Импорт против монополий. Быть или не быть конкуренции на рынке электроэнергии

12 июня, 13:20
Цей матеріал також доступний українською

Просто и понятно о том, что происходит на украинском рынке электроэнергии

Мы часто слышим аргументы, что открытие розничного рынка электроэнергии с января этого года вроде бы подтверждает высокую конкурентность новой модели. Потому что за потребителя соревнуются в честном батле сотни поставщиков электроэнергии. Поэтому и не надо волноваться о цене электроэнергии и на оптовом рынке с 1 июля также.

Кто контролирует рынок электроэнергии сейчас

На рынке уже сотни независимых поставщиков, которые готовы к потерям своих доходов ради платежеспособного клиента. В то же время, где они купят эту электроэнергию, чтобы поставить ее населению и другим потребителям?

На стороне производителей праздник конкуренции будет для очень небольшого круга избранных. Потому что так сложилось за годы нашей независимости, что в руках одной известной частной вертикально интегрированной компании и двух крупных государственных сосредоточилось около 85% всего производства электроэнергии. Причем в сегменте так называемой «базовой энергии» (base load), то есть той, которая потребляется ровным графиком в течение как минимум суток подряд, и должна быть дешевле, две компании (Энергоатом и ДТЭК) производят более 80%. А при покрытии пикового потребления и при балансировке (более дорогая энергия) три компании: ДТЭК, Укргидроэнерго и Центрэнерго контролируют более 90% рынка. А еще есть отдельная торговая зона Бурштынской ТЭС, работающей синхронно с Европой, и там среди национальных производителей ДТЭК единолично контролирует 95% выработки электроэнергии. Приведенные цифры явно выше тех, которые в соответствии с антимонопольным законодательством идентифицируют признаки монопольного положения (три компании или меньше контролируют 50% рынка и более).

Есть ли шанс на конкуренцию

Пути выхода из ситуации делятся на внутренние и внешние. Сейчас предлагается на начальном этапе рынка ограничить цену электроэнергии для таких сегментов: рынок на сутки вперед, внутрисуточный рынок, балансирующий рынок. Ограничения обсуждаются примерно на уровне сегодняшней оптовой рыночной цены или средневзвешенной цены генерации. Кроме того, предлагается возложить на государственные Энергоатом и Укргидроэнерго обязанность продавать значительную часть производимой энергии по последней регулируемой цене (той, что сложилась во втором квартале 2019). Причем, для Энергоатома эта доля может достичь 90−95%.

На первый взгляд, это — рациональная идея, которая сдержит возможный рост цены и даст возможность продолжать поставлять электроэнергию для населения по текущей дотационной цене.

Кстати, вы знали, что сейчас цена энергии как товара для населения в отдельных регионах близка к нулю? Причем, иногда с отрицательной стороны. Если не верите, откройте на сайте НКРЭКУ данные по тарифам на второе полугодие и сделайте простой расчет для, например, Закарпатья. Средневзвешенный тариф для населения (1,06 грн) минус тариф Оператора системы передачи (Укрэнерго) минус тариф оператора системы распределения (часть бывшего облэнерго) минус тариф поставщика универсальных услуг (остальная часть бывшего облэнерго). Удивитесь.

Если все будут продавать или по установленной регулируемой цене на специальных аукционах, либо по «максимально разрешенной», то в чем рынок?

Так вот, предложенные ограничения позволят временно регулировать цены на электроэнергию с точки зрения их невозрастания, но рынка как рынка не будет. Просто не будет. Если все будут продавать или по установленной регулируемой цене на специальных аукционах, либо по «максимально разрешенной», то в чем рынок?

Для устойчивого развития необходимо создать реальную конкуренцию. Не забирать энергию Энергоатома и Укргидроэнерго из конкурентного сегмента, а наоборот, на одной торговой площадке обеспечивать им ценовое противостояние с тепловой генерацией. Ограничивать рыночную власть крупных игроков, вплоть до разделения их на меньшие субъекты в случае необходимости. Если надо кому-то временно компенсировать разницу в ценах, делать это в денежном эквиваленте, а не натуральным хозяйством.

Но имеем такие решения от органов государственной власти, какие имеем. И в любом случае в ближайшее время надо будет совершенствовать модель рынка электроэнергии именно с точки зрения развития конкуренции. А не создавать дополнительные коррупционные риски и возможности непрозрачными и сложными процедурами продажи электроэнергии государственных компаний (по регулируемым ценам в разы ниже рыночных) частным поставщикам в ими же определенных объемах на «уникальной» платформе частной биржи.

И это при том, что в стране есть одна из лучших в мире торговых площадок Прозорро. Продажи, принадлежащая государству.

Иначе зачем вообще внедрять открытые либерализованные рынки, если не для роста конкуренции и снижения цен на товары? Заметьте — не сдерживание роста цены, а именно снижение.

Хотел бы напомнить на собственном примере, что когда мы сломали монополию на поставку трансформаторов в Укрэнерго в 2016 году, количество участников тендеров выросло с 1 плюс 1 фиктивный до 5 реальных. Цена упала в 2,2 раза, только на одной закупке сэкономив потребителям электроэнергии более 1 млрд гривен. А на следующей — еще один миллиард. И без каких-либо регуляторных ограничений цены. Просто не надо воровать.

В любых обстоятельствах я всегда исповедую принцип делать «максимум полезного максимально прозрачно», чтобы нивелировать риски и угрозы. Поэтому прошу обратить внимание, что с 1 июля 2019 в нашу страну становится возможным (наконец) импорт электрической энергии. В условиях, когда наша цена на тепловую генерацию превысила среднеевропейские цены на электроэнергию, импорт может стать пусть и частичным, но решением проблемы дефицита конкуренции.

Текст опубликован с разрешения автора. Оригинал

Больше мнений — в разделе Эксперты НВ Бизнес

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал