-за введения ограничений на их работу, во-вторых, потому, что их легче уволить.

В долгосрочной перспективе уменьшение теневой занятости, а также коммуникация рисков теневой занятости для работников должны стать приоритетом.

Сколько украинцев на самом деле потеряли работу — неизвестно

Но скрытая безработица и теневая занятость не единственные проблемы официальных оценок влияния кризиса на рынок занятости. По данным Госстата по количеству наемных работников и по подсчетам ЦЭС, в худший период безработными стали около 368 тыс. украинцев (о коло 2% рабочей силы).

Стоит заметить, что в этих данных отражено лишь менее половины занятого населения (около 7,5 млн из 16,1 млн) и не учтены самозанятые, люди, работающие неофициально, а также госслужащие. Поэтому они отражают лишь нижний предел количества тех, кто потерял работу.

При этом официальные данные по уровню безработицы и уровню скрытой занятости в период карантина до сих пор отсутствуют.

Данные репрезентативных социологических опросов и опросов работодателей указывают на большее количество увольнений. Например, опрос работодателей, проведенный сайтом по поиску работы Robota.ua, указывает на то, что больше всего увольнений планируют работодатели в сфере производства и торговли товарами повседневного спроса — 30% работодателей намерены уволить хотя бы часть работников. Репрезентативный социологический опрос, проведенный компанией Info Sapiens, показывает снижение уровня занятости: в апреле только 43% украинцев работали или были предпринимателями, по сравнению с 52% в марте. Таким образом, уровень занятости снизился на 9 процентных пунктов, и если экстраполировать данные этого опроса на количество взрослого населения Украины, это означает, что 2,8 млн украинцев остались без работы (16% рабочей силы).

Большая разница объясняется разницей между данными. Вероятно, на самом деле количество людей, потерявших работу во время карантина, варьируется где-то посередине. Однако без дополнительных данных трудно сказать, к какой оценке это количество на самом деле ближе.

Как обладать достоверной информацией об увольнениях?

В итоге имеем два важных вывода.

Во-первых, в дискуссиях об экономических потерях от коронакризиса, а также при разработке государственной политики касательно помощи пострадавшим от нее важно не забывать о людях, которые находятся в состоянии «скрытой безработицы» — по расчетам на основе социологических опросов таких людей может быть больше, чем людей, полностью потерявших работу.

Во-вторых, государственная статистика должна собирать данные более оперативно и на уровне недели, а не квартала или месяца, чтобы все же получить ответ на вопрос — «сколько людей потеряли работу из-за кризиса» сразу, а не после того, как кризис уже миновал.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X