Дубогрыз по средам. Новая экономическая политика, ПУМБ приценивается к Идея Банку, скандал в Kyiv Post

11 ноября 2021, 08:18

Главные финансовые события недели и что они означают.

Верховная Рада приняла в первом чтении Госбюджет на 2022 год. Доходы — 1.27 трлн грн, расходы — 1.44 трлн грн, плановый дефицит — 3.25% от ВВП. Сам ожидаемый ВВП — 5.37 трлн грн.

Видео дня

Что здесь интересно. Хорошая новость — Министерству финансов удалось отстоять реалистичные цифры в прогнозе, расходах и доходах. Скорее всего, даже консервативные; вполне возможно, номинальный ВВП-2022 составит даже 5.5−5.6 трлн, из-за более высокой, чем ожидается, инфляции и ускорения экономического роста (сейчас прогноз консервативный — 3.8%). А, значит, планы по доходам будут перевыполнены. Почему это «хорошая новость»? Удалось избежать пересмотра макропрогнозов, а, значит, и увеличения затрат на государство, того самого «бюджета развития». «Снова ‘бюджет выживания', а так хочется денег, извините, развития», — едва ли не прямым текстом сетуют в колонках в прессе депутаты. Проще говоря, если бюджет одобрят во втором чтении и в целом, даже с ростом ВВП тратить деньги на новые, непредусмотренные бюджетом, «хотелки» лидеров политических фракций станет труднее (хотя, конечно, нет ничего невозможного). Ждем второго чтения.

Другой интересный момент — технический или процедурный, и касается отношений с МВФ. Одно из условий сотрудничества Украины с МВФ — постоянное снижение дефицита бюджета. Дефицит-2022 невелик — 3.25%, намного меньше, чем планировалось даже год назад, тогда речь шла о 5% (5.5% на текущий год). Однако важны не только абсолютные значения, а и динамика: дефицит — в процентах к ВВП — должен снижаться. Не факт, что так случится. Даже при ускоренных тратах в ноябре-декабре дефицит бюджета-2021 может быть и меньше 3.2%. Формально это может притормозить процесс получения денег от МВФ: зачем кредитовать тех, у кого растет дефицит. Интересная коллизия.

ПУМБ Рината Ахметова готовится купить Идея Банк у польской группы GetIn. Ожидаемая цена сделки — $50−55 млн. То, что сделка на финальной стадии, подтверждают не только участники рынка, но и топ-менеджеры НБУ и пресс-службы ПУМБа и SCM, холдинговой компании Ахметова.

Почему это интересно? Это уже вторая де-факто объявленная сделка на рынке банковских M&A (слияний и поглощений) за месяц — в конце октября казахская финансовая группа Kaspi сообщила о приобретении БТА Банка. Однако здесь речь идет о покупке не банковской лицензии, как в случае с БТА, а работающего, операционно самостоятельного и прибыльного банка. Идея Банк — один из самых эффективных банков Украины, его показатель CIR (отношение операционных затрат к операционным доходам) — 31%, намного лучше среднего по банковской системе (50%). Этим и обусловлена высокая, как для банковского рынка, оценка — около 1.2−1.25 собственного капитала («мультипликатор P/Book»). Для Укргазбанка, к примеру, аналогичная оценка в начала года составляла 0.5 капитала.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Зачем Ахметову еще один банк? Самый простой ответ: чтобы зарабатывать. Даже в кризисный прошлый год Идея банк заработал достаточно, чтобы выплатить собственникам 200 млн грн дивидендов. На растущем рынке — а украинский рынок мало того, что высокомаржинальный, так еще и бурно растет — прибыль и дивиденды можно, как минимум, удвоить, если не вмешиваться в операционную деятельность банка. Приблизительный расчеты показывают, что инвестиция в 1.4−1.5 млрд грн способна окупиться за 4 — 4.5 года. Доходность намного выше, чем у вложений, к примеру, в ОВГЗ. При наличии такой суммы, инвестиция выглядит резонной и выгодной.

Кадровые ротации в правительстве коснулись Министерства экономики. Первым вице-премьером и министром экономики стала Юлия Свириденко, экс-замглавы Офиса президента. На посту она сменила Алексея Любченко, проработавшего всего пять с небольшим месяцев.

Почему это важно? От главы, точнее, взглядов главы профильного министерства во многом зависит экономическая политика государства. Даже не столько экономическая, сколько регуляторная: Минэкономики логичнее назвать министерством регуляций.

При Айварасе Абромавичусе, к примеру, курс был взят на дерегуляцию и сокращение как функций министерства, так и влияния государства на экономику. При Тимофее Милованове — наоборот, на централизацию функций и контроль над госпредприятиями. Можно привести много других примеров.

Что предлагает Юлия Свириденко? Если очень коротко — курс на поддержку отдельных отраслей (машиностроение, IT, агро, энергетика, строительство) и стимулирование кредитования. Смягчение фискальной и монетарной политик — хорошо, но все-таки это прерогатива других органов власти (Минфин, НБУ, Парламент). Плюс мягкая фискальная и монетарная политики одновременно не всегда возможны. Фактически это очередная смена курса государственной экономической политики — от дерегуляции и равных правил игры к кластерной поддержке. Можно долго дискутировать, правильный ли это путь, однако, вне дискуссий, новая экономическая политика — это реальность, с которой придется считаться. Даст ли она результаты? Сложно сказать. Минэкономики довольно часто меняет руководителей (конкуренцию в этом плане из ключевых министерств может составить разве что МОЗ), а с ними меняется и политика.

Компания JKX Oil&Gas — добывает газ в Полтавской области, а также в России — объявила о делистинге (прекращении торгов своими акциями) на Лондонской бирже. Аргументация: публичность, то есть наличие акций на бирже мешает привлекать инвестиции, деньги будут искать в других местах.

Почему это важно. Акции компании торгуются на Лондонской бирже с 1995 года. Это первая компания с активами в Украине, которая провела первичное размещение за рубежом, на одной из самых ликвидных бирж мира. Задолго до Ferrexpo и МХП. Тогда российских активов у компании не было. И в акционерах не числились бывшие собственники Приватбанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов. Но даже без учета этих факторов приходится признавать — публичность, то есть IPO, SPO, листинг на бирже — не единственный и даже не всегда лучший способ привлекать деньги. Публичность накладывает много обязательств и дорого стоит. А инвесторы на биржах сейчас больше интересуются криптовалютами, инновациями и стартапами, чем операционными компаниями «традиционной экономики». Особенно, когда речь идет о добыче сырья.

Kyiv Post — один из немногих долгожителей на рынке медиа и единственное деловое англоязычное издание — закрывается на неопределенный срок. Издатель и владелец Аднан Киван обещает перезапуск издания на четырех языках, однако сроков не уточняют. Редакция заявляет о давлении собственника и требует либо передать торговую марку Kyiv Post ей, либо продать издание.

При чем здесь финансы? Казалось бы, типичный конфликт, которых в медиа были десятки. Позиция владельца: своим бизнесом распоряжаюсь я. Позиция журналистов: профессия общественно важная, и увольнение редакции и закрытие издания — это атака на независимость и свободу слова. Правы, похоже, обе стороны. Но при чем здесь деньги? Kyiv Post убыточен: ООО БизнесГрупп, которое управляет изданием, в прошлом году получило 10 млн грн чистого убытка, в позапрошлом — 6 млн грн. Это добавляет веса аргументам собственника (при этом ничуть не умаляя аргументов журналистов).

Медийщики, особенно, журналисты, не очень любят разбираться в финансах. Сами же издания, за редким исключением, тоже не спешат публиковать отчетность и информировать сотрудников о том, сколько денег заработано и сколько (и зачем) инвестирует собственник. Это часто приводит к конфликтам, подобным нынешнему: редакции искренне уверены, что делают хорошую работу, собственник недоволен убытками. Возможно, есть смысл публиковать финансовую отчетность СМИ в обязательном порядке, как НБУ обязал банки. По крайней мере, станет понятно, чем руководствуются издатели, принимая подобные жесткие и неприятные всем решения — прибылью от работы медиа, или другими соображениями.

Показать ещё новости
Радіо NV
X