Как дела с РРО? Что показали первые два месяца работы, что нужно изменить

5 октября 2020, 09:00

Насколько успешно нововведение и способствует ли детенизации бизнеса?

Субботнее утро началось с сообщения от моего уважаемого друга: «Доброе утро. Фэйсбук взломали или действительно выступаешь за отмену фискализации и кэшбека?».

Далее была дискуссия, обмен позициями, и я понял, что пришло время написать следующую колонку о текущем состоянии, о перспективе, о дальнейших шагах в кассовой тематике. Ибо тема кассовой революции — она не бинарная. Здесь нет «ты за красных или за белых» для специалиста, который хоть ориентировочно знает тематику кассовых аппаратов, а не только слушает пламенные выступления о «потоках контрабанды и негативных явлениях на ФЛП» или «уничтожении малого бизнеса, а ФЛП кормят страну».

Видео дня

Поэтому, давайте внимательно разберемся

С текущим состоянием программных РРО все выглядит прилично. Программные РРО работают, радикальное упрощение произошло, статистика августа и сентября демонстрирует неуклонный рост и количества зарегистрированных РРО (уже более 32 тысяч), и ежедневного количества зарегистрированных чеков (достигает уже 800 тысяч в сутки и продолжает увеличиваться). На рынке появились программные РРО от независимых разработчиков, применение расширяется, не только малый бизнес, но и крупные сети и мощные магазины или переходят на программные РРО, или начинают их применять («детенизуются»).

Конечно, проблемы еще есть. Крупнейшими из них являются, на мой взгляд, следующие.

  • Технические проблемы «Ядра», фискального сервера контролирующего органа. Сбои, простои, в последнее время значительно участились. Одна площадка, один провайдер — так не работает уже даже средний бизнес, не говоря уже о критической инфраструктуре. Не могу понять, почему для инфраструктуры банков у нас есть требования, а к сверхкритической системе фискализации чеков, которая должна работать круглосуточно, непрерывно и продуктивно — нет.
  • Нереализованность обещанного сервиса по фискальному серверу. Нет не только каких-то консолидированных отчетов, даже обычный дневной Х-отчет — до сих пор не реализован.
  • Отсутствие разъяснений по интернет-торговле, никаких. Поэтому, текущее состояние — такое как есть. Надеюсь, все эти проблемы будут решены.

Относительно перспектив и традиционных вопросов «Что делать» и «С чего начать»

Начать надо с обуздания своих амбиций и стремления любой ценой «остаться правым» и «победить». Никакой победы нет ни в том, чтобы «все отменить и забыть навсегда», ни в том, чтобы «внедрить даже такое неработающее». Любой из этих вариантов является полным поражением. И для государства, и для бизнеса, и для общества в целом.

Обуздав амбиции и успокоившись, надо еще раз переформулировать цель, и внимательно проверить — работают ли предложенные механизмы для достижения этой цели, и насколько эти механизмы эффективны.

Дело в том, что существующая форма чека не позволяет получить о проданном товаре никакой конкретной информации. Как можно побороть контрабанду чеками, если в чеке будет указано «Хорошенькая стиральная машинка», «классный смартфон» или «пахучие сигареты» — не может объяснить никто из авторов законодательных изменений. Все эти чеки никак не собираются и не поддаются анализу, разве что каким-то обобщенным глубоким машинным обучением, с фантастическими никому не нужными результатами, вместо точечного обнаружения «левого товара» и его продавца.

Если мы имеем в стране проблему с контрабандой, если мы согласны с тем, что усилиями одной таможни мы эту проблему не преодолеем и нам нужен контроль за продажами импорта внутри страны — ОК, но начать надо не с того, что все выдают какие-то чеки с пустой формой, а с приведения формы чека к такой, которая позволяет контролировать — что именно было продано (и, конечно же, построения аналитической системы, которая позволит всю эту информацию обрабатывать и формировать узкие конкретные векторы в направлении обнаруженного риска).

Мировая практика и уже имеющиеся у нас в стране условия, подсказывают, что самым быстрым и самым действенным путем для взятия под контроль обращения товаров посредством чека — является добавление к чеку уникального кода товара, того, который каждый может найти на упаковке или на бирке, в штрих коде.

Штрих-код (популярный формат — EAN13) содержит в себе все: страну происхождения, конкретного производителя, и уникальный код товара. На кассе почти никогда не вводят название или код товара вручную (разве для булок из собственной пекарни) — в абсолютно подавляющем числе случаев кассир сканирует штрих-код. Почему этот код годами не прибавляется законодателем к форме чека, хотя технически это сделать элементарно, если есть такое большое желание побороться с тенью — невозможно объяснить. Возможно, здесь те же причины, по которым годами все никак не запустится нормальная система с учетом оборота алкоголя через электронные акцизные марки.

