Торги на пальцах: почему рынок электроэнергии не готов к запуску

24 мая, 15:30
Цей матеріал також доступний українською

Как технологии должны были открыть рынок электроэнергии и почему пока ничего не получается

Перенос открытия рынка электроэнергии стал не далекой перспективой, о которой говорили все эксперты рынка, а реальным вызовом. Европейское энергетическое сообщество обеспокоено и подчеркивает готовность принять меры в случае невыполнения условий согласно директивам Третьего энергопакета ЕС. Европе есть чем угрожать. В случае провала запуска рынка Украина не получит макрофинансовую помощь в размере 500 млн евро. Несмотря на то, что НЭК «Укрэнерго» начала тестовые операции на рынке электроэнергии, светлое будущее сомнительно, ведь все тесты проводятся на пальцах.

В Украине до сих пор не существовал рынок электроэнергии, и рынок газа был весьма условным. Происходящие на рынке больше похоже на торги на пальцах. Сделки хранились в Excel, это не требовало покупки и внедрения ИКТ систем (информационно-коммуникационных технологий). Поэтому ИКТ-рынок в сфере украинской энергетики только появляется. На развитие данного рынка сильно влияют 2 процесса. Первый — это открытие рынков электроэнергии и газа, второй — интеграция с рынками Евросоюза. Как результат, объемы операций, которые приходится осуществлять участникам рынка, увеличатся в тысячи раз. Такие объемы сделок уже совершенно невозможно хранить в Excel, для этого нужны специальные системы.

ИКТ системы в энергетике, в основном, применяются в двух областях. Первая область — это создание торговых площадок, например, внедрение балансирующего рынка. Вторая заключается в подключении игроков к уже существующим европейским площадкам. В частности, эту задачу решают ETRM решения. ETRM — это Energy Trading and Risk Man-agement, то есть управление портфелем сделок и рисками.

Однако, есть и более частные случаи, когда внедрение ИКТ систем в энергетике позволяет наладить ключевые бизнес-процессы. Например, добыча газа. ИКТ системы формируют карту газовых месторождений, следят за критериями перспективности, ведут статистику, контролируют объемы газа, его качество и сделки.

В контексте энергетических отношений Украины и России есть решения ключевого значения. Например, управление газовыми хранилищами, которым занимается Укртрансгаз. Россия неоднократно обвиняла Украину в воровстве газа. Украине тяжело доказать, что это не так, потому что нет сертифицированного, прозрачного механизма контроля. Теоретически, можно доказать ложность обвинений, но, как правило, никто детально не смотрит. Несмотря на альтернативные доказательства, требуется сертифицированный механизм, который объективно доказывает правоту стороны.

Еще одним хорошим примером важности ИКТ систем в энергетике является Energy Communication Platform — защищенный стандарт передачи данных между европейскими системными операторами, который сертифицируется независимыми экспертами и используется каждым европейским оператором. Таким образом, появляется механизм коммуникации с другими игроками рынка через защищенный канал. Это упрощает обмен информацией и повышает уровень доверия, что благоприятно влияет на стратегическое партнерство контрагентов.

Немаловажно, что ИКТ предусматривают прозрачность, это обеспечивает аудит-лог и механизм диспута. Участник рынка имеет право и возможность запросить детальную информацию по всем операциям. Например, если я участвовал в аукционе на покупку пропускной способности на границе Украины, через полгода на границе со Словакией, и я проиграл, то, как участник этих торгов, могу затребовать детальную информацию о причинах проигрыша. В некоторых случаях данные деперсонализируются, в некоторых — нет, но система аргументирует решение. Человеческий фактор тут сведен к нулю, что исключает монополии и манипуляции.

Вместе с тем, развития ИКТ систем в украинской энергетике по-прежнему проходит очень медленно. Парадоксально, но стоимость программного обеспечения — меньшая из возникающих из проблем. Основная кроется в законодательстве. Это, к сожалению, проблема, которую мы не смогли перебороть и от которой просто опускаются руки. Дело в том, что это сложные процессы, соответственно занимают много времени, особенно в Украине. Потому что нужно учитывать местную специфику, инерцию, непонимание участников рынка и регулятора. Оператору и игрокам надо учиться на ходу, надо закладывать больше времени, больше ресурсов, в первую очередь, человеческих.

Понимая эту специфику, надо закладывать реальное время. Спросить у экспертов, которые эти системы внедряли в других странах, и кто может сказать, сколько времени надо заложить Украине. Украина же идет от обратного. Мы пошли на поводу у европейского энергетического сообщества, которое поставило Украине условие — внедрить систему и рынок электроэнергии за 2 года. Их аргументация ясна — такие условия, по их мнению, должны были мотивировать Украину на быстрые и эффективные действия. Мы же допустили ряд ошибок, первая из которых — согласие с условиями. А ошибка номер 2 — несвоевременная реакция. Когда стало понятно, что условия невозможно выполнить, был необходим политический консенсус и объективная экспертная оценка процесса, которая бы убедила европейское сообщество в допустимости отсрочки. Уже сейчас в этом плане пошли трещины, ИКТ система по управлению рынком не заработает, ни в коем случае. Соответственно, рынок не откроется нормально. Украина до последней секунды будет говорить «да, мы сделаем», но только говорить. И в результате будет фиаско. Чем всё закончится — система развалится. Как только рынок запустится, он рухнет.

Можно обозначить несколько ключевых проблем в вопросе програмного обеспечения, которые не позволяют рынку электроэнергии открыться согласно закону 1 июля 2019: нет сертификации пройденного тестового режима IT инфраструктуры и отсутствует электронная платформа для проведения аукционов по двусторонним договорам, которые составляют основной сегмент рынка, элементарно правительством даже не утверждена процедура таких аукционов.

Сейчас Украине не стоит ожидать благосклонной реакции Европы на перенос сроков, мы рискуем потерять всякое доверие, а как следствие, финансовую поддержку, ведь похвастаться рассудительным использованием времени и денег Украина не может.

Сейчас важно предпринять действия, которые помогли бы минимизировать репутационные, политические и экономические потери Украины

Сейчас важно предпринять действия, которые помогли бы минимизировать репутационные, политические и экономические потери Украины.

Во-первых, разработать комплексные стратегии устранения проблем в законодательных и экономических аспектах: перекрестное субсидирование, нынешний долг в 36 млрд гривен, монополия на рынке, которая формируется 2 игроками — ДТЭК и Энергоатом, утверждение европейского регламента по мониторингу энергетических рынков, так называемый REMIT regulation.

Во-вторых, для компенсации политических и репутационных рисков важно найти виновных и провести независимую экспертизу о проделанной и непроделанной ими работе с последующими штрафами и санкциями. Это покажет, что ошибка признана и исправлена на всех уровнях, что поможет не допустить это в следующий раз.

В целом, общую готовность энергетического рынка к новым вызовам можно сравнить с протекающей плотиной. Есть человек с ведром, который набирает ведро капелек, протирает тряпкой и начинает заново процесс. Сейчас плотину откроют, что будет делать человек с ведром?

Специально для НВ Бизнес

Больше мнений — в разделе Эксперты НВ Бизнес

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал