Как изменение климата влияет на мировой фондовый рынок?

6 августа 2021, 10:40

За четыре года инвестиции в eco-friendly компании выросли до $40 триллионов.

Экология становится приоритетом для мирового сообщества. В подтверждение — очень убедительная цифра. За четыре года — с 2016-го по 2020-й общая стоимость ESG-активов (environmental, social, governance) выросла на $23 триллиона — до $40 триллионов.

Видео дня

Размеры ESG инвестиций у 30 крупнейших управляющих капиталом выросли на 229% по сравнению с 2017 годом и превысили $50 млрд. Треть этой суммы приходится на компании из области зеленой энергетики.

За последние десять лет градус дискуссии о будущем планеты достиг максимума на мировой арене. Главы многих государств единогласны: нужно развивать возобновляемую энергетику, запрещать двигатели внутреннего сгорания (ДВС) в авто, внедрять новейшие технологии по газификации, производству и использованию водорода во многих отраслях.

Парижское соглашение установило ряд экологических целей для борьбы с проблемой изменения климата. Среди ключевых целей: выровнять пропорцию между вредными выбросами и их поглощением к 2050 году и ограничить рост средней температуры по миру до 1.5℃ к 2100-му.

Хорошим примером могут быть компании в солнечной энергетике — Enphase Energy и Sunnova, 5-летний среднегодовой темп роста доходов которых увеличился на 25% и 31%, при росте акций на 9 502% и 1 270% за 5 лет соответственно.

План ЕС под названием Fit for 55 предполагает сокращение выбросов к 2030 году на 55%. США и Китай обязались к тому же времени сократить выбросы на 50% и 65% соответственно. Это не просто заявления. Страны применяют запрещающие и стимулирующие инструменты: запреты на продажу новых автомобилей с ДВС, налоговые льготы при использовании ветряных, солнечных станций и производства водорода, а также прямые бюджетные выплаты при покупке гибридных и полностью электрифицированных авто.

Это напрямую отразилось на финансовых показателях и стоимости акций многих компаний.

Например, компания Vestas, производитель ветряных энергогенераторов, в течение пяти лет увеличивала доходы в среднем на 10% в год. Ее акции за этот период подорожали на 155%.

Выручка производителя ветряных лопастей TPI Composites пять лет росла в среднем на 21% в год, а цены на ее акции за то же время выросли на 158%.

Также хорошим примером могут быть компании в солнечной энергетике — Enphase Energy и Sunnova, 5-летний среднегодовой темп роста доходов которых увеличился на 25% и 31%, при росте акций на 9 502% и 1 270% за 5 лет соответственно.

Капитализация компании Plug Power, которая делает топливные элементы и электролизёры для производства водорода вросла с $1.4 млрд в 2019 году до $25 млрд в 2020-м. Рост стоимости акций компании за пять лет составил 1 398%.

Без жертв не обошлось. Среди пострадавших — поставщики оборудования для нефтегазовой индустрии. У одного из крупнейших производителей — Halliburton — среднегодовое падение за последние 3 года составило 11%, акции упали на 65%. Осознав грустные перспективы, менеджмент компании сфокусировался на развитии технологий по улавливанию выбросов CO2, хранению водорода и ветряной/солнечной энергетики. Надежда на восстановление есть.

Некоторые нефтегазовые компании пострадали от экологических штрафов. С 2000 года BP была оштрафована на сумму превышающую $27 млрд, из них $26 млрд — экологические нарушения. Одни из самых крупных штрафов компания получила за загрязнение воздуха — $660 млн и $408 млн. Marathon Petroleum с 2000 года получили $1.5 млрд штрафов, самый крупный на $425 млн за нарушение Clean Air Act на шести заводах. По той же вине и была оштрафована компания Exxon Mobil, которую обязали выплатить $589 и $302 млн.

Такие технологические перемены и жёсткий контроль со стороны государства подталкивают большие конгломераты к изменениям в собственной операционной деятельности. Традиционные компании трансформируют свой бизнес, чтобы избежать падения интереса со стороны инвесторов.

Ярким примером трансформирующейся компании является Dong, которая в 2017 году продала свой нефтегазовый бизнес и переименовалась в Orsted, при этом полностью сконцентрировавшись на возобновляемой энергетике. Уже в 2019 году датская компания стала крупнейшим в мире производителем энергии с помощью морских ветряных станций.

Siemens провёл спин-офф собственного бизнеса в сфере энергетики, в результате чего образовалась компания Siemens Energy, которая сфокусировалась на тематике водорода, а также развивает технологии в области морских ветряных станций.

В целях ускоренной трансформации устаревающего бизнеса компании выбирают и иной путь — через слияния и поглощения. За последние 5 лет было проведено более 10 крупных поглощений на общую сумму около $10 млрд.

General Electric поглотил LM Wind Power, одного из крупнейших производителей лопастей для ветряных турбин. Цена покупки составила $1.65 млрд. В течение пяти лет доходы General Electric падали из-за снижения спроса на основные продукты компании: турбины и генераторы для производства энергии из угля и газа. Такая сделка для гиганта — вынужденный шаг.

В 2019 году американская энергетическая компания American Electric Power выкупила ветряные активы Sempra за $1.05 млрд.

Многие компании сделкам M&A предпочли партнёрство и стратегических союзы. Международная химическая компания Linde сформировала совместное предприятие с ITM Power по производству зелёного водорода. Кроме этого, Linde объединились с Siemens Energy для создания комплексного решения по декарбонизации для нефтехимической индустрии.

Энергетическая корпорация Chevron в 2020 году объединилась с канадским конгломератом Algonquin Power & Utilities для совместной разработки проектов по возобновляемой энергетике.

Процессы ускоряются. Теперь однозначно можно сказать: выиграет не самый сильный, а наиболее адаптивный. А инвесторы его поддержат — миллиардом-другим.

Слушайте подкаст на эту тему

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X