Добавив коды, собирая и анализируя их, сравнивая с данными из таможни, можно будет как минимум понять размер беды, а в большинстве случаев — понять, что продается контрабанда. Если огромный сетевой магазин сегодня продает тысячи, десятки тысяч смартфонов, при этом завозя «по-белому» десяток — то при наличии кодов товаров в чеке эта схема мгновенно рухнет.

Существующая форма чека не позволяет получить о проданном товаре никакой конкретной информации

Вторая важная тема — это невыполнение обещаний реализовать стык между платежными системами и налоговой, скорректировать при необходимости форматы, наладить обмен информацией о продажах с оплатой карточками, и освободить от установки кассового аппарата те точки продаж, где нет движения наличности. Здесь надо подчеркнуть, что под наличными имеются в виду бумажные деньги и монеты, а не то определение наличности, которое придумал законодатель, который считает «наличными» и банковскую карточку. Так же, как и с использованием электронной акцизной марки, имеем полную асимметрию: «сложности», «не время», «мы не можем» на стороне государственных органов, с перекладыванием всех проблем на бизнес. «Мы не можем наладить обмен с платежными системами, поэтому устанавливайте РРО» — один из ярких примеров.

Третья сверхважная и очень чувствительная тема — это невыполнение обещаний по реформе контролирующего органа в части методики и организации проверок. Все кассовики — на своих местах, на низком старте. Налоговая не собирается ничего смотреть у себя на серверах, создавать по чекам риск-ориентированные модели, и заниматься своим делом — уплатой налогов. Нет, задача совершенно другая: проверять как хранятся электронные копии чеков штрафовать), проверять отчетность штрафовать), проверять наличные в кассе штрафовать). Последние законодательные новеллы демонстрируют радикальный регресс и по программным РРО.

Концептуально, задачей программного РРО всегда было отправлять чеки, обеспечивать их фискализацию на серверах налоговой. Все. Что сейчас? Программные РРО должны отправлять отчетную и другую информацию, должны сохранять копии чеков, должны печатать чеки за произвольный период по требованию проверяющего, и огромные кучи других ужасных новаций.

Четвертая важная тема — споры вокруг кэшбека. Авторы этих законодательных новаций сами, после принятия новых норм, публично успокаивали общество: «Не волнуйтесь, это же неработающие нормы: пока оформится жалоба, пока пройдет проверка, пока состоятся суды. Никто ничего от того кэшбека не получит». Откровенная, честная позиция. Законодатель понимает, что от этого кэшбека не будет ничего ни бюджету, ни потребителю. Но, главное, будет процесс, в котором налоговик будет «проверять», «выписывать штрафы», «договариваться». Собственно, как и во всех вопросах по РРО — ничего ни бюджету, ни потребителю. Все — касовику из налоговой.

И еще. Даже сама форма введения кэшбека странная. Вместо внедрить его на подакцызе — внедрили для всех товаров, с ограничением «сумма должна быть больше 800 гривен», бережно выводя из-под действия этого кэшбека продавцов левого алкоголя и табачные киоски.

В завершение, пятая тема. Законодатель, получая негативную реакцию на тотальную фискализацию, пытается реагировать. Это вызывает уважение. Вместе с тем, законодатель привлекает к разработке изменений «экспертов», которые проталкивают идеи, которые не только не воспринимаются бизнесом, но уничтожают саму идею детенизации. Программист, консультант, менеджер по третьей группе, даже получая оплату исключительно карточными платежами — должен будет выдавать фискальные чеки. Магазин, набитый контрабандой, но площадью 59 кв. метров — нет, не должен. Строй десяток таких магазинов, нанимай десяток ФЛП, и радуйся жизни. Детенизация, борьба с контрабандой и противодействие измельчению — все в комплекте.

Итак, с чего начать?

Я не сторонник каких-то оппозиционных политических сил, или протестных движений. Но лучшим вариантом сегодня было бы принятие законопроекта 3853−1, возможно с добавлением туда требований по внесению в чеки кодов товаров и номеров акцизных марок (для подакциза), с последующим наведением порядка по всему спектру рисковых товаров, которые уже есть в законе (возможно, следует добавить импортную одежду и обувь). Предоставить наконец обобщающую понятную и приемлемую консультацию — как должна работать интернет-торговля, когда и какие чеки должны быть, как должен работать электронный чек. Прекратить «творчество» областных налоговых, которым предоставление разъяснений должно быть строго запрещено. При совместной работе — эффект будет значительно больше, чем от фискализации программистов и кафе.

Далее, будет реформирована налоговая, касовиков, которые доят бизнес — не будет, заработает аналитика, будет внедрен риск-ориентированный подход не работа «на заказ» или «прочесывание местности»), когда будет выполнено все обещанное — можно будет планировать следующие шаги. В случае необходимости.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